ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Признав старика, вождь обратился к нему с вопросом:

– Ты принес подарок, Лулими?

– Да, подарок, но не только для Гато-Мгунгу, а для всего клана и для бога Леопарда!

– Гато-Мгунгу не привык делиться рабами с другими, – рявкнул вождь.

– Это не рабыня, – возразил Лулими. Судя по его поведению, Лулими не очень-то боялся Гато-Мгунгу. С какой стати, если сам он являлся одним из верховных жрецов клана Леопарда.

– Тогда зачем ты привел белую женщину в мою деревню?

Тем временем возле хижины выстроился тесный полукруг любопытных зевак, вытягивающих шеи, чтобы хорошенько рассмотреть пленницу, и напрягавших слух, чтобы не упустить ни слова из разговора сильных мира сего. Лулими радовался, что оказался в центре внимания, ибо ему ничто так не нравилось, как оказаться главным героем спектакля, разыгрываемого перед доверчивыми и простодушными зрителями. Лулими был жрецом, и этим все сказано.

– Третьего дня мы заночевали в лесу далеко от деревни Гато-Мгунгу, далеко от храма бога Леопарда. Краем глаза он видел, как слушатели навострили уши.

– Стояла темная ночь. Вокруг рыскали львы и леопарды. Мы развели костер, чтобы отпугивать хищников. Наступил мой черед нести караул. Остальные все спали. Вдруг я увидел пару зеленых глаз, сверкавших по другую сторону костра, словно горящие угли. Они приблизились, и мне стало не по себе, но ни шевельнуться, ни крикнуть я не мог, – до того испугался. Язык словно прилип к гортани, губы онемели. Ужасные глаза все приближались, пока наконец к костру вышел огромный леопард, самый большущий из когда-либо виденных мною. Я решил, что сейчас мне придет конец. Я все ждал, что он нападет на меня, но зверь не стронулся с места. Вместо этого он раскрыл пасть и заговорил.

Послышались возгласы изумления. Для пущего эффекта Лулими выдержал паузу.

– Что же он сказал? – спросил Гато-Мгунгу.

– Он сказал: "Я брат бога Леопарда. Он послал меня отыскать Лулими, потому что бог Леопард доверяет Лулими. Лулими – великий человек! Смелый, мудрый. Никто на свете не знает столько, сколько знает Лулими".

Гато-Мгунгу сузил глаза.

– Выходит, бог Леопард послал своего брата в трехдневный путь, чтобы рассказать тебе об этом?

– Ну, не только об этом. Кое-что я могу повторить, но остальное оставлю при себе. Пусть об этом будем знать только мы трое – бог Леопард, его брат и я.

– Но причем тут белая женщина?

– К этому я как раз и подвожу, – поморщился Лулими, не терпящий вмешательства. – Потом брат бога Леопарда справился о моем здоровье и сказал, что я должен отправиться в одно место, где найду белую женщину. Она будет практически одна, не считая негра-охранника. Он приказал мне убить негра, а женщину доставить в храм, чтобы она стала верховной жрицей клана Леопарда. Лулими так и сделает. Сегодня вечером Лулими введет в храм белую верховную жрицу. Я все сказал.

Воцарилась мертвая тишина. Гато-Мгунгу испытывал недовольство, однако Лулими был влиятельным жрецом, на которого простые смертные взирали снизу вверх, а рассказанной небылицей он значительно укрепил свой престиж. Умудренный жизненным опытом Гато-Мгунгу прекрасно все понимал. К тому же, будучи прозорливым старым политиканом, Гато-Мгунгу знал, что верховный жрец Имигег – дряхлый старик и долго не протянет, и что Лулими ждет не дождется смерти Имигега, чтобы занять его место.

Вождь сознавал, насколько важно заполучить в лице верховного жреца человека надежного, преданного. Тем самым Гато-Мгунгу сумеет укрепить свою власть и авторитет, тогда как враждебно настроенный верховный жрец лишь подорвет его влияние.

Поэтому Гато-Мгунгу ухватился за возможность заложить основу их будущей дружбы и взаимопонимания, хотя и знал, что Лулими – старый обманщик, а рассказ его – чистейшая выдумка.

При виде первых знаков проявления недовольства вождя по отношению к Лулими многие воины насторожились, ожидая указания от своего предводителя. Если бы Гато-Мгунгу затеял ссору, то его поддержало бы большинство воинов.

