ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка молчала.

– Ну так увидишь и станешь его наложницей. Они заберут тебя отсюда!

– Я предпочту этого Калфастобана тебе, но знай, никто никогда не коснется меня без моего согласия, – презрительно сказала девушка.

– Ах так! – зарычал раб и шагнул вперед. Схватив ее за руки, он притянул девушку к себе. Таласка не успела увернуться, и смуглолицый склонился над ней, желая поцеловать, но тут сильные пальцы сжали его плечо. Раб выпустил жертву и отшатнулся. В тот же миг могучий удар сбил его с ног. Между ним и девушкой стоял сероглазый незнакомец с копной черных волос. Раб вскочил на ноги и, словно бык с налитыми кровью глазами, бросился на Тарзана.

– Сейчас ты умрешь! – прорычал он.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Юноша-алали гордо шел по лесу. В руках он нес лук и стрелы. За ним следом двигались десять мужчин с таким же оружием.

Навстречу им по тропе бесшумно и осторожно пробиралась женщина-алали. Вдруг она остановилась как вкопанная. Глаза ее сузились, уши насторожились, ноздри нервно задвигались, нюхая воздух. Мужчины… И не один – несколько. Если внезапно появиться перед ними, нет сомнения, они растеряются, и уж одного-то можно будет схватить, прежде чем они разбегутся. Иначе она вновь останется в одиночестве…

С некоторых пор начали твориться странные вещи. Женщина ее племени, отправившаяся за мужчинами в лес, не вернулась назад. Да и другие тоже. В джунглях находили трупы женщин, но причину их смерти никто объяснить не мог.

Но уж она-то не вернется в пещеру с пустыми руками. Внезапно свернув с тропы, она оказалась прямо перед мужчинами, хотя довольно далеко. Если ее заметят, они успеют разбежаться. Она хотела укрыться, но было уже поздно. Один из мужчин указал на нее рукой. Ухватив дубинку покрепче, женщина неуклюже побежала навстречу. С удивлением и радостью она обнаружила, что мужчины и не собираются убегать. Вероятно, от одного ее вида эти трусы остолбенели.

Но что это? Кажется, они побежали ей навстречу! Вдруг она заметила в руках у них какие-то странные предметы. На лицах же не было страха, а решимость и воодушевление. Но что за предметы у них в руках? Вдруг бегущий впереди приостановился и от него отделилась длинная палка, которая со свистом вонзилась в руку женщине, и она поняла, что те, чьи трупы она видела в лесу, погибли от этих палок. Женщина решила, что самое лучшее сейчас – спасаться бегством от этих быстроногих мужчин, обладающих смертоносным оружием.

Мужчины не преследовали раненую, они были удовлетворены уже тем, что их боятся и от них убегают.

Когда соплеменницы увидели свою раненую товарку, влетевшую в пещеру и задыхающуюся от быстрого бега, они похватали дубинки и бросились к выходу, думая, что за ней гнался лев. Однако к их удивлению, возле пещеры никого не было.

– От кого ты спасалась? – жестами спросили они.

– Мужчины, – показала она.

Удивление и пренебрежение отразились на лицах окружающих. Одна женщина пнула ее, другая ударила по голове.

– Их было много, и они чуть не убили меня летающими палками. Смотрите! – Она выдернула стрелу из кровоточащей раны. – Они не побежали от меня, а пошли навстречу. Все женщины, которые не вернулись, убиты ими.

Этот рассказ очень удивил женщин. Они не могли не верить своей самой отважной соплеменнице, которая сейчас расхаживала взад-вперед, что-то обдумывая.

– Пошли! – дала она сигнал. – Мы должны пойти все вместе, найти их и примерно наказать!

Она помахала огромной дубиной над головой и скорчила страшную гримасу.

Остальные заплясали вокруг нее в жутком танце, имитирующем сцену будущей расправы, и вскоре жаждущая мужчин и крови дикая орда двинулись в путь…

* * *

– Сейчас ты умрешь! – прорычал Гарафтан и бросился на Тарзана.

Тарзан сделал быстрый шаг в сторону, уклоняясь от удара, и Гарафтан, потеряв равновесие, грохнулся на пол. Прежде чем встать, он огляделся по сторонам в поисках оружия, и его взгляд остановился на жаровне. Он потянулся к ней, но тут же раздались негодующие возгласы:

– Никакого оружия! Это запрещено! Только голыми руками!

