ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Код благополучия. Как управлять реальностью и жить счастливо здесь и сейчас
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Принципы. Жизнь и работа
Черные крылья
Пассажир своей судьбы
Первые сполохи войны
Свежеотбывшие на тот свет
Час расплаты
A
A

Дав новому рабу задание, Вентал отвел его в средний туннель и вернулся назад. Тарзан должен был подтаскивать куски породы ко входу в туннель, где их забирали другие рабы. Работа не утомляла Тарзана, и он мог наблюдать за происходящим вокруг, присматриваясь к людям, трудившимся с ним бок о бок. Они были примерно одного роста с Тарзаном, и хотя он был все-таки самым высоким, разница составляла лишь несколько дюймов. Он понял, что среди них есть немало тех, кто участвовал в битве, в которой он был пленен. Они-то и рассказали Тарзану обстоятельства его пленения, называя его при этом Зуантролом (гигантом). И они были почти такие же крупные, как и сам Тарзан. Это вызывало у Тарзана недоумение, но как он не ломал голову, найти объяснение никак не удавалось.

Он по крохам собирал подробности битвы, запоминал расположение рабочего отсека, входов и выходов, постоянно думая, как бы в один прекрасный день выбраться из этого лабиринта.

Как только надзиратель куда-нибудь отлучался, тут же вспыхивали разговоры, выражающие недовольство королевской властью. В них принимали участие и рабы, и солдаты, и офицеры. Тарзан решил, что этим тоже надо будет воспользоваться при побеге, который рано или поздно обязательно произойдет.

Наконец долгий и трудный день закончился, и рабов развели по своим отсекам, располагавшимся на тех же уровнях, на которых они работали. Тарзана и нескольких других рабов отвели в дальний конец туннеля, заканчивающегося небольшим входом в огромное помещение. Вход охранялся двумя стражниками.

Внутри находились примерно пятьдесят мужчин и женщин. Женщины готовили еду над маленькими кострами. Дым и чад уходили в небольшие отверстия, прорубленные в потолке. Вероятно, помещение вентилировалось еще как-то, иначе пятьдесят человек попросту задохнулись бы. Здесь были рабы разных возрастов, но стариков Тарзан не заметил. Кожа женщин и детей отличалась такой бледностью, какой Тарзан никогда не встречал. Позже ему объяснили, что они никогда не видели белого света. И дети, рождавшиеся в лабиринте, оставались там навсегда. Женщины, захваченные в плен в других городах, были обречены жить в подземелье до самой смерти. Только чудо, если какой-нибудь воин выберет себе жену из их числа, могло спасти несчастных. Но обычно воины женились на рабынях в белых туниках, с которыми они встречались на поверхности.

На лицах этих женщин лежала печать грусти и безысходности, и Тарзан проникся к ним глубокой симпатией. Никогда в жизни он не видел выражения такой безнадежности на лице живого существа.

Тарзан как новичок сразу же оказался в центре внимания, но никто не двинулся с места, так как слух о его особых привилегиях уже проник и сюда. О нем уже все знали.

Девушка, готовившая пищу, поймала его взгляд и махнула рукой. Тарзан приблизился. Такой красавицы он не встречал никогда в жизни. Белизну ее чистой и нежной кожи оттеняли иссиня-черные волосы, обрамлявшие лицо.

– Ты Гигант? – спросила девушка.

– Я Зуантрол, – ответил Тарзан.

– Он говорил мне о тебе, – продолжала красавица. – Я буду готовить тебе еду. До сих пор я готовила только для него, но, если у тебя нет другой девушки, я буду готовить и тебе.

Казалось, она была немного смущена.

– У меня никого нет, кто мог бы позаботиться здесь обо мне, – ответил Тарзан. – Но кто это «он», о котором ты говоришь?

– Мое имя Таласка, – сказала девушка. – А его я знаю только по номеру. Пока он раб – у него нет имени. Так он мне объяснил. Его номер Восемьдесят в кубе плюс девятнадцать. Вижу, твой номер восемьдесят в кубе плюс двадцать один.

Она взглянула на непонятный Тарзану иероглиф у него на плече и на рукаве зеленой туники.

– А у тебя есть имя?

– Они называют меня Зуантрол.

– О, ты действительно большой, но тебя вряд ли можно назвать гигантом.

– А я думал, что ты Зерталаколол, – вдруг услышал Тарзан у самого своего уха и, обернувшись, увидел раба, который и во время работы не спускал с него глаз. Тот улыбнулся.

– Я Зерталаколол по моему хозяину, – повторил Тарзан.

