ЛитМир - Электронная Библиотека

– Клянусь огромными клыками Тооса! – воскликнул Фобек. – Ты помог мне избежать смерти.

– Ты ждал меня? – единственное, что сказал ему Тарзан.

– Но не с небес, – заметил Фобек. – Однако ты здесь, и это главное. Теперь я скажу тебе больше, чем тогда, когда просил тебя прийти сюда. За это время я узнал много интересного.

– Я слушаю, – сказал Тарзан.

– Служанка королевы подслушала разговор между Немоной и Томосом, – начал Фобек. – Томос обвинил тебя, Джемнона и Тудоса в заговоре против нее. Эрот следил за тобой и видел, что ты с Джемноном надолго задержались в доме Тудоса несколько дней назад. Под каким-то предлогом ему также удалось проникнуть в дом Тудоса в следующий вечер, и он видел Дорию, дочь Тудоса. Томас сказал, что Дория очень красива и что ты любишь ее.

Немона еще не уверена, что ты любишь Дорию, но, чтобы обезопасить себя от соперницы, она приказала Томосу схватить девушку и заточить ее в храме до тех пор, пока будет решаться ее судьба. Она может убить ее, а может быть, решит только обезобразить ее.

А теперь слушай внимательно. Если ты дашь Немоне хоть малейший намек на то, что ты обдумываешь заговор против нее или что тебе нравится Дория, она прикажет убить тебя. Все, что я смог сделать, – это только предупредить тебя.

– Ты уже один раз предупредил меня, не так ли? – спросил Тарзан.

– Да, это был я, – ответил Фобек.

Почему ты это делаешь для меня? – спросил человек-обезьяна.

– Потому что я обязан тебе своей жизнью, – ответил воин, – и потому, что я вижу перед собой мужчину, когда смотрю на тебя. Если человек может поднять Фобека и метнуть его, словно ребенка, на трибуны, Фобек хочет быть его рабом.

Я могу только поблагодарить тебя, Фобек, за все, что ты сказал мне, – промолвил Тарзан. – А теперь скажи мне вот еще что. Если Дория в храме, то где она может сейчас находиться?

Трудно сказать. Алекстара держат в подземелье, но на втором и на третьем этажах есть такие комнаты, где могут содержаться женщины.

Ты можешь поклясться, что она арестована?

Клянусь! – ответил Фобек.

– Хорошо. Ты больше ничего не хочешь мне сказать?

– Нет, я все сказал.

– Тогда я возвращусь к Джемнону и предупрежу его. Возможно, мы найдем способ усмирить Немону или перехитрить ее.

– И то, и другое сделать очень трудно, – промолвил Фобек. – Итак, прощай и будь счастлив.

Тарзан в мгновение ока вскочил на дерево, раскинувшее свои ветви над головой Фобека, и исчез в сумраке ночи. Изумленный, как и в первый раз, воин лишь покачал головой и направился в помещение охраны храма.

Человек-обезьяна вернулся в свою комнату той же дорогой, что и пришел, и немедленно отправился в большую комнату, где обычно собиралось и проводило вечера все семейство. Сейчас там были только отец и мать Джемнона. Узнав, что его друга вызвали во дворец вскоре после его ухода, Тарзан остался в зале со стариками ожидать его прихода. То, что рассказал ему Фобек, внушало тревогу, однако он не хотел делиться услышанным.

Почти целый час просидели они в гостиной. Вдруг до их слуха донеслись удары в ворота, и через несколько минут в комнату вошел раб и доложил, что какой-то воин хочет поговорить с Тарзаном о деле, не терпящем отлагательств.

Человек-обезьяна поднялся.

– Я выйду и поговорю с ним, – сказал он.

– Будь осторожен, – предупредил его отец Джемнона, – у тебя немало опасных врагов, которые мечтают о твоей смерти.

– Я буду осторожен, – заверил его Тарзан и вышел вслед за рабом из гостиной.

Возле ворот, рядом с воинами, охранявшими дом, стоял задержанный ими человек огромного роста. Тарзан сразу узнал его – это был Фобек.

– Я должен поговорить с тобой с глазу на глаз и немедленно, – сказал он.

– Это мой приятель, – сказал Тарзан воинам, – впустите его в сад, там я переговорю с ним.

Когда они отошли на небольшое расстояние от воинов, Тарзан спросил Фобека:

– В чем дело? Ты принес плохие вести?

– Очень плохие, – ответил Фобек. – Джемнон, Тудос и многие их друзья арестованы и находятся сейчас в подземной темнице во дворце. Дория схвачена и посажена в камеру в храме. Я уже не думал, что увижу тебя на свободе. Ты должен использовать расположение Немоны в своих интересах. Если можешь убежать из Катны, сделай это немедленно. Помни, что настроение королевы может измениться в любой момент, она изменчива и капризна.

– Спасибо тебе, Фобек, – сказал властелин джунглей, – а теперь возвращайся к себе, пока тебя не заподозрили в заговоре.

– А ты убежишь? – спросил воин.

– Я не могу убежать, пока не сделаю все возможное, чтобы помочь своему другу Джемнону.

– Теперь уже ему никто не поможет. Все, что ты можешь сделать, – это и самому попасть в беду.

– И все же я попытаюсь. А теперь до свидания, мой друг, но прежде, чем уйдешь, скажи мне, в какой комнате находится Дория.

– На третьем этаже с тыльной стороны храма, как раз над тем входом, где я ожидал тебя вечером.

Тарзан провел Фобека до ворот и вывел его на улицу.

– Куда ты идешь теперь? – спросил воин.

– Во дворец.

– Ты сошел с ума, – пытался остановить его Фобек, но человек-обезьяна уже оставил его и быстро двигался по улице, ведущей во дворец.

Было очень поздно, но дворцовая стража хорошо знала Тарзана, а когда он сказал, что его вызвала Немона, его тут же впустили. Быстро он достиг приемной, через которую ходил в апартаменты королевы. Однако благородный, несший службу в приемной, не пропустил Тарзана, сославшись на слишком поздний час.

– Доложи королеве, что пришел Тарзан, – настаивал властелин джунглей.

– Я не смею ее тревожить, – произнес благородный, волнуясь; он боялся разгневать Немону, если разбудит ее, и в то же время не желал портить отношения с ее новым фаворитом.

– Зато я смею, – сказал Тарзан и шагнул к двери, которая вела в гостиную Слоновой Кости, где Немона обычно принимала его.

Благородный попытался преградить ему путь, но человек-обезьяна оттолкнул его в сторону и попробовал открыть дверь, но она не поддавалась, так как была заперта с другой стороны. Тогда он ударил кулаком по отполированной поверхности.

Громовым рыком ответил на этот удар Белтар, и через несколько мгновений за дверью послышался испуганный женский голос:

– Кто там? Королева спит. Кто осмелился тревожить ее?

– Пойди и разбуди ее! – закричал Тарзан. – Скажи ей, что ее немедленно хочет видеть Тарзан!

– Я боюсь, – ответила девушка. – Королева будет недовольна. Лучше ты сейчас уходи, увидишь ее завтра утром.

Затем за дверью раздался другой голос:

– Кто это посмел стучать в дверь Немоны в такое время?

– Это благородный Тарзан, – ответила девушка-рабыня.

– Отопри засов и впусти его, – приказала Немона, и, как только дверь открылась, Тарзан шагнул в комнату Слоновой Кости, так знакомую ему.

Королева стояла в центре комнаты, повернувшись лицом к нему. Чудесные волны волос струились по ее плечам, легкий румянец покрывал ее щеки. Очевидно, она только что поднялась с постели и, прежде чем войти в гостиную, набросила на себя легкий шарф. Она была прекрасна. Глаза ее излучали таинственный, манящий свет. Приказав рабыне запереть дверь и удалиться, она пошла к дивану, приглашая за собой Тарзана. Немона присела на мягкие подушки и жестом приказала Тарзану сесть возле себя.

– Я очень рада, что ты пришел, – сказала она. – Я не могла заснуть, все думала о тебе. Но скажи мне, почему ты пришел? Ты тоже думал обо мне?

– Да, я думал о тебе, Немона, – ответил человек-обезьяна. – Я думал, что ты, возможно, поможешь мне, да, ты поможешь мне, я уверен.

– Ты только просишь, – сказала Немона мягко. – Нет ничего на свете, чего бы не сделала Немона, если ты просишь.

Тусклое, колеблющееся пламя единственного факела не могло осветить сумрак помещения, в дальнем конце которого сверкали желто-зеленые глаза Белтара, подобно двум свечам дьявола, освещающим преисподнюю.

Все смешалось в этой комнате: острый специфический запах льва-людоеда, тонкий аромат ладана и чарующее благоухание прекрасного тела молодой женщины.

35
{"b":"3382","o":1}