Но Гарафтан, переполненный злобой, ненавистью и ревностью, ничего не слышал и не видел вокруг. Схватив жаровню, он поднял ее и, метя в лицо обидчику, бросился на Тарзана. Но сейчас же два раба схватили его и вырвали жаровню.

– Сражайся честно, – приказали они, поставив его на ноги и хорошенечко встряхнув.

Тарзан стоял улыбающийся и бесстрастный. Приступ ярости удивил его. Он спокойно ждал Гарафтана. Гарафтан, заметив равнодушную улыбку Тарзана, чуть не задохнулся от злобы, душившей его. Он бросился на противника. Сильные руки Владыки джунглей обхватили его поперек туловища и швырнули наземь. Рабы разом выдохнули: «Ух-х!» – и послышалось нечто, похожее на аплодисменты.

Поверженный Гарафтан поднялся и, глядя исподлобья, уставился на своего врага. Он был оглушен, но не сдавался.

Таласка вплотную подошла к Тарзану и заглянула ему в глаза.

– Ты очень сильный, – сказала она, но Гарафтану почудилось, что ее взгляд сказал гораздо больше. Ему показалось, что взгляд говорит о любви, тогда как это было просто восхищение мужской силой.

Из горла Гарафтана вырвался воинственный крик, похожий на визг дикого вепря, и он вновь ринулся на Тарзана. Тарзан поднял его над головой и с силой бросил на пол. Этого оказалось достаточно.

В дверях появились стражники и, расталкивая рабов, кинулись к Тарзану. Один из них был Калфастобан. Он остановился перед Тарзаном и перед прекрасной Талаской.

– Что тут происходит? – закричал он. – А! Теперь все ясно. Это ты, Гигант? Решил продемонстрировать свою силу, не так ли?

Он взглянул на Гарафтана, пытающегося подняться с пола. Тот был вне себя от ярости.

– У нас подобные штуки запрещены, парень, – продолжал Калфастобан, размахивая руками перед лицом Тарзана и совершенно забыв в гневе, что новичок не понимает их языка. Вспомнив об этом, он сделал ему знак следовать за собой.

– Сотня ударов поможет ему понять, как надо себя вести, – громко заявил он и вдруг заметил Таласку.

– Не наказывайте его! – забыв обо всем на свете вскричала девушка. – Виноват Гарафтан. Зуантрол только защищался!

Калфастобан не мог оторвать глаз от лица девушки, и, прежде чем она сообразила, что ей угрожает опасность, коварная улыбка мелькнула на его губах. Таласка отпрянула и бросилась к Тарзану.

– Сколько тебе лет? – гаркнул Калфастобан. – Я узнаю, кто твой хозяин и куплю тебя.

Тарзан смотрел на Таласку, и сердце его наполнялось щемящей жалостью.

– А ты, глупое животное, хоть и не понимаешь меня, – продолжал Калфастобан, повернувшись к Тарзану, – радуйся тому, что я скажу. На сей раз тебе повезло: я не буду тебя наказывать. Но попробуй еще раз – и получишь на всю катушку. А если услышу, что ты подкатываешься к этой куколке, которую я собираюсь купить, тебе не поздоровится!

С этими словами он развернулся и вышел вон. Когда за ним закрылась дверь, чья-то рука опустилась Тарзану на плечо, и кто-то позвал:

– Тарзан!

Было так странно слышать здесь, среди врагов, глубоко под землей, свое имя. Тарзан резко обернулся, и увидел сияющее лицо.

– Ком… – вырвалось у Тарзана, но его рот прикрыла осторожная дружеская рука.

– Т-с-с! Здесь я Аопонато.

– Но что с тобой произошло? Ничего не понимаю! Ты такой же большой, как и я! Что случилось с минаниансами? Они становятся гигантами?

Комодофлоренсал грустно улыбнулся.

– Друг мой, это ты изменился, а мы остались прежними.

Тарзан недоуменно поднял брови и вопросительно взглянул на него.

– Ты хочешь сказать, что я стал таким, как все минанианс?

Комодофлоренсал кивнул.

– Конечно, в это трудно поверить. Трудно поверить, что человек вместе со своим оружием может настолько уменьшиться в размерах.

– Но ведь это невозможно! – воскликнул Тарзан.

– Я узнал об этом несколько лун тому назад, – продолжал принц. – Когда до меня дошли слухи, что они тебя уменьшили, я не поверил до тех пор, пока не вошел сюда и не увидел собственными глазами.

15
{"b":"3385","o":1}