ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что сделают со мной? – спросила девушка.

– Немона приказала бросить тебя в Ксаратор, – ответил Эрот. – Тебя завернут в те же шкуры, на которых ты сейчас лежишь. Мой самый лучший советник Томос послал меня сюда, чтобы я завернул тебя в эти шкуры. Однако сначала давай весело проведем эту последнюю для тебя ночь. Будь щедра, и, возможно, мне удастся отвратить наказание, которое Немона назначит для твоего отца и любовника. По крайней мере, она разрешила им жить до завтра, так что они увидят твою смерть. Это придумала Немона. – Он грубо рассмеялся. – Проклятая кошка! Скорее бы дьявол прибрал ее к себе!

– У тебя даже не хватает совести быть благодарным, – сказала Дория презрительно. – Королева осыпала тебя милостями, дала власть и богатство. Просто уму непостижимо, как можно быть таким подлым.

Эрот рассмеялся.

– Завтра ты умрешь, – сказал он, – поэтому какая разница, что ты думаешь обо мне? А теперь ты должна подарить мне любовь вопреки своему сердцу, которое наполнено ненавистью. В мире ничего больше нет, кроме ненависти и любви. Ненависть и любовь. Два самых сильных и прекрасных чувства, которые подарил нам великий Тоос. Давай же выпьем их до дна.

Он подошел и стал возле нее на колени, а затем поднял ее и осыпал лицо поцелуями. Она пыталась сопротивляться, но веревки мешали ей, она была беззащитна перед ним. Страсть Эрота возрастала, по мере того как он освобождал ее ноги от веревок.

– Ты красивее Немоны! – хрипло воскликнул он и прижал ее к себе.

Вдруг со стороны окна послышался глухой рев. Эрот оторвал свои губы от нежной шеи Дории и испуганно посмотрел туда, откуда доносилось рычание. Его лицо покрылось мертвенной бледностью. Он вскочил на ноги и бросился к двери – его трусливое сердце от ужаса едва не вырвалось из груди.

Ранним утром следующего дня был составлен кортеж, который должен был сопровождать обреченную на смерть Дорию к Ксаратору, так как вулкан располагался в шестнадцати милях от города Катны в горах, которые начинались сразу за долиной Онтар. Возглавляла процессию колесница с Немоной, которую тянули королевские львы. Сотни рабов держали в руках факелы, которые они рассчитывали зажечь на обратном пути, когда наступит ночь.

Рядом с колесницей королевы должен был идти Томос. Он был очень взволнован известием о смерти Мдузы. Его охватил ужасный страх – ведь теперь некому было заступиться за него перед своенравной королевой.

– Где Тарзан? – резко спросила его Немона.

– Не знаю, ваше величество, – ответил Томос, – я не видел его.

Она зло посмотрела на него.

– Не лги мне! – Ее слова прозвучали как удар бича. – Ты знаешь, где он, и, не дай Бог, если с ним что-нибудь случится, – я брошу тебя в львиную яму.

– Но, ваше величество! – воскликнул Томос. – Я действительно ничего не знаю о нем. Я не видел его с тех пор, как мы вчера ушли из храма.

– Найди его! – угрюмо приказала Немона. – Он отсутствует довольно долго, а Немона не привыкла ждать.

– Но, ваше величество… – начал Томос снова.

– Найди его! – прервала советника Немона.

– Но…

– А вот и он! – воскликнула Немона, увидев, что Тарзан пересекает улицу по направлению к ней.

Томос вздохнул с облегчением и смахнул с лица крупные капли пота. Он не любил Тарзана, но еще ни разу в жизни так не радовался, как сейчас, видя своего врага живым и невредимым.

– Ты опоздал, – сказала Немона, когда Тарзан занял свое место рядом с ее колесницей. Властелин джунглей учтиво промолчал.

– Не думала я, что ты можешь опоздать, – продолжала она с легкой иронией.

– Если ты возложишь ответственность за мою безопасность на Эрота, как я предлагал, то, возможно, он будет приводить меня вовремя.

Немона как будто не слышала замечания Тарзана и повернулась к Томосу.

– Мы готовы, – сказала она.

