ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто вы и что здесь делаете?

– Я – англичанин и хотел бы поговорить с вашим начальником.

Часовой оглядел Тарзана и с несколько удивленным видом сказал:

– Стойте на месте! Не подходите ближе! Потом он крикнул вниз в ущелье:

– Де Леттенхоф, здесь дикий человек хочет поговорить с вами!

Тарзан подавил улыбку. Он и прежде много раз слышал такое свое определение, но никогда при этом оно не звучало столь пренебрежительно. Потом он вспомнил, что говорил с этим человеком по-английски, в то время как тот окликнул Леттенхофа по-голландски, несомненно считая, что «дикий человек» не понимает этого языка.

Тарзан решил позволить им так думать до поры. Вскоре три человека вышли из долины. Все были хорошо вооружены, но одеты в заплатанное рванье, лишь на одном из них можно было узнать военный китель, а две звездочки на погонах свидетельствовали о его звании старшего лейтенанта. Тот спросил часового по-голландски:

– Что делал здесь этот человек?

– Он только что подошел. Он не делал никаких попыток убежать или спрятаться от меня, говорил со мной по-английски.

Де Леттенхоф повернулся к Тарзану.

– Кто вы и что здесь делаете? – спросил он на чистейшем английском языке.

– Меня зовут Клейтон. Я офицер королевских военно-воздушных сил. Я узнал, что отряд голландских партизан расположился здесь лагерем. Я хотел бы поговорить с их командиром, и единственным способом узнать, не банда ли это преступников, которых здесь немало, это было прийти и увидеть вас. Я должен был рискнуть.

– Я не командир, – ответил де Леттенхоф. – Нами командует капитан ван Принс, но его сегодня нет. Мы ожидаем его завтра.

Затем он прибавил с улыбкой:

– Однако, могу заверить вас, что мы являемся преступниками только в глазах японцев и туземных коллаборационистов.

– Я пришел потому, что хотел установить контакт с людьми, которым мог бы доверять и которые могли бы дать информацию относительно положения японских постов и туземных деревень, дружественных голландцам. Я хочу не попадаться первым и, по возможности, получить помощь от вторых. Я попытаюсь достичь берега, где можно достать лодку и бежать с острова.

Де Леттенхоф повернулся к одному из сопровождавших его людей и сказал по-голландски:

– Я уже начал было доверять ему, пока он не заговорил о поисках лодки и бегства с острова. Он, должно быть, думает, что мы круглые дураки, чтобы поверить такому глупому объяснению его появления здесь. Это, наверное, немецкий шпион. Мы не должны спускать с него глаз, пока не вернется ван Принс. Потом он обратился к Тарзану по-английски:

– Так, значит, вы английский офицер? Конечно, у вас есть какие-нибудь доказательства этого?

– Нет, – ответил Тарзан.

– Хотелось бы узнать, почему британский офицер бегает нагой в горах Суматры, вооруженный только луком, стрелами и ножом?

Его тон был явно ироничным.

– Мой друг, вы конечно, не можете надеяться на то, что мы поверим вам. Вы останетесь здесь, пока не вернется капитан ван Принс.

– В качестве пленника?

– Да, в качестве пленника. Идемте. Мы отведем вас в лагерь.

Лагерь был чистым и содержался в полном порядке, хотя в нем совсем не было женщин.

Над одной из тростниковых хижин развевался красно-бело-синий флаг Нидерландов. Двадцать или тридцать человек занимались различными работами. Большинство чистило винтовки или револьверы. Их одежда была поношена и оборвана, но оружие прямо-таки блестело. Тарзан сразу же убедился, что это был хорошо организованный отряд. Эти люди не были преступниками, и он понял, что может доверять им.

Его появление в лагере не произвело никакого фурора. Лишь несколько человек подошли и поинтересовались, кто он такой.

– Кого это вы привели сюда? – спросил один из них. – Дикого человека с Борнео?

– Он сказал, что он офицер британских королевских военно-воздушных сил. Но, по-моему, он или безвредный полоумный, или немецкий шпион. Я склоняюсь ко второму, так как его речь не свидетельствует о том, что он сумасшедший.

– Он говорит по-немецки?

– Не знаю.

– Я попробую.

Он заговорил с Тарзаном по-немецки, и последний, чтобы положить конец этой нелепой ситуации, бегло заговорил на безупречном немецком языке, повернувшись к де Леттенхофу.

