ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Куда?

– Есть тут одно место, где по утрам пасутся кабаны, – сообщил Орандо.

Разговаривая, Орандо оценивающе разглядывал незнакомца. Он отметил правильные черты лица, прекрасное телосложение, мышцы, буграми перекатывающиеся под гладкой кожей, приобретшей под лучами солнца бронзовый оттенок. Весь облик человека говорил об огромной силе, ловкости и быстроте реакции.

Густая темная шевелюра обрамляла лицо, отличавшееся грубоватой мужской красотой. Ясные серые глаза бесстрашно взирали на мир. Через левый висок тянулась глубокая царапина – след яростной бури. Оттуда сочилась кровь, застывая на щеке. Незнакомец напряженно хмурил брови, в его глазах застыло выражение недоумения.

Орандо показалось, что белый гигант мучительно пытается вспомнить что-то, но что именно, он не говорил.

Чернокожий воин двинулся по тропе, ведущей в Киббу. Новый знакомый последовал за ним, ступая так бесшумно, что Орандо то и дело оглядывался, проверяя, не исчез ли он. Над ними неотступно следовала верещавшая обезьянка, перепрыгивавшая с ветки на ветку.

Вскоре Орандо услыхал позади себя голос другой обезьяны, более низкий, нежели тот, что доносился с высоты. Обернувшись на новый звук, он с удивлением обнаружил, что его издает шедший следом человек. Орандо от души рассмеялся. Он впервые видел человека, который столь искусно имитировал обезьянью трескотню. Воистину, это был совершенный имитатор.

Но уже в следующую секунду смех Орандо оборвался, когда он увидел, что обезьянка с дерева ловко прыгнула на плечо белого человека, и услыхал, как эти двое явно о чем-то разговаривают между собой.

Что же это за человек, который не ведает страха, владеет языком обезьян и не знает, ни кто он, ни откуда пришел? Вслед за этим вопросом, на который Орандо не находил ответа, у него возник другой, столь же неразрешимый, от которого чернокожий воин пришел в полное смятение.

А что если незнакомец и не человек вовсе?

В мире, где родился и жил Орандо, обретала масса существ, среди которых отнюдь не самое последнее место занимали те, видеть которых человеку не было дано, но которые оказывали огромнейшее влияние на судьбы людей из плоти и крови. Здесь обитало несчетное множество демонов и духов умерших, причем последние, как правило, служили орудием в руках демонов, чьи злые намерения они осуществляли.

Демоны эти, а иной раз и духи умерших порой вселялись в тела живых существ, управляя их мыслями, поведением и речами. За примером далеко ходить не надо – прямо в реке, протекающей за деревней Тамбай, обитает демон, которому деревенские жители вот уже много лет приносят дань в виде пиши. Он принял облик крокодила, но ему не удалось никого обмануть, особенно старого колдуна, который моментально распознал демона. Впоследствии, правда, вождь не раз грозил колдуну смертью за то, что его магические чары не смогли избавить деревню от демона, а амулеты не спасали жителей от челюстей прожорливого чудовища. Поэтому-то Орандо и заподозрил неладное по отношению к существу, бесшумно следовавшему за ним по пятам.

Сын вождя не на шутку встревожился. С другой стороны, разве не обошелся он с незнакомцем по-дружески и не заслужил тем самым его расположения? Какое счастье, что он не поддался первому порыву и не пустил стрелу! Это могло бы привести к непоправимым последствиям, и не для белого, а для самого Орандо.

Теперь стало понятно, почему незнакомец не боится смерти: он – демон, а потому не может умереть.

Постепенно все прояснилось для чернокожего воина, одного он не знал – радоваться ему или огорчаться. Конечно, очень лестно быть товарищем демона, однако это имеет и свои отрицательные стороны.

Никогда нельзя знать, что придет демону в голову, ясно лишь, что ничего хорошего ждать не приходится!

Но не успел Орандо дать волю своей фантазии, как внезапно за поворотом тропы его взору открылось страшное зрелище. Перед ним лежало истерзанное тело мертвого воина. В обращенном к нему лице охотник тут же узнал черты своего друга и соплеменника Ниамвеги.

Но как он встретил свою смерть?

Подошел незнакомец с обезьянкой на плече, наклонился, внимательно оглядел труп Ниамвеги, затем перевернул его лицом вниз. Спина мертвеца, истерзанная когтями, представляла собой сплошную жуткую рану.

– Люди-леопарды, – бесстрастно констатировал белый, словно речь шла о самой заурядной вещи.

Орандо, напротив, пребывал в сильнейшем смятении. Как только он увидел тело друга, ему тоже пришла в голову мысль о людях-леопардах, но он в испуге старался отогнать ее прочь, настолько жутким было такое предположение.

В сознании чернокожего глубоко укоренился ужас перед этой сектой, чьи чудовищные людоедские обряды казались вдвойне ужасными, поскольку о них можно было только догадываться ибо всех случайных свидетелей таких обрядов люди-леопарды безжалостно убивали.

На трупе виднелись характерные раны: были вырваны целые куски мяса, предназначавшиеся для пиршества каннибалов в качестве лакомого блюда. Орандо содрогнулся. Но хотя его бил озноб, в душе он испытывал скорее гнев, нежели страх. Ниамвеги с раннего детства до последнего дня был его лучшим другом. Все естество Орандо взывало к отмщению. Только что сделаешь против многих в одиночку? Следы на мягкой почве вокруг трупа указывали на то, что на Ниамвеги напало несколько людоедов.

Незнакомец, опершись на копье, безмолвно наблюдал за чернокожим воином, на лице которого застыло выражение скорби и гнева.

– Это твой знакомый? – спросил белый.

– Друг, – ответил Орандо.

Не говоря ни слова, незнакомец повернулся и пошел по тропе, ведущей на юг.

Орандо растерялся. Видимо, демон решил покинуть его. Что ж, может оно и к лучшему, хотя, с другой стороны, он совсем не злой и даже внушает доверие и чувство безопасности. Кроме того, неплохо было бы завести дружбу с демоном, а там явиться вместе с ним в деревню всем на удивление.

– Ты куда? – окликнул он удалявшегося белого гиганта.

– Покарать убийц твоего друга.

– Но их много, – возразил Орандо. – Они убьют нас.

– Только четверо, – отозвался незнакомец. – Я их одолею.

– С чего ты взял, что их только четверо? Белый указал на тропу.

– Один из них хромой старик, – произнес он, – другой высокий, худой, остальные двое молодые воины. Их поступь легка, хотя один из них большого роста.

– Ты что, видел их?

– Достаточно того, что я видел их следы. Орандо был поражен. Воистину, это был великий следопыт! А что если он обладал способностями, превосходящими способности простого человека? Мысль эта не давала Орандо покоя, но даже если она и внушала ему некоторые опасения, он больше не сомневался. Выбор был сделан, и Орандо не колебался.

– Наконец-то мы сможем их выследить, – сказал он. – Пойдем по следам до их деревни, а потом вернемся в Тамбай. Вождь, мой отец, разошлет гонцов во все концы страны Ватенга, и загрохочут тамтамы войны, созывая воинов утенго. Затем мы нападем на деревню людей-людоедов, и душа Ниамвеги обретет покой, напившись вражеской крови.

Незнакомец буркнул что-то невнятное, не сбавляя хода. Орандо поспешил ему вдогонку.

Белый демон уверенно шел вперед, ни разу не остановившись, хотя негр, который был неплохим следопытом, временами вообще не мог различить никаких следов. Орандо не уставал удивляться, и его восхищение возрастало одновременно с благоговейным трепетом.

Теперь, когда у него появилось время обдумать случившееся, он все больше укреплялся в мысли, что человек, идущий по следам людей-леопардов, не простой смертный. Если же он и вправду демон, то демон удивительный, ибо ни словом, ни жестом не обнаружил никаких дурных намерений. И тут Орандо словно осенило. Разумеется, это не простой смертный, а добрый дух предка, в честь которого назван Орандо. Это его мушимо!

Чернокожий воин моментально воспрял духом. У него появился друг и защитник. С ним рядом шел его тезка, которого он молил о помощи в сегодняшней охоте, тот самый, кому Орандо делал приношения. Теперь он жалел о том, что явно просчитался, предложив так мало. Утренняя пригоршня пищи, предназначавшаяся мушимо, не соответствовала аппетиту силача, неутомимо шагавшего впереди. Но, может, мушимо едят меньше, чем люди? Почему бы и нет, ведь мушимо все-таки духи. Однако тут же Орандо вспомнил, что перед тем, как он помог незнакомцу выбраться из-под дерева, тот сказал, что собирается поохотиться, поскольку проголодался. А впрочем, что может он знать про мушимо? И вообще, стоит ли ломать голову? Достаточно того, что он встретил своего мушимо.

3
{"b":"3384","o":1}