ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Очнувшись, Тарзан обнаружил, что лежит на земляном полу в огромной комнате. Еще не понимая, что с ним произошло, он заметил, что помещение ярко освещено, и, лишь окончательно придя в себя, увидел источник света – две большие свечи, футов по пять каждая. Эти свечи заинтересовали его. Чуть позже он разглядел человек пятьдесят мужчин ростом с него самого. Кто эти люди? Где он?

Он чувствовал боль во всем теле, особенно в скрученных за спиной руках. Он попробовал пошевелить пальцами, но безрезультатно. Ноги были свободны от пут, и, с усилием приподнявшись, Тарзан сел.

Как ни странно, но воины, находившиеся в комнате, своей военной формой и внешностью очень напоминали солдат Велтописмакасианса, но были таких же размеров, что и сам Тарзан. Многие из них расположились на скамейках за столами. Кое-кто был ранен. Между столами сновали несколько человек, оказывая нуждающимся необходимую помощь. Эти санитары были облачены в белые туники, как и привилегированные рабы Троханадалмакуса. Один из них, заметив, что Тарзан пришел в себя, приблизился к нему вплотную и воскликнул:

– Хо! Наконец-то гигант очнулся. Твой рост мало помог тебе, и теперь мы такие же большие, как и ты! Мы тоже великаны!

Он повернулся к своим товарищам, заливаясь смехом. Понимая, что он находился в плену и окружен врагами, Тарзан решил не произносить ни слова. Поэтому он ничего не ответил.

– Он нем, как огромная грудастая женщина-алали, – съязвил один из воинов.

– Наверняка, он пещерный житель, – предположил другой.

– А может, он из Зерталаколос, – сказал третий.

– Но их мужчины трусливы, – снова вмешался первый, – а этот сражался, как настоящий боец.

– Да, он и безоружный дрался до последнего.

– А ты видел, как он расшвыривал солдат в стороны?

– Он ведь не отступил ни на шаг и все время улыбался.

– Нет, он не похож на мужчину Зерталаколос. Спроси, какого он племени?

Тот, кто первым обратил внимание на очнувшегося Тарзана, задал ему этот вопрос, но ответом ему было молчание.

– Он не понимает нас, – произнес воин. – Но не думаю, что он Зерталаколос. А вот кто – ума не приложу.

Он подошел к Тарзану и осмотрел его раны.

– Ничего страшного. Дней через шесть, а то и меньше, он будет здоров.

Они промыли раны, наложили какую-то мазь и поставили перед ним еду, воду и молоко антилопы. Затем освободили его руки, но стянули талию цепью, прикрепив один конец к кольцу в полу.

Поскольку они уверились, что Тарзан не понимает их языка, они заговорили свободнее. Но этот язык оказался весьма похож на язык Троханадалмакуса, и Тарзан понимал все. Из разговоров он уяснил, что битва закончилась не в пользу короля Адендрохакиса. Его армия понесла тяжелые потери. Было много убитых и взятых в плен, тогда как противник потерпел гораздо меньший урон. Сражение завершилось молниеносно.

Но как они сумели превратиться в людей нормальных размеров? Тарзан ломал голову, однако не находил объяснения. Чудеса, да и только!

Раны быстро затягивались. О пленнике тщательно заботились, выполняя особый королевский указ на этот счет.

Наконец неделю спустя, полдюжины конвоиров пришли за ним, сняли цепь и куда-то повели. Они долго пытались втолковать ему, что от него требуется, но Тарзан по-прежнему делал вид, что не понимает их языка. Однако из разговора конвоиров он уловил, что его ведут к королю, пожелавшему познакомиться с необыкновенным пленником.

Длинный коридор, по которому они шли, слабо освещался свечами. Навстречу то и дело попадались рабы и солдаты. Рабы были облачены в белые туники с красными эмблемами, либо в зеленые, но тоже с красными эмблемами.

Через равные промежутки попадались лестницы, ведущие вверх. Тарзан подумал, что по конструкции здание напоминает те, что он видел в городе Адендрохакиса, но, прикинув сообразно своему росту его пропорции и размеры, пришел в замешательство: здание должно было быть колоссальным.

Наконец, свернув направо, они остановились перед входом в большое помещение, озаряемое светом множества свечей. На полках виднелись рассортированные туники, сандалии, оружие и еще множество предметов.

Сопровождающий подозвал раба в белой тунике и приказал:

– Зеленую тунику для парня из Троханадалмакуса!

– Кто его хозяин? – поинтересовался раб.

– Он принадлежит Зоантрохаго, – ответил конвоир. Раб проворно засуетился и вскоре принес зеленую тунику. Достав две эмблемы и быстро начертав на них чернилами девиз, он прикрепил их на спину и на грудь Тарзану. Тот не мог прочитать, что написано, так как не успел овладеть письменной речью. Раб подал пару сандалий, и Тарзан, облачившись в этот наряд, двинулся дальше, сопровождаемый своими конвоирами.

Теперь они шли по хорошо освещенным коридорам, стены которых были расписаны орнаментами, изображениями сцен охоты, сражений. Воинов попадалось великое множество, больше стало и рабов в белых туниках, тогда как в зеленых – не встречалось совсем.

Коридор упирался в дверь, отделанную золотом. Сопровождающий сделал знак остановиться.

– По приказу короля мы привели раба Зоантрохаго, – сказал он часовым. – Это великан, которого мы пленили в битве.

Один из часовых повернулся к своему напарнику.

– Передай это королю!

После долгих расспросов и досмотра часовые распахнули тяжелые двери, и Тарзан очутился в тронном зале. Потолок, украшенный восхитительными арабесками, поддерживали массивные деревянные колонны. На стенах, наполовину скрытых панелями, виднелись узоры орнамента и сцены героических походов и битв.

Кроме двух часовых в зале никого не было. Один из них приоткрыл дверь в следующую комнату, и Тарзан увидел нескольких воинов, которые в богато разукрашенных нарядах восседали на невысоких скамейках. Посередине на высоком стуле возвышался воин, внимательно слушавший говорящих. Но когда начинал говорить он, все замолкали. Когда он раздвигал губы в легкой усмешке, все начинали громко хохотать. Их глаза неотрывно следили за выражением его лица, с тем, чтобы вовремя среагировать на малейшее изменение его настроения.

Конвоир, приведший Тарзана, сделал знак остановиться и, дождавшись, когда наступит тишина и сидящий в центре обратит на него свое внимание, опустился на колено, воздел вверх руки со сложенными ладонями и выгнулся в приветственном «поклоне».

– О, Элкомолхаго, король Велтописмакуса, владыка и повелитель всех людей! Наимудрейший и наихрабрейший! По твоему приказу раб Зоантрохаго доставлен!

– Встань и подведи его поближе, – приказал человек, сидящий на стуле с высокой спинкой, и, обратившись к свите, спросил:

– Это тот великан, которого мы захватили под Троханадалмакусом?

– Мы слышали о нем, о Наиглавнейший, – ответили приближенные хором.

– И о храбрости?

– И о храбрости, Наимудрейший.

– Ну и что вы обо всем этом думаете? – спросил король.

– То же, что и вы, о Великий Вождь!

– А что я думаю? – снова спросил король, разглядывая окружающих.

Приближенные в замешательстве обменялись быстрыми взглядами.

– Что он об этом думает? – зашептались они. Наконец один, с надеждой взглянув на соседа, громко спросил:

– Что думаешь об этом ты, Гофолосо?

– Позволю себе заметить, что Зоантрохаго прежде должен был посоветоваться со Всемогущим и Всемудрейшим.

– Правильно! – воскликнул король. – А Зоантрохаго не посоветовался. А ведь именно я первым сформулировал вопрос и решил проблему.

Раздались громкие крики восхищения.

– Ничто не может сравниться с нашими успехами, – продолжал король, – которых вы достигаете, следуя моим указаниям. Правда, пока результаты диаметрально противоположны тому, чего мы ожидали, но мы еще поработаем. Через несколько дней я дам Зоантрохаго формулу, которая совершит революцию среди Минуни. Таким образом мы перевернем мир!

Тут Эколомолхаго сделал паузу и обратил внимание на раба в зеленой тунике, молча стоявшего перед ним и слушающего всю эту ахинею. Он подошел к Тарзану, постоял без слов, разглядывая его, затем спросил:

11
{"b":"3385","o":1}