ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Необходимые монстры
Академия Грейс
Лучшая неделя Мэй
Монах, который продал свой «феррари»
Преступное венчание
Свой, чужой, родной
Возрождение
Царство мертвых
Чертов нахал

Как и предупреждал Джемнон, Тарзан ничего интересного здесь не увидел. Разработки были открытыми, сама золотая жила лежала практически на поверхности и была такая богатая, что всего несколько рабов, орудующих грубыми ломами и кирками, обеспечивали казну Катны огромным количеством драгоценного металла. Но не копи и не золото влекли Тарзана. Ведь он обещал Хафиму послать весточку его брату, и именно потому он предложил Джемнону показать ему золотые копи.

Он шел среди работающих рабов, делая вид, что внимательно рассматривает копи. Наконец ему удалось удалиться на достаточное расстояние от Джемнона и воинов, которые охраняли рабов.

– Кто из вас Ниака? – спросил он на языке галла, снизив голос до шепота.

Чернокожий раб взглянул на него с удивлением, но, увидев предупреждающий жест Тарзана, снова наклонил голову и тихо ответил:

– Вон тот большой раб справа от меня и есть Ниака. Он наш старший, видишь, он не работает.

Тарзан двинулся к Ниаке и, когда очутился возле него, наклонился, как будто его очень заинтересовала золотая жила, которая лежала прямо у его ног.

– Слушай, – прошептал Тарзан, – я хочу тебе передать весть от брата Хафима, но никому не говори, что я беседовал с тобой. Твой брат Хафим убежал из Катны.

– Как? – выдохнул Ниака.

Тарзан вкратце рассказал ему о большой охоте в джунглях.

– Значит, это ты спас его? – спросил раб. Человек-обезьяна кивнул.

– Я только несчастный раб, – сказал Ниака, – а ты могущественный аристократ – я не сомневаюсь в этом. Я никогда не смогу отблагодарить тебя. Но если тебе когда-нибудь понадобится услуга, которую может выполнить Ниака, ты только скажи, и я отдам свою жизнь, чтобы помочь тебе. В этой маленькой хижине я живу вместе со своей женщиной. Если ты захочешь увидеть меня, ты всегда найдешь меня здесь.

– Я не прошу вознаграждения за то, что сделал, – ответил Тарзан, – но я запомню, где ты живешь – никто не знает, что нас ожидает в будущем.

И человек-обезьяна оставил Ниаку и присоединился к Джемнону. Вскоре они завершили осмотр и направились назад, в город.

Между тем в это время в королевском дворце Немона совершала утренний туалет. Внезапно вошел старый Томос и опустился перед королевой на колени.

– Что случилось? – спросила она требовательно. – Неужели это настолько неотложное дело, что я должна прерывать свой туалет?

– Да, ваше величество, – ответил советник, – я умоляю вас отослать рабов. То, что я хочу сказать, предназначено только для вас одной.

Четыре девушки-негритянки обрабатывали ногти Немоны на каждой руке и ноге одновременно. Белая рабыня причесывала ее волосы. Удалив рабынь из своих апартаментов, королева повернулась лицом к советнику и спросила:

– Хорошо, так в чем дело?

– Ваше величество уже давно сомневается в верности Тудоса, – напомнил ей Томос. – В интересах трона и ради вашего благополучия и безопасности я постоянно слежу за действиями этого могущественного врага. Воодушевленный любовью и преданностью к вам, благородный Эрот, мой самый честный и надежный агент и союзник, достал интересные сведения, с которыми я хотел бы вас ознакомить.

Немона нетерпеливо топнула сандалией по мозаичному полу.

– Быстрее заканчивай это предисловие и говори то, что хотел сказать, – резко приказала она, потому что не любила Томоса и даже не пыталась этого скрывать.

– Вкратце это выглядит так. Джемнон с Тудосом замышляют заговор против вас, надеясь, без всяких сомнений, в качестве вознаграждения получить от Тудоса в жены его прекрасную дочь.

– Подлая девка! – закричала Немона. – Кто сказал, что она прекрасна?

– Эрот сказал мне, что Джемнон и Тудос считают ее самой красивой женщиной в мире, – ответил Томос.

– Невероятно! Разве Эрот видел ее?

– Да, ваше величество, он ее видел.

– Что говорит Эрот?

– Она действительно прекрасна, – ответил советник. – Кое-кто думает так же, – добавил он.

– Кто именно?

– Тот, кто был втянут в заговор против вас.

