ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне кажется, я слышал об этой деревне, – сказал ван Принс. – Ее видели летчики, но, насколько известно, ни один цивилизованный человек не мог проникнуть туда и выбраться оттуда живым. Считают, что обитатели этой деревни представляют собой остатки обреченного населения, от которого произошли беттаки – настоящие дикари и людоеды. Вплоть до настоящего времени беттаки являются людоедами, если можно так сказать – доброжелательными людоедами. Они едят своих стариков, будучи уверенными, что таким образом им будет даровано бессмертие, так как те продолжают жить в людях, которые их съели. А пожиратели приобретают силу и мудрость жертв. По этой же причине они едят своих врагов, слегка поджаренных и приправленных лимонами.

– О жителях этого озера, – сказал ван дер Бос, – говорят также, что они открыли секрет вечной молодости.

– Это, конечно, сплошная чушь, – заметил тут же доктор Рейд.

– Возможно, что и нет, – возразил Тарзан. Рейд бросил на него удивленный взгляд и сказал:

– Не хотите ли вы сказать, что верите в подобную чепуху?

Тарзан улыбнулся и кивнул головой.

– Я верю только в те вещи, которые видел собственными глазами или сам испытал, а мне дважды удалось убедиться в том, что вечной молодости можно добиться. Я видел в глубине Черной Африки разные странные вещи.

Он замолчал, не имея, очевидно, намерения продолжать свой рассказ. Он посмотрел на окружавших его людей, и его взгляд остановился на Сарине.

– Что здесь делает эта женщина? Она принадлежит к банде.

Корри и Розетти одновременно начали давать ему объяснения, причем сержант особенно энергично ринулся защищать Сарину. Выслушав всю историю, Тарзан был удовлетворен.

– Если уж сержант Розетти считает возможным присутствие здесь этой женщины, значит, она вне всякой критики.

Розетти, смутившись, покраснел. К его счастью, доктор Рейд перевел разговор на другую тему. Откашлявшись, он спросил у Тарзана:

– Вы очень заинтриговали меня своими словами. Не можете ли вы поподробнее рассказать о случаях встречи с вечной молодостью?

– Когда я был еще юношей, – сказал Тарзан, – я спас одного негра от льва. Он обязательно хотел отблагодарить меня. Он предложил мне вечную молодость. Я в ответ рассмеялся, сказав, что не верю в такие сказки. Тогда он спросил: сколько, по моему мнению, ему лет. Я ответил, что ему, по-моему, около тридцати. Он удовлетворенно улыбнулся и кивнул головой, произнеся только два слова: «Я – знахарь». Мне пришлось снова недоверчиво рассмеяться, так как я знал, что знахарями в Африке становятся только к старости. Тогда он повел меня с собой в деревню, подвел к вождю и попросил того сказать, давно ли он знает его. «Всю жизнь», – ответил вождь, который был уже дряхлым стариком. Отвечая на мой вопрос, вождь сказал, что никто не знает возраста знахаря, но что он должен быть очень старым, ибо знал деда Типпу Тиба. А Типпу Тиб родился либо в 1830, либо в 1840 годах, так что его дед родился еще в восемнадцатом столетии. Ну, а мне тогда было еще совсем мало лет, и, подобно другим, меня тянуло к неизведанному. Поэтому я позволил знахарю делать со мной все, что он хотел. Но прежде, чем он кончил, я понял, почему он одаривает вечной молодостью не всех. Потребовался целый месяц для составления отвратительных снадобий, соблюдения различных ритуалов и неоднократного переливания крови знахаря в мои вены. Задолго до того, как все было кончено, я начал сожалеть о данном мною согласии, тем более, что мне были омерзительны некоторые его требования.

Тарзан замолчал, и ничто не свидетельствовало о его намерении продолжать рассказ.

– Сожалея об этом, вы были совершенно правы, – заметил доктор Рейд.

– Вы, наверное, думаете, что я буду стареть?

– Безусловно, – ответил доктор.

– Как по-вашему, сколько мне сейчас лет?

– Около тридцати. Тарзан улыбнулся.

– То, о чем я вам рассказал, случилось гораздо больше лет тому назад.

Доктор Рейд покачал головой.

– Это очень странно, – проговорил он. Было видно, что он не очень-то верит словам Тарзана.