По приказу советника трубач, стоявший рядом с ним, дал сигнал. Длинная процессия медленно пришла в движение и, подобно огромной змее, поползла к Золотому мосту. Столпившиеся с обеих сторон процессии жители города двинулись вместе с ней: женщины и дети несли узлы и котомки с пищей, мужчины держали оружие. Шествие к Ксаратору всегда было большим событием в жизни города, потому что люди имели возможность пройти вдоль долины Онтар, где ревели дикие львы и где каждую минуту можно было ожидать нападения со стороны жителей Атны, словом, этот марш являлся и прогулкой, и военной вылазкой одновременно.

За золотой колесницей королевы следовала грубая повозка, на которой лежал огромный сверток, завернутый в львиные шкуры. К повозке были прикованы Тудос и Джемнон. За ними шла целая сотня колесниц, которыми управляли одетые в доспехи благородные. Другая группа пеших благородных окружила колесницу Немоны.

Во главе процессии шли колонны воинов, а замыкали ее боевые львы Катны, а также боевые львы королевы. Надзиратели держали их на золотых поводьях, а гордые представители самых древних аристократических семей маршировали рядом с ними.

Дикая, первобытная красота этой сцены произвела глубокое впечатление даже на человека-обезьяну, хотя внешне он не обнаружил никакого интереса к этому. Он спокойно шествовал возле колесницы Немоны, которую тянули восемь львов, еле сдерживаемых в узде двадцатью четырьмя чернокожими великанами-рабами, одетыми в красные с золотым шитьем туники.

После того как процессия вышла из города и, миновав Золотой мост, начала медленно вытягиваться по дороге, ведущей на север к Полю Львов, до ушей Тарзана стали долетать обрывки разговоров жителей Катны:

– Здесь и чужеземец, победивший Фобека.

– Да, он заменил Эрота в совете.

– Теперь он фаворит королевы. Скоро и он станет таким – все они одинаковы, когда дорываются до власти и богатства.

– А где Эрот?

– Думаю, что королева уже предала его смерти.

– Ходят слухи, что Мдуза умерла.

– Да, она умерла. Муж моей сестры служит во дворце, он и сказал об этом.

– Что такое?

– Мдуза умерла! Наверное, Тоос внял нашим молитвам.

– Вы слышали? Мдуза умерла.

Эта весть волной прокатилась по людскому потоку, всюду вызывая ликующие возгласы: «Мдуза умерла!»

Безусловно, эти восклицания не остались не услышанными королевой, однако она всем своим видом показывала, что не придает им ни малейшего значения. Она сидела гордо выпрямившись и пристально глядя вперед. Что происходило сейчас в ее душе, какие страсти таились под этой холодной маской, не дано было никому знать. Прикованные цепями к повозке, за нею шли двое ее врагов, остальные были в тюрьме. Девушка, посмевшая соревноваться с нею в красоте, лежала без признаков жизни в кожаном мешке, ее постигло суровое возмездие. Мужчина, которого она любила, идет рядом с ней. Немона должна быть счастлива, но она не испытывала счастья.

Солнце поднялось уже довольно высоко и беспощадно обрушило свои раскаленные лучи на головы людей, идущих в процессии. Рабы распахнули зонт и подняли его над головой королевы, другие же отгоняли насекомых привязанными к длинным шестам львиными хвостами, которыми они размахивали с обеих сторон королевской колесницы.

Немона вздохнула и повернулась к Тарзану.

– Почему ты опоздал? – спросила она.

– Нет ничего странного в том, что я проспал, – ответил человек-обезьяна, – было очень поздно, когда я ушел из дворца, да к тому же, поскольку ты бросила в тюрьму Джемнона, было просто некому разбудить меня.

– Если бы ты хотел увидеть меня снова так, как я этого хочу, ты бы никогда не опоздал.

– Я стремился сюда так же, как и ты, – ответил Тарзан.

– Ты никогда не видел Ксаратора? – спросила Немона.

– Нет.

– Это святая гора, воздвигнутая Тоосом для врагов королей и королев Катны. В целом мире ты не найдешь другой такой горы.

– Я с большим удовольствием посмотрю на нее, – весело заметил человек-обезьяна.

В это время процессия подошла к развилке.

– Дорога, которая ведет вправо, проходит через Тропу Воителей и достигает долины Тенар, – объяснила Немона. – Когда-нибудь я пошлю тебя в набег на Тенар и ты принесешь мне голову одного из самых знаменитых воинов Атны.

37
{"b":"3382","o":1}