ЛитМир - Электронная Библиотека

– Приведите охотничьего льва, чтобы он обнюхал жертву!

Толпа воинов и благородных расступилась: в проходе появился огромный лев в золоченой упряжи, которого еле сдерживали восемь рабов. Рычащий хищник бросался из стороны в сторону, стремясь схватить надзирателя или одного из зевак.

Дьявол с горящими глазами приблизился к колеснице Немоны, но он все еще был на значительном расстоянии от Тарзана, когда последний заметил белый клок волос в его гриве. Это был Белтар!

Немона пристально смотрела на Тарзана, пытаясь прочесть на его лице признаки волнения, но безуспешно.

– Разве ты не узнал его? – спросила королева.

– Конечно, узнал, – ответил Тарзан спокойно.

– И ты не испугался?

– Почему я должен был испугаться? – и он посмотрел на нее с удивлением.

Немона гневно топнула ногой, думая, что он просто притворяется. Как она могла догадаться, что Тарзан из племени обезьян не понимал значения слова «страх»?

– Приготовиться к большой охоте! – приказала Немона, поворачиваясь к благородному, который стоял рядом с воином недалеко от королевы и слышал ее разговор.

Воины, державшие Тарзана на цепях, побежали вместе с жертвой вперед и сняли золотые цепи, которые крепились к золотому воротнику, затем вернулись к колеснице, а Тарзан прошел дальше еще на несколько ярдов.

Затем надзиратели подвели Белтара к властелину джунглей и придержали его на несколько минут возле жертвы. Кровожадный зверь узнал человека-обезьяну и впал в ярость. Восемь человек едва удерживали его.

Вооруженные копьями воины образовали широкий проход, начинающийся от колесницы Немоны. Они плотно стояли по обе стороны этого широкого коридора, повернувшись лицом вовнутрь. Их вытянутые копья образовали колючую стальную стену – на тот случай, если лев не захочет гнаться за жертвой и ринется на людей, стоящих по сторонам. За воинами, вытягивая шеи, столпились горожане, пытаясь занять удобное положение, чтобы увидеть весь спектакль.

К Тарзану подошел благородный. Это был Фордос, отец Джемнона, капитан группы благородных, следящих за выполнением правил охоты в Катне. Он подошел довольно близко к человеку-обезьяне и сказал шепотом:

– Я очень сожалею, что участвую в этой охоте, но мое положение требует этого. – Затем произнес громко: – Представляю вам правила большой охоты Немоны, королевы Катны. Жертва должна идти на север по центру коридора между воинами. Когда он сделает сто шагов, надзиратели должны отпустить охотничьего льва Белтара. Никому не дозволено бросать камни в льва и помогать жертве. За ослушание – смерть! Когда зверь уничтожит жертву и насытится, надзиратели, сопровождаемые воинами, должны возвратить льва на место.

Затем он обратился к Тарзану:

– Ты должен бежать прямо на север, пока тебя не настигнет Белтар.

– А если я убегу? – спросил человек-обезьяна. – Я получу свободу или нет?

Фордос грустно покачал головой.

– Ты не убежишь от него, – сказал он. Затем он повернулся к королеве и опустился на колени: – Все готово, ваше величество. Можно начинать охоту.

Немона быстро посмотрела вокруг. Она увидела, что воины расположены правильно и что, если лев повернет назад, она будет защищена. Неподалеку стояли рабы с огромной сеткой, которой они собирались ловить льва, когда охота закончится. Королева да и сами рабы сознавали, что некоторые из них не вернутся живыми в Катну, но это придавало еще больше интереса и волнения в этот день большой охоты. Она кивнула головой Фордосу:

– Пусть лев обнюхает жертву еще раз, затем начинайте охоту.

Рабы, удерживавшие Белтара, чуть-чуть ослабили веревки и позволили ему приблизиться к человеку-обезьяне; к ним на помощь пришли еще двенадцать человек, чтобы удержать его и предотвратить нападение льва на жертву.

Немона нетерпеливо подалась вперед, ее глаза остановились на людоеде, который являлся гордостью ее питомника; в них сейчас светилось безумие.

– Достаточно! – закричала она. – Теперь Белтар знает его, теперь он не сойдет со следа, пока не догонит и не убьет его, пока не получит свою награду и не набьет живот мясом жертвы! Белтар – самый лучший охотничий лев Катны!