– Я никогда не думал о вашем возрасте, – сказал Джерри, – но теперь припоминаю, как мой отец рассказывал мне, что он читал о вас, когда был еще мальчиком.

– Сдаюсь, – объявил доктор, – но вы говорили, что знаете два случая, когда была достигнута вечная молодость. Что это за второй случай? Вы меня теперь еще больше заинтриговали.

– Племя белых фанатиков, живущее в отдаленной части Африки, прибегает к адским средствам, которые необходимы для достижения вечной молодости. В целях получения одного из ингредиентов они похищают юных девушек, убивают их и вырезают у них некоторые железы. Пытаясь однажды разыскать двух пропавших девушек, я обнаружил их в этой деревне. Короче говоря, я и мои товарищи успели спасти девушек и добыть запас приготовленного фанатиками снадобья. Те, кто принимал его, включая маленькую обезьянку, с тех пор не проявляют признаков старения.

– Поразительно! – воскликнул доктор. – Вы надеетесь на то, что будете жить вечно?

– Я не знаю, что со мной будет в будущем.

– Возможно, – предположил Бубенович, – вы сразу распадетесь на куски.

– А хотели бы вы жить вечно? – спросил ван дер Бос.

– Конечно. Но шансы на это, в любом случае, ничтожны. Ведь в любой день я могу получить пулю, или, скажем, меня разорвет тигр, или задушит питон. Смерть имеет в запасе множество других ловушек и помимо старости. Можно долго увиливать от нее, но, в конце концов, она всегда побеждает.

ГЛАВА XXVI

Маленький отряд, предпринявший попытку достичь Австралии, включал в себя американцев, голландцев, англичанина и азиатку европейского происхождения. Партизаны в шутку называли его «иностранным легионом». Тронуться в путь «легиону» мешала рана Джерри. Все ждали, когда она окончательно заживет и когда он наберется сил. Тарзан часто уходил на разведку или на охоту.

Только он один мог снабжать лагерь свежим мясом, так как надо было избегать применения огнестрельного оружия. Выстрелы винтовки могли легко привлечь внимание вражеского патруля.

Случалось, что он уходил на несколько суток. Однажды он обнаружил лагерь преступников вблизи деревни, в которой все еще находились капитан Токуйо и лейтенант Хидео Сокабе. Было ясно, что преступники открыто сотрудничают с японцами.

Преступники установили перегонный аппарат и гнали шнапс, которым бойко торговали с врагом. Тарзан видел много пьяных в обоих лагерях. В результате пьянства в лагере японцев наблюдалось ослабление дисциплины и бдительности.

На тропе, ведущей в деревню, часовых не было вообще. Единственный солдат стоял на страже возле маленькой площадки, окруженной колючей проволокой. В хижине, находившейся на этой площадке, Тарзан заметил двух человек. Это, очевидно, были заключенные, но туземцы это или японцы он не мог рассмотреть. Да они и не интересовали его.

Когда Тарзан собрался уже возвращаться в лагерь партизан, в одном из домов заговорило радио. Он на минуту остановился, прислушался, но диктор говорил по-японски, и Тарзан отправился в свой путь.

Однако лейтенант Хидео Сокабе понимал по-японски, и ему не понравилось то, что он услышал. Капитан Токуйо, наоборот, обрадовался услышанному.

– Итак, вашего уважаемого дядю выгнали! – воскликнул он. – Теперь вы можете писать вашему уважаемому дядюшке, генералу Хидоки Тойо, хоть каждый день, но я остаюсь капитаном, пока меня не повысят в чине. Ситуация изменилась: «Поющая лягушка» стала премьер-министром. И хотя он не мой дядя, но он мой друг. Я служил под его командованием в Квантунской армии в Манчжурии.

– Так же, как миллион других крестьян, – проворчал Сокабе.

Таким образом вражда между двумя офицерами обострилась, что также не способствовало дисциплине в их отряде.

Корри часто вслух выражала свое беспокойство о судьбе Синг Тая, которого в свое время раненым оставили в деревне Тианг Умара. И Тарзан решил посетить эту деревню, до того, как вернуться в лагерь партизан. Для этого надо было проделать большой крюк, но Повелитель джунглей редко считался со временем.

35
{"b":"3383","o":1}