ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Думаю, мне лучше остаться, – ответил Тарзан.

– Но они возьмут тебя в плен или убьют! Тарзан улыбнулся и помахал своей дубиной.

– Я не боюсь, – просто сказал он.

– Это потому, что ты еще с ними не сталкивался. Разумеется, твой рост дает тебе некоторое преимущество. Ты выше минаниансов в несколько раз, но ведь врагов тридцать тысяч!

Комодофлоренсал сорвался с места и поскакал к своей армии, чтобы объявить о готовности, поскольку враг приближался. Принц безусловно сделает все от него зависящее, чтобы их странный гость не оказался в плену, так как уважает его мужество и желание помочь народу Минанианс. Но сейчас он должен скакать к своим.

Тарзан наблюдал за быстро приближающимся противником. Цепь за цепью, подобно океанским волнам, катились они на город. Все видимое пространство вокруг заполняла грозная лавина, приближаясь с каждой минутой. Тарзан видел, как сошлись в схватке передовые отряды. Каждый дрался со своим противником, поединки протекали молниеносно. Убитые падали с лошадей, но черной лавине, казалось, не будет конца. Встающие на дыбы кони, окровавленные мечи, падающие трупы – все смешалось, как в кошмарном сне. Тарзан оказался в эпицентре сражения. Он размахивал дубиной, разметая врагов в стороны, но ему постоянно приходилось сдерживать движения, так как он боялся задеть своих. Поэтому ему пришлось немного выждать, пока битва не переместится в сторону. Когда это произошло, он оказался в окружении врагов. Он видел выражение удивления на лицах поверженных противников, удивления, но не страха. Наконец он очутился один среди массы всадников. Они шли волна за волной, и, казалось, ничто не может поколебать стройности их рядов.

Тарзан отбросил ненужную дубину и принялся сражаться голыми руками. Он расшвыривал врагов в стороны, сбрасывал их с седел, но они все шли и шли. Они вертелись вокруг Тарзана, соскакивали с лошадей и бросались на него. Один из них, изловчившись, высоко подпрыгнул и ударил Тарзана головой в живот. Удар был такой внушительный, что Тарзан задохнулся от боли и отступил назад. Другие пытались достать его своими маленькими мечами или кололи пиками уже окровавленные ноги. Около сотни пигмеев окружали его и висели на нем, и гигант ничего не мог сделать. Вместо упавших поднимались новые бойцы.

Тарзан с грустной улыбкой подумал, что он в несколько раз больше и сильнее их, но не в состоянии одержать победу. Их слишком много. Он прекрасно понял, что окружен и помощи ждать неоткуда: воины Троханадалмакуса сами едва отбиваются от наступающего противника.

Он продолжал отражать град ударов, сыпавшихся на него со всех сторон, как вдруг кто-то вновь очень точно двинул его в живот, и, задохнувшись, Тарзан потерял сознание и рухнул на землю. Словно муравьи, крошечные воины бросились на добычу. На секунду придя в себя, Тарзан сделал попытку встать, но это было последним, что он запомнил, прежде чем окончательно потерять сознание…

* * *

Ухха лежала на подстилке из травы под большим деревом в непроходимой чаще джунглей. Была ночь, но девочка не спала. Сквозь листву она наблюдала за белым человеком, лежавшим рядом с небольшим костерком. Веки девочки были прикрыты, поскольку она боялась, как бы мужчина не заметил, что она следит за ним. Ухха не опасалась больше белого человека. Только ненависть, дикая и необузданная, наполняла ее сердце. Она давно уже поняла, что он не речной дьявол. Эстебан Миранда боялся джунглей, а речной дьявол ничего не боится. Не верила она и в то, что он – Тарзан. В детстве она слышала множество историй о смелости и непобедимости Владыки джунглей, а когда обнаружила, что Эстебан Миранда боится диких животных и совершенно не приспособлен к жизни в лесу, то окончательно уверилась, что он не знаменитый Тарзан, а просто обыкновенный белый трус. Она потеряла к нему всяческое уважение, а вместе с ним исчез и страх. Правда, он был намного сильнее ее, грубый и жестокий. Он мог ударить ее, если злился. Но кроме физической боли он не мог причинить ей другого вреда. Уже много раз маленькая Ухха задумывалась над тем, как бы ей убежать от него, но после первой неудачной попытки оставила эту мысль – она тоже боялась одна оставаться в джунглях. Но совсем недавно она пришла к выводу, что белый вряд ли сможет ее защитить в случае нужды. При первой же опасности Миранда моментально бросался к ближайшему дереву, забыв о девочке. Он мог в любой момент, спасая свою шкуру, бросить Ухху, и тогда ее судьба оказалась бы незавидной.