Вдоль коридора, по обеим сторонам которого стояли вооруженные воины, на равных промежутках друг от друга в землю были вбиты копья, на их острых концах развевались разноцветные флажки. Горожане, благородные и королева заключили пари на то, возле какого флажка лев уничтожит жертву. И вот Фордос подошел к Тарзану и снял с него золотой воротник.

В пещере, расположенной в кустах возле реки, что протекает мимо Катны, отдыхал лев, огромный зверь с пушистой черной гривой и желтой бархатистой шкурой. Странные звуки, доносившиеся до его слуха с равнины, беспокоили его, и он недовольно рычал, хотя, казалось, что он спит. Глаза его были закрыты, но Нума не спал. А спать ему очень хотелось, и теперь он злился на людей, нарушивших его покой. Они пока что находились далеко от него, но он знал, что, если они приблизятся, ему придется подняться, а этого ему совсем не хотелось делать – он был очень ленив.

А тем временем Тарзан шел между воинами по полю и отмеривал свои шаги. Он знал, что через сто шагов на него пустят Белтара. И все же мысль о побеге, даже в такой момент, не оставляла Тарзана.

За рекой, восточнее Поля Львов, находились джунгли, где он охотился с Ксерстлом, Пиндесом и Джемноном. Если ему удастся достичь их, он спасен. Ни лев, ни человек не смогут настичь его, если властелин джунглей вскочит на ветки деревьев. Но сможет ли он добежать до леса, прежде чем Белтар догонит его?

Тарзан бегал очень быстро, но в диком мире лишь немногим животным удается бежать быстрее льва, который атакует жертву. Когда Тарзан отмеривал сотый шаг, он понял, что мог бы уйти от обычного льва, но Белтар не был обычным львом: он был в несколько раз сильнее дикого льва, это был самый могучий зверь в Катне.

Сделав сто шагов, Тарзан стремительно ринулся вперед. Сзади он слышал грозный рев охотничьего льва, которого отпустили с привязи. Рев этот смешивался с воплями толпы.

Ровно мчался Белтар, быстро сокращая расстояние между ним и жертвой. Он не смотрел по сторонам, его сверкающие глаза остановились на человеке, который бежал впереди.

За ним мчалась колесница Немоны. Возницы старались что было сил, чтобы королева смогла увидеть кровавое зрелище, однако Белтар бежал так быстро, что колесница Немоны, казалось, стояла на месте. Находясь в сильном возбуждении, королева встала, выкрикивая слова в поддержку Белтара. Ее глаза сверкали не меньшей яростью, чем глаза людоеда, которого она подбадривала, она быстро дышала, грудь ее вздымалась от волнения, а сердце билось в унисон со смертью, витающей над Полем Львов.

Благородные, воины и толпа горожан устремились за колесницей королевы. Белтар уже догонял жертву, когда вдруг Тарзан, вырвавшись из коридора, свернул на восток к реке.

Крик ярости вырвался у Немоны, когда она поняла замысел Тарзана. Такой же вопль издала и толпа, бегущая за колесницей. Они не думали, что у жертвы появится шанс на спасение, но теперь они поняли, что человек может добежать до реки, переправиться через нее и скрыться в лесу. Конечно, это не означало, что ему удастся убежать, так как они были уверены, что Белтар догонит его и в лесу. Их лишь расстраивало, то, что им не удастся увидеть, как лев растерзает свою жертву. Впрочем, вскоре по толпе прокатился вздох облегчения: Белтар догонял человека, и у жертвы не было шанса достичь реки.

Тарзан также, оглянувшись назад, понял, что его смерть близко. Река находилась в двухстах ярдах от него, а лев – в пятнадцати, и он быстро догонял его.

Тогда человек-обезьяна остановился, повернулся лицом к врагу и стал ждать. Он стоял расслабившись, но был готов к схватке. Властелин джунглей точно знал, что будет делать Белтар и что будет делать он сам. Любой лев, даже выдрессированный тренировками, будет нападать на Тарзана, встав на задние лапы, схватит его огромными когтями и вонзит клыки в голову, шею или в плечо, а затем потащит его и сожрет где-нибудь под кустом.

41
{"b":"3382","o":1}