– Кого ты имеешь в виду? Ну, говори! Я знаю твои грязные мысли. Ты только и мечтаешь о том, как бы причинить мне боль.

– Ваше величество, вы плохо думаете обо мне! – воскликнул Томос. – Мои мысли направлены только на то, чтобы сделать счастливой мою любимую королеву.

– Твои слова полны омерзительной лжи, – презрительно усмехнулась королева. – Однако говори по существу, у меня нет времени выслушивать твою болтовню.

– Я просто боюсь произнести имя человека, потому что оно больно ранит ваше величество, – сказал Томос с ухмылкой. – Но, если вы настаиваете, пожалуйста, – это чужеземец, которого зовут Тарзан.

Немона выпрямилась.

– Что за гнусную ложь ты сочиняешь с Мдузой? – резко сказала она.

– Это не ложь, ваше величество. Прошлой ночью, очень поздно, мои люди видели, как Тарзан и Джемнон выходили из дома Тудоса. Эрот, скрываясь в тени деревьев, следил за ними. Он видел, как они вошли туда и затем, пробыв там довольно долго, вышли. Эрот говорит, что они ссорились из-за Дории, и считает, что Джемнон хочет убить Тарзана из ревности.

Молча слушала Томоса Немона, лишь лицо ее побледнело и вытянулось от сдерживаемой ярости.

– Кто-то должен умереть, – едва слышно произнесла королева. – Уходи!

Довольный достигнутым результатом, он стал размышлять над словами королевы. Было не ясно, кто должен умереть. Хотя, по всей вероятности, Немона имела в виду Тарзана – что совпадало с желанием Томоса, – но возможно, королева подразумевала другого человека.

Почти наступил полдень, когда Тарзан и Джемнон вернулись в город. Охраняемые отрядом воинов, они отправились во дворец, где Тарзана немедленно провели к королеве.

– Где ты сейчас был? – спросила она грозно. Тарзан посмотрел на нее с удивлением, затем улыбнулся.

– Я смотрел Шахту Восходящего Солнца.

– А где ты был прошлой ночью?

– В доме Джемнона.

– Ты был с Дорией?

– Нет, – ответил Тарзан, – там я был в предыдущую ночь.

Тарзан был удивлен выдвинутым против него обвинением и тем, что она знает обо всем, но не позволил себе расслабиться и показать Немоне своего удивления. Теперь он заботился уже не о себе, а о Дории и Джемноне, обдумывая план, как защитить их. Очевидно, Немона уже знает о его визите в дом Тудоса: враги сообщили ей об этом. Поэтому не имело смысла отпираться, это только увеличило бы подозрения Немоны. И действительно, откровенный ответ Тарзана был воспринят королевой довольно спокойно.

– Почему ты вошел в дом Тудоса? – спросила она.

– Видишь ли, Джемнон боится, чтобы я не сбежал, чтобы со мной не произошло чего-нибудь. Поэтому он берет меня с собой повсюду, куда идет сам. Для него это очень обременительно, Немона, и поэтому я вынужден просить, чтобы ты назначила хоть на какое-то время другого человека, который будет присматривать за мной.

– Поговорим об этом позже, – ответила королева. – А теперь скажи, зачем Джемнон ходил в дом Тудоса? Человек-обезьяна улыбнулся.

– Разве такой глупый вопрос может задавать женщина! – воскликнул он. – Джемнон любит Дорию. Я думал, вся Катна об этом знает, тем более что сам он старается рассказать об этом всем своим друзьям.

– Ты уверен, что именно он любит Дорию, а не ты? Тарзан посмотрел на нее с явным презрением.

– Не говори глупости, Немона, – сказал он. – Я не люблю неумных женщин.

Королева Катны опешила. За всю свою жизнь она ни разу не слышала, чтобы кто-нибудь разговаривал с ней в таком тоне и в таких выражениях. На какое-то время она даже потеряла дар речи, но в тот же миг пришло внезапное озарение – то, что в последние часы мучило ее и терзало мозг подозрениями и ревностью, – неправда! Тарзан не любит Дорию! Однако она вынуждена была признаться самой себе, что безразличие Тарзана к ней и к ее гневу увеличили ее уважение к этому молодому дикарю, сделали его еще более желанным. Она еще никогда не встречала мужчины, который бы имел такую власть над нею. И вот он стоит совсем близко, но – странно! – кажется, он вовсе и не думает использовать свою непостижимую власть.

32
{"b":"3382","o":1}