Раб удивленно поднял брови.

– Я вижу, ты чертовски умен. Но я не выдам тебя. С этими словами он отошел и занялся своими делами.

– Что он хотел сказать? – спросила девушка.

– Дело в том, что с момента, когда я попал в плен, я молчу, и все решили, что я немой. А раз немой, значит я Зерталаколол – они ведь не говорят.

– Я их никогда не видела.

Девушка с интересом взглянула на Тарзана.

– Считай, что тебе повезло. Они не очень-то приятны на вид.

– Все равно интересно. Мне нравится все, что хоть капельку отличается от моей теперешней жизни, от того, что окружает меня днем и ночью.

– Не теряй надежды, – подбодрил ее Тарзан. – Если человек сильно захочет, он непременно возвратится на поверхность.

– Возвратится? Я никогда и не была там.

– Никогда не была на поверхности? Ты хочешь сказать, с того момента, как попала в плен?

– Я родилась здесь и никогда не поднималась на поверхность.

– Ого! Значит, ты рабыня второго поколения. Но у Минанианс рабы второго поколения получают белую тунику и свободно живут на поверхности.

– Это не для меня. Моя мать не позволила бы мне этого. Она предпочла бы, чтобы я умерла, чем стала женой жителя города или рабыней другого. Я должна умереть, как только ступлю на землю.

– Но как же тебе удалось избежать этого?

– Дело в том, что у каждого хозяина множество рабов, и он не может упомнить всех в лицо. Что касается переписи, то факт моего рождения был скрыт, и обо мне просто не знают. Матушка присвоила мне номер умершего в тот день раба, и мое появление на свет прошло незамеченным.

– Но ты очень красива. Твое лицо давно должно было привлечь внимание, – не унимался Тарзан.

Девушка на мгновение отвернулась и провела рукой по лицу и волосам. Затем вновь предстала перед Тарзаном, неузнаваемо изменившись. Он не поверил своим глазам – таким уродливым и безобразным стало лицо красавицы.

– О, боже! – вырвалось у него.

Постепенно морщины разгладились, и лицо девушки вновь засияло красотой, лишь горькая улыбка напоминала о невероятном превращении.

– Всему этому меня научила моя матушка, – тихо сказала девушка. – Так что, когда они появляются, они даже не глядят в мою сторону.

– Но разве не лучше было бы выйти замуж за какого-нибудь воина и жить в городе? Ведь воины Велтописмакуса вряд ли сильно отличаются от твоих соплеменников?

Она покачала головой.

– Это не для меня. Мой отец Манадаламакус. Спустя две луны после того, как похитили мою мать, родилась я, уже в этих катакомбах, вдали от свежего воздуха и солнечного света.

– А твоя мать? – осторожно спросил Тарзан. – Она здесь?

Девушка грустно покачала головой.

– Увы. Они пришли за ней двадцать лун тому назад и увели с собой. С тех пор я ее не видела и не знаю, что с ней.

– А живущие здесь? Они не выдали тебя?

– Что ты! Если раб предаст своего товарища, его просто разрывают на куски. Но мы заболтались. Ты, должно быть, голоден.

С этими словами Таласка предложила Тарзану поужинать. Он предпочел бы сырое мясо, но, поблагодарив девушку, принялся жевать приготовленную пищу, обдумывая услышанное.

– Странно, что не идет Аопонато, – заметила она. – Он никогда еще не опаздывал.

Смуглый раб, медленно подходивший к ним, взглянул на Тарзана, и тот решил, что это и есть Аопонато.

– А вот и Аопонато, – сказал Тарзан Таласке. Радостно улыбнувшись, она обернулась, но, увидев смуглого раба, отшатнулась и прошептала:

– Нет, это не он.

Подошедший ткнул пальцем в сторону Тарзана и спросил у девушки:

– Ты что, готовишь ему? А мне, значит, отказываешься. Да кто он такой! Чем он лучше меня? Отныне ты будешь готовить для меня постоянно.

– Ты легко найдешь мне замену, Гарафтан. Иди к любой женщине и оставь меня в покое. Мы имеем право выбирать, для кого нам готовить, и я не собираюсь делать это для тебя.

– Имей в виду, тебе же лучше будет, если ты согласишься, – зарычал смуглолицый. – Ты будешь моей. Я просил тебя стать моей женой, когда этих и в помине не было. Если не образумишься, завтра же расскажу Венталу всю правду, и тебя заберут отсюда. Ты когда-нибудь видела Калфастобана?

14
{"b":"3385","o":1}