Так что, несомненно, одной ей хуже не будет. Но прежде чем она покинет его, она должна сполна отплатить за жестокость и грубость. Кроме того, она понимала, что надо как-то умилостивить и своих соплеменников и Обебе, ведь это она помогла белому бежать. Ухха была почти уверена, что ей удастся найти дорогу в родное селение, хотя путь предстоит трудный и долгий. Она не станет убивать белого, бог этого не простит, она лишь сыграет с ним злую шутку, которую тот запомнит до конца своих дней.

Итак, маленькая туземка лежала на своей подстилке и наблюдала за испанцем, задремавшим у огня. Рядом с ним находился мешочек, который Эстебан Миранда никогда не выпускал из рук. Маленькая Ухха знала, как дорожил он содержимым этого мешка. В нем хранились красивые камни. Девочка не ведала, что это были алмазы, она только понимала, что белый готов скорее расстаться с жизнью, чем с ними. Миранда мог часами любоваться их блеском. Налюбовавшись, он прятал камни в мешок и очень берег его, боясь потерять. Да и сейчас, во сне, он не расставался с мешком и не выпускал его из рук.

От маленького костра разбегались фантастические тени. Испанец спал, а Ухха осторожно за ним наблюдала.

Вдруг в кустах мелькнула голова огромного льва. Его зеленые глаза уставились на огонь. Нума был голоден. Он знал толк в человеческом мясе и не имел ничего против того, чтобы отведать его и сейчас, но не любил огня. Поэтому он исчез так же внезапно, как и появился. Нума не боялся огня, но ему было неприятно смотреть на него, как на полуденное солнце, которое слепило глаза и мешало охотиться. А пляшущие тени действовали ему на нервы.

Ухха не обращала внимания на эти тени. Она лежала тихо, не подозревая, что только что здесь был голодный Нума. Ухха прислушивалась к потрескиванию костра и обдумывала план действий.

Равномерное дыхание испанца говорило о том, что он спит. Девочка выждала некоторое время, потом подкралась к нему и привстала на колени. В руке она сжимала дубинку. Резко замахнувшись, она опустила дубинку прямо на голову спящего. Одного раза, пожалуй, хватит. Ухха вскочила на ноги. Она надеялась, что испанец, слегка оглушенный, скоро очнется и обнаружит, что его драгоценные камни похищены.

В этом и состояла месть Уххи! Она перерезала ножом веревку и, схватив мешок, исчезла в джунглях.

Долгое время скитаясь с испанцем, Ухха потеряла ориентиры и теперь не имела ни малейшего представления о том, где искать дорогу к дому. Она наткнулась на тропу, протоптанную слонами. Путь освещала луна. Было как-то жутко. Ухха усилием воли заставила себя идти вперед, стремясь как можно дальше уйти от Миранды, пока тот не пришел в сознание.

В сотне ярдов от девочки голодный Нума почуял запах человека и насторожился. Теперь ничто не отвлекало его внимания: ни пляшущие тени, ни огонь – был только запах человека. Щелкнув огромными челюстями, Нума затаился.

Ухха торопливо шла по тропе. Она была уже рядом с Нумой, но тот медлил. В запахе приближающегося человека почудилось что-то странное. Впрочем, нет, это всего-навсего беспомощное слабое существо.

Ухха остановилась, не подозревая, что в нескольких шагах притаился огромный, голодный и потому вдвойне опасный зверь. Когда девочка двинулась дальше, Нума неслышно прыгнул на тропу сзади. Так они и шли в ночи леса – кровожадный лев и маленькая темнокожая девочка, не ведающая, что смерть крадется за ней по пятам.

Шаг за шагом Нума постепенно сокращал расстояние, и наступил миг, когда он решил поужинать.

10
{"b":"3385","o":1}