ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но как это все было проделано?

– Благодаря уму великого Зоантрохаго. Когда между нашими городами устанавливается мир, происходит обмен идеями и открытиями. Так мы узнаем о многих чудесах.

– До сих пор я не слышал, чтобы минанианс говорили о колдовстве или о чудесах, – протестовал Тарзан.

– Тебя поймал Зоантрохаго. При помощи своих знаний он сделал так, что ты потерял сознание, а уж потом, используя изобретенную им аппаратуру, уменьшил тебя.

– Надеюсь, Зоантрохаго и его чудесная аппаратура могут совершать обратные действия, – зло проговорил Тарзан.

– Увы. До сих пор ему это не удавалось. Уменьшив животных, он не мог вернуть их в прежнее состояние. Знаю только, что он ищет средство, чтобы увеличивать воинов Велтописмакуса, и с их помощью встать во главе всех минанианс. Но все его эксперименты пока не дали положительного результата. Сомневаюсь, что тебе смогут вернуть твой прежний рост, – грустно закончил принц.

– Но в моем большом мире я буду совершенно беспомощным.

– Об этом не стоит волноваться, мой друг, так как шансы выбраться отсюда практически равны нулю. Я уж и не надеюсь когда-нибудь увидеть Троханадалмакус. Может быть, благодаря стараниям и военным действиям моего отца, мы получим свободу, но это маловероятно. Во время сражений мы нередко берем в плен рабов в белых туниках, но почти никогда – в зеленых. У нашей армии не хватит сил так глубоко проникнуть в расположение противника.

Тарзан пожал плечами.

– Посмотрим.

Когда Калфастобан ушел, Гарафтан отправился в свой угол, бормоча под нос угрозы.

– Боюсь, он не угомонился, – сказала Таласка, указывая на Гарафтана. – Сожалею, что это случилось по моей вине.

– По твоей? – переспросил Комодофлоренсал.

– Да. Гарафтан угрожал мне, когда Аопонатандо вмешался и защитил меня.

– Аопонатандо? – переспросил принц.

– Это мой номер, – пояснил Тарзан.

– Благодарю тебя, мой друг. Жаль, что меня не было. Таласка готовит мне еду. Она хорошая девушка.

Продолжая говорить, он неотрывно смотрел на девушку, и глаза его светились нежным блеском. Щеки Таласки покрылись легким румянцем.

Тарзан улыбнулся.

– Так это тот самый Аопонато, о котором ты говорила? – спросил он.

– Да, – ответила девушка.

– Мне очень жаль, что он тоже попал в плен, но о лучшем товарище и мечтать нельзя. Мы втроем должны продумать план побега.

Принц и девушка грустно покачали головами.

Сидя за вечерней трапезой, они тихо переговаривались с присоединившимися к ним другими рабами, поскольку у Таласки было много друзей. Все прониклись к Тарзану глубоким уважением.

Перед сном принц сказал:

– У нас здесь удобств нет.

– Мне они ни к чему. Лишь бы было темно, – ответил Тарзан. – Пожалуй, подожди, пока погасят свет.

– В таком случае ты прождешь целую вечность, – засмеялся принц.

– А что, разве свет не гасят?

– Если бы это случилось, мы очень быстро погибли бы. Пламя свечей не только разгоняет тьму, но и сжигает вредные газы, которые могли бы отравить нас.

– В таком случае, не буду ждать, пока они погаснут, – улыбнулся Тарзан и, растянувшись на полу, сказал: «Муано» – что на языке минанианс означало «Спокойной ночи».

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

На следующее утро, когда Таласка готовила завтрак, Комодофлоренсал предложил Тарзану держаться на работе вместе.

– Ты прав, – согласился Тарзан. – И обязательно возьмем Таласку. Готовить побег будем втроем. Принц посмотрел на него, но ничего не сказал.

– Возьмете меня с собой? – обрадовалась Таласка. – Не могу в это поверить! Я отправлюсь с вами в Троханадалмакус и стану твоей рабыней, так как знаю, что ты никогда меня не обидишь. Но Калфастобан не забыл обо мне, и, скорее всего, хозяин продаст бедную Таласку. Я слышала, что он уже многих продал – ему нужны деньги, чтобы заплатить налоги.

– Мы сделаем все возможное, Таласка. Как только подвернется случай, мы с Аопонато заберем тебя. Но для начала нужно сделать так, чтобы мы все время были вместе.