Но не следовало забывать, что настанет день, когда придется выбирать преемника Имигега; в выборах будут участвовать только жрецы, а Гато-Мгунгу знал, что у Лулими долгая память.

Все взгляды сосредоточились на вожде. Гато-Мгунгу прокашлялся.

– Мы выслушали Лулими, – начал вождь. – Все мы знаем Лулими. В родной деревне он известен как великий колдун. В храме бога Леопарда он самый авторитетный жрец после Имигега. Неудивительно, что брат бога Леопарда захотел побеседовать с Лулими. Гато-Мгунгу – простой воин. Он не привык общаться с богами и демонами. Это дело жрецов, а не воинов. Всему, что сказал Лулими, мы верим. Белую женщину, так и быть, мы отведем в храм. Пусть бог Леопард и верховный жрец Имигег рассудят, правдивые ли слова сказал брат Леопарда Лулими в джунглях. Не так ли, Лулими?

– Устами вождя Гато-Мгунгу всегда глаголет истина, – отозвался колдун, обрадовавшись тому, что вождь, вопреки его ожиданиям, оказался таким сговорчивым.

Итак, участь пленницы была решена корыстными намерениями двух продажных политиканов, духовного и светского, что наводит на мысль о том, что в некотором смысле невежественные негры Центральной Африки ничем не отличаются от нас.

Пока шли приготовления, чтобы препроводить девушку в храм, к воротам деревни подоспел запыхавшийся, взмокший от пота воин.

Здесь его задержали, но когда явившийся предъявил тайный знак секты леопардов, тут же пропустили. На все вопросы охраны прибывший отвечал, что должен как можно скорее повидать Гато-Мгунгу по делу чрезвычайной важности, и его немедленно доставили к вождю. Представ перед Гато-Мгунгу, пришелец первым делом предъявил тайный знак клана Леопарда.

– Рассказывай, с чем явился, – приказал вождь.

– Сюда направляется сотня воинов утенго во главе с Орандо, сыном вождя Лобонго, чтобы напасть на твою деревню. Они остановились в нескольких часах пути отсюда. Они намерены отомстить за Ниамвеги из Тамбая, которого убили твои люди. Если ты сейчас же организуешь засаду на тропе, то сможешь подстеречь утенго и перебить всех до одного.

– Где они остановились?

Предатель детально описал месторасположение отряда, после чего Гато-Мгунгу велел одному из младших вождей собрать три сотни воинов и выступить на врага. Затем он обратился к прибывшему.

– Сегодня вечером будем праздновать нашу победу, и ты будешь сидеть рядом с Гато-Мгунгу и вкушать самые лакомые куски.

– Мне нельзя оставаться, – возразил тот. – Я должен быть там, откуда пришел, иначе меня заподозрят в измене.

– Кто ты? – спросил Гато-Мгунгу.

– Я Лупингу из деревни Киббу, что на земле утенго, – ответил предатель.

VII. ПЛЕННИЦА

Не ведая о том, что происходит вокруг, девушка стала свидетелем переполоха, произведенного прибытием гонца. На ее глазах воины поспешно похватали оружие и куда-то умчались. В душе девушки затеплилась надежда, что, возможно, неприятель, которому они собирались дать отпор, на самом деле спасательная экспедиция, прибывшая на ее поиски. Рассудком она понимала, что это нереально, но утопающий хватается и за соломинку, вопреки логике.

После проводов отряда девушка вновь оказалась в центре всеобщего внимания. Лулими, пыжась от важности, сыпал приказами направо и налево. Вскоре вокруг пленницы образовалось нечто вроде эскорта, состоящего из двадцати туземцев, вооруженных копьями и щитами. В руках негры держали весла.

Возглавляемые Лулими они прошли через ворота по направлению к реке.

Здесь девушку усадили в большую лодку, которую воины бесшумно спустили на воду, ибо учитывали, что враг недалеко.

На сей раз обошлось без обычных выкриков и песен, сопровождающих подобные мероприятия. В полном молчании погрузили они весла в стремительный поток и так же молча пустились вниз по течению многоводной реки, держась берега, на котором стояла деревня Гато-Мгунгу.

Бедная Кали-бвана! Еще совсем недавно ее тащили на веревке, теперь же с ней обращались с подчеркнутым почтением, если не с благоговейным страхом, ибо как еще относиться к верховной жрице бога Леопарда?

14
{"b":"3384","o":1}