– Я сказал вам, что у меня нет доказательств, но неподалеку находятся люди, которые могут удостоверить мою личность. Это три американца и два голландца.

Возможно, что вы знаете даже этих голландцев.

– Кто они?

– Корри ван де Меер и Тэк ван дер Бос. Вы знаете их?

– Я знал их очень хорошо, но известно, что они давно погибли.

– Вчера они были живы и здоровы, – возразил Тарзан.

– Но как случилось, что вы оказались на Суматре? Как мог английский офицер попасть на Суматру в военное время? И что здесь делают американцы?

– Есть сведения, что недавно был сбит американский бомбардировщик над островом, – напомнил партизан де Леттенхофу по-голландски. – Этот парень, если он работает на японцев, может знать об этом, так же как имена ван дер Меер и Тэка. Позвольте этому болвану продолжать. Он сам себе копает могилу.

– Спросите у него, как он узнал, что наш лагерь находится именно здесь, – посоветовал им другой.

– Как вы узнали, где нас искать? – спросил де Леттенхоф.

– Я отвечу на все ваши вопросы. Я летел на борту бомбардировщика. Вот как я очутился здесь. Три американца, о которых я упоминал, также с этого самолета. Вчера я узнал в туземной деревне о приблизительном местоположении вашего лагеря. Жители этой деревни сотрудничают с японцами. Там располагался передовой пост японцев. Вчера у нас произошла стычка, и мы уничтожили весь гарнизон.

– Вы прекрасно говорите по-немецки, – подозрительно заметил один из партизан.

– Я говорю на нескольких языках, включая голландский.

Признавшись в этом, Тарзан улыбнулся, а де Леттенхоф покраснел.

– Почему вы не сказали мне об этом сразу?

– Я сначала хотел убедиться, что нахожусь среди друзей. Вы могли быть коллаборационистами. Я уже встречался с бандой вооруженных голландцев, которые сотрудничают с японцами.

– А что привело вас к заключению, что мы настоящие партизаны?

– Вид вашего лагеря. Это не лагерь банды недисциплинированных преступников. Затем то, что я услышал, когда вы говорили по-голландски. Вы бы не боялись, что я могу быть шпионом, если бы не были партизанами. Сожалею, что вы не доверяете мне. Вы бы, вероятно, могли оказать большую помощь мне и моим друзьям.

– Я хотел бы верить вам, – сказал де Леттенхоф. – Но оставим это до возвращения капитана ван Принса.

– Если он сможет описать Корри ван дер Меер и Тэка ван дер Боса, я поверю ему, – сказал один из партизан. – Если они погибли, как мы слышали, он не мог видеть их, ибо Корри была убита вместе с отцом и матерью около двух лет назад в горах, а Тэк попал в плен и убит японцами после того, как убежал из концентрационного лагеря.

Тарзан подробно описал обоих и рассказал о том, что произошло с ними за последние два года. Де Леттенхоф протянул Тарзану руку.

– Теперь я верю вам, но вы понимаете, что мы должны быть осторожными и никому не верить на слово?

– Так же, как и я, – ответил англичанин.

– Простите меня, если я был груб, – сказал голландец, – но я действительно хотел знать, почему вы ходите почти голый, точно настоящий Тарзан.

– Потому, что я и есть настоящий Тарзан. Он увидел недоверие и вернувшуюся подозрительность на лице де Леттенхофа.

– Возможно, кто-нибудь из вас вспомнит, что Тарзан – англичанин, и что его фамилия Клейтон. Этим именем я и представился, если вы помните.

– Это верно! – воскликнул один из партизан. – Джон Клейтон, лорд Грейсток!

– А вот шрам на лбу, который он получил, сражаясь с гориллой, когда был еще мальчиком в джунглях! – воскликнул другой.

– Я полагаю, что и этот факт установлен, – заключил де Леттенхоф.

Мужчины столпились вокруг Тарзана, засыпая его многочисленными вопросами. Теперь они были более, чем дружелюбны, пытаясь загладить свою недавнюю подозрительность.

22
{"b":"3383","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Три товарища
Умрешь, если не сделаешь
Взлет и падение ДОДО
Правило 5 секунд. Как успевать все и не нервничать
Хроника Убийцы Короля. День второй. Страхи мудреца. Том 2
Лесовик. Вор поневоле
В объятиях самки богомола
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни