ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Орандо стал настороженно наблюдать за своим спутником, отмечая всякое изменение в выражении лица – от звериного исступления и спокойному достоинству, характерному для его мушимо.

Охотник увидел, что обезьянка, которая на время схватки укрылась на дереве, заняла свое место на плече хозяина, и решил, что судя по этому, опасность миновала и с некоторой робостью подошел ближе.

– Мушимо, – несмело обратился он, – ты появился вовремя и спас жизнь Орандо. Отныне она – твоя!

Белый молчал. Казалось, он пытается что-то вспомнить. В глазах снова появилось непонятное отстраненное выражение.

– А, вспомнил, – вдруг сказал он. – Ты спас мне жизнь. Много лет тому назад.

– Это было сегодня утром, мушимо. Белый помотал головой и потер лоб.

– Сегодня утром, – задумчиво повторил он. – Верно, и мы собирались поохотиться. Я проголодался. Пора на охоту. Пошли.

– Мы упустили беглеца, – сказал Орандо. – Ведь мы собирались выследить, где живут люди-леопарды, чтобы мой отец привел туда воинов утенго.

– Сперва побеседуем с мертвецами, – отозвался мушимо. – Поглядим, что они нам скажут.

– Ты умеешь разговаривать с мертвыми? – спросил Орандо дрогнувшим голосом.

– Мертвые не могут говорить, – уточнил мушимо, – однако смогут кое-что прояснить. Давай осмотрим вот этого.

После беглого осмотра первого из свежих трупов людей-леопардов он продолжал:

– Из двух молодых этот самый высокий. Вон тот – длинный, худой, а третий, кого ты убил копьем, хромой старик. Итак, эти трое поведали нам, что сбежал молодой, что пониже ростом.

Затем он внимательно осмотрел каждый труп, изучая украшения и оружие, после чего высыпал на землю содержимое их сумок и стал изучать его еще более внимательно, особенно амулеты. В большом узле, принадлежавшем хромому старику, он обнаружил куски человеческого мяса.

– Теперь совершенно ясно, что Ниамвеги убили они, – сказал Орандо. – Эти куски вырваны из его тела.

– Я и не сомневался, – проронил мушимо. – Трупы сказали мне о другом.

– О чем же, мушимо?

– Стертые зубы поведали мне о том, что они – людоеды. Амулеты и содержимое сумок – о том, что они обосновались на берегу большой реки. Они рыболовы и больше всего на свете боятся Гимлы-крокодила. О первом сказали мне найденные среди их вещей крючки, о втором – амулеты. А по украшениям, оружию и татуировке на лбах и подбородках я определил их племя и место обитания. Нам нет нужды преследовать беглеца, его спутники рассказали мне, куда он отправился. Теперь мы можем и поохотиться, а после наведаемся в деревню людей-леопардов.

– Благодаря моей утренней молитве, ты уберег меня от гибели, – подытожил Орандо, – а если теперь ты подгонишь ко мне животных и я добуду мясо, все, о чем я просил, исполнится!

– Животные ходят, где им вздумается, – ответил мушимо. – Я не могу привести их к тебе, зато могу отвести тебя к ним, а там, возможно, и подогнать их к тебе. Пошли.

Мушимо повернулся и, убыстряя шаг, двинулся по тропе, по которой они преследовали людей-леопардов. Орандо не сводил глаз с могучих плеч мушимо, на одном из которых примостился дух Ниамвеги. Так они молча шли около получаса. Вдруг мушимо остановился.

– Внимание, только не суетись, – объявил он. – Я чую сильный запах антилопы Ваппи. Обойду ее по деревьям, она почует меня и побежит в твою сторону. Приготовься!

С этими словами мушимо скрылся среди нависавшей зелени леса. Орандо остался один, преисполненный удивления и восхищения. Еще он испытывал самодовольную гордость от сознания того, что он обзавелся таким мушимо, каким не мог похвастать никто из его знакомых.

Орандо желал скорейшего окончания охоты, чтобы побыстрее оказаться в родной деревне, где он собирался небрежно представить всем свое новое чудесное приобретение и упиваться затем всеобщим восхищением и завистью. Конечно, неплохо быть сыном вождя, еще лучше – самим вождем либо колдуном, но иметь осязаемого мушимо, с которым можно поговорить и поохотиться… о, это триумф, затмевающий все, что только может выпасть на долю человека!

Вдруг мечтательный настрой Орандо оборвал легкий шум, вернее, шорох, но для слуха охотника и этого было достаточно. Ни вы, ни я его даже не услышали бы, а если и услышали, то не смогли бы истолковать. Однако до ушей Орандо он донес весть, столь же приятную, как печатная страница для наших с вами глаз. Этот звук сказал охотнику, что в его сторону бежало копытное животное, но еще не во всю прыть.

Поворот тропы скрывал Орандо от приближавшегося животного. Сын вождя сжал в руке копье и укрылся за стволом дерева, застыв, словно черное изваяние, боясь вспугнуть животное своим запахом или нечаянным движением. Направление ветра, попутное для бегущего существа, исключало, что запах охотника достигнет ноздрей животного. Орандо знал, что если он не пошевельнется, животное будет двигаться безбоязненно, пока не приблизится настолько, чтобы почуять человека, но тогда уже охотник пустит в ход копье.

В следующее мгновение на тропе показался один из редчайших зверей Африки – окапи.

Никогда прежде Орандо не видел их, – окапи водятся много западнее земли утенго.

Туловище и передние ноги животного покрывали пятна наподобие жирафьих, но Орандо, введенный в заблуждение короткой шеей животного, продолжал считать, что это антилопа. Охотник пришел в сильнейшее возбуждение – к нему в руки шла добыча и какая! Животное превосходило размерами среднюю корову. В жилах Орандо бешено запульсировала кровь, хотя внешне он оставался невозмутимым. Теперь важно было не оплошать, тщательно рассчитать каждое движение – шагнуть на тропу и одновременно бросить копье, два движения, слитые воедино.

Окапи вдруг ускорил бег.

Орандо не шелохнулся. Ни единого подозрительного звука не долетело до его ушей, но, тем не менее, антилопу что-то вспугнуло. Орандо запаниковал. Он выскочил на тропу в тщетной надежде поразить копьем добычу и уже занес руку, как вдруг увидел такое, от чего разинул рот от изумления.

С дерева прямо на спину перепуганного животного спрыгнуло некое существо. Им оказался мушимо.

Из горла мушимо вырвалось низкое рычание. Орандо остолбенел. На его глазах окапи запнулся и зашатался под тяжестью человека-зверя. Не успел окапи опомниться, как взметнувшаяся рука мушимо схватила животное за морду и рванула на себя с такой силой, что послышался хруст шейных позвонков. В следующую секунду в ход пошел нож, из тела рухнувшего животного хлынула кровь, и Орандо в очередной раз услышал победный клич обезьяны-самца. Тотчас же где-то вдали раздался еле слышный ответ льва.

– Давай поедим, – сказал мушимо, отрезая от еще трепещущей плоти добычи здоровенные куски.

– Давай, – подхватил Орандо.

Мушимо с рычанием бросил негру кусок мяса, опустился на корточки и вонзил в свою порцию крепкие белые зубы. Следовало бы как-то приготовить мясо, но этот бог джунглей, видимо, проживал в те давние времена, когда люди еще не знали огня.

Орандо растерялся. Вообще-то он предпочитал жареное мясо, но не хотел ударить лицом в грязь перед мушимо. Поколебавшись, он решил подсесть к мушимо, чтобы не есть в одиночку. Лесной бог, рвущий мясо зубами, покосился на Орандо, и вдруг глаза мушимо вспыхнули диким огнем, а из его горла вырвалось глухое рычание-предостережение.

Орандо не раз наблюдал, как расправляются с добычей львы, и опешил от обнаруженного сходства.

Чернокожий отошел подальше и устроился на безопасном расстоянии.

Так они и завершили свою трапезу – в тишине, изредка прерываемой рычанием белого мушимо.

IV. КОЛДУН СОБИТО

Возле обветшалой, видавшей виды палатки сидели двое белых. За неимением шезлонгов они расположились прямо на земле. Их одежда, насколько это вообще возможно, была еще более ветхая, чем палатка. Чуть поодаль вокруг костра расселись пятеро негров. Шестой чернокожий суетился возле палатки, готовя для белых еду на небольшом костерке.

– Мне все это осточертело, – сердито бросил белый постарше.

6
{"b":"3384","o":1}