– У меня возникла идея, – сказал Комодофлоренсал, – и, по-моему, очень удачная. Они уверены, что ты не говоришь на нашем языке и не понимаешь его. С таким рабом трудно общаться, а он должен работать. Я скажу, что отыскал средство объясняться с тобой, и, быть может, нас не разлучат.

– Но как ты будешь это делать?

– Это уж моя забота. До того, как они сообразят, что ты понимаешь их язык, я буду их дурачить.

Вскоре план принца принес результаты. Тарзан работал в третьем туннеле на тридцать шестом уровне, где работа была самая нудная и изнурительная. Гарафтан трудился тут же, он часто и подолгу смотрел на Тарзана.

Итак, Тарзан спокойно работал, когда появился Калфастобан в сопровождении четырех рабов в зеленых туниках. Тарзан не обратил на них никакого внимания, пока не услышал их разговора. Быстро взглянув на говорящих, он заметил, что одним из свиты был Комодофлоренсал, известные под кличкой Аопонато.

Поймав ответный взгляд принца, Тарзан незаметно подмигнул ему. Калфастобан знаком приказал Тарзану приблизиться. Тот подошел и застыл на месте.

– Итак, мы слушаем, начинайте вашу беседу, – произнес Калфастобан. – Но я не верю, что он тебя поймет, нас-то он не понимает.

Бедный Калфастобан и представить не мог, что существуют другие языки, кроме его собственного.

– Я задам ему вопрос на его языке, – сказал принц. – Если он кивнет головой, значит он меня понял.

– Хорошо. Спрашивай.

Комодофлоренсал повернулся к Тарзану и произнес с десяток гласных, Когда принц закончил, Тарзан кивнул головой.

– Вот видите, – обратился принц к Калфастобану.

– Да, похоже он понял. Значит, Зерталоколол умеет разговаривать.

Тарзан даже не улыбнулся, хотя было забавно глядеть, как с самым серьезным видом Комодофлоренсал дурачит Калфастобана, неся всякую ахинею.

– Скажи ему, – вмешался один из воинов, – что его хозяин Зоантрохаго послал за ним и велел спросить, понимает ли он, что он раб и что от его поведения будут зависеть и условия его жизни здесь. Зоантрохаго ценит жизнь раба, но если он будет лениться или упрямиться, его накажут.

Комодофлоренсал снова с серьезным видом произнес несколько бессмысленных фраз.

– Скажи им, – ответил Тарзан на английском, которого, конечно, здесь никто не знал, – что при первом же удобном случае я сверну шею моему господину, разобью глупую башку Калфастобана и совершу побег вместе с тобой и Талаской.

Комодофлоренсал с важным видом выслушал речь Тарзана, затем, повернувшись к воинам, «перевел»:

– Зуантрол говорит, что прекрасно сознает свое положение и счастлив доказать свою преданность великому Зоантрохаго, которому он благодарен за его милость.

– Что это за милость? – заинтересовались воины.

– Она заключается в том, что его хозяин разрешил мне повсюду сопровождать Зуантрола, ибо в противном случае, никого не понимая, он вряд ли сможет плодотворно трудиться на пользу своему господину, – не моргнув глазом ответил Аопонато.

Тарзан понял, как все-таки трудно умнице-принцу осуществлять свои планы. Он понял, что дружба с принцем делает его жизнь более безопасной и защищенной.

– Ладно, – согласился один из воинов. – Вы будете вместе. Сейчас вас представят Зоантрохаго, он хочет поговорить с ним. Пошли. Калфастобан, ты отвечаешь за раба Зуантрола головой.

С оголенными мечами стражники повели Тарзана и принца по длинным коридорам из подземелья на поверхность, где их встретил солнечный день и свежий воздух. Здесь Тарзан снова увидел вереницу тяжело нагруженных рабов, шедших в разных направлениях. Встречались и рабы в белых туниках, свободно разгуливающие и беседующие под теплыми лучами солнца. За ними никто не следил, да, собственно, бежать им было некуда и незачем.

Тарзана и принца вели в королевский отсек, и шли они через запасный выход. В отличие от королевства Троханадалмакуса здесь было очень много зелени и цветов. Даже не верилось, что за его стенами могли происходить кровавые битвы. Убедившись, что их никто не слышит, Тарзан спросил у принца, в чем причина такого различия.

16
{"b":"3385","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Непрожитая жизнь
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Лароуз
Прыжок над пропастью
Десятое декабря (сборник)
Музыка ветра
Украшение китайской бабушки
Бессмертники
Колодец пророков