ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тарзан пересек комнату и ухватился за прутья.

– Не так уж они и крепки.

Он напрягся, и прутья прогнулись. Тарзан, как и принц, удивился силе, которая уже начала к нему возвращаться. Очевидно, сказывались результаты проведенного над ним эксперимента, но оставалось неясным, когда он был произведен.

Тарзан разогнул два прута. Комодофлоренсал с удивлением и восторгом наблюдал, как Тарзан продолжает разгибать один за другим прутья решетки.

– Эти прутья послужат нам прекрасным оружием, если придется сражаться за свою свободу. Комодофлоренсал иронически улыбнулся.

– Ты собираешься победить вражеский город с населением в сорок восемь тысяч человек, вооруженный этим прутом?

– И моей хитростью.

– Вряд ли она тебе пригодится, – возразил принц.

– Посмотрим.

– И когда же ты начнешь?

– Завтра утром, вечером, через месяц – кто знает? Я жду удобного случая и обдумываю план побега с той самой минуты, как только пришел в сознание и понял, что нахожусь в плену.

Комодофлоренсал покачал головой.

– Дай Бог, чтоб тебе повезло. Почему-то мне кажется, что с тобой и я смогу вырваться отсюда. Тарзан улыбнулся.

– Давай-ка сперва приготовим наше оружие. Скоро принесут еду, и нельзя раньше времени вызывать подозрения.

Вместе они легко отодрали железные прутья и приставили их на место так, чтобы ничего не было заметно. Как только они закончили, в комнате начало темнеть, и вскоре открылась дверь, и двое воинов со свечами в руках в сопровождении раба с едой и питьем вошли внутрь.

Когда они собрались уходить, принц обратился к одному из них.

– Здесь темно. Не оставите ли вы хотя бы одну свечу.

– Вам это ни к чему, – ответил воин. – Ночь без света пойдет вам на пользу. Завтра вас отправят обратно в каменоломню, а там свечей предостаточно. И тяжелая дверь захлопнулась за стражей. Когда шаги затихли, узники с трудом нашли в темноте еду.

– Ну, – сказал принц, – не думаешь ли ты, что отсюда будет легче удрать, чем из каменоломни?

– Да. И нужно сделать это сегодня ночью. В ответ Комодофлоренсал лишь рассмеялся. Поев немного, Тарзан подошел к окну, вынул прутья и через образовавшееся отверстие выбрался наружу. Внимательно все рассмотрев, он вернулся обратно в комнату.

– Как далеко отсюда до крыши отсека?

– Вероятно, футов двенадцать, – ответил принц. Тарзан выдернул самый длинный прут из решетки.

– Слишком далеко.

– Что далеко?

– Крыша, – пояснил Тарзан.

– А какая разница, далеко или близко, если все равно мы не сможем убежать по ней?

– Всякое может случиться, все может пригодиться.

А пока мы воспользуемся шпилем, который пересекает купол и как бы пронзает здание. Принц снова громко рассмеялся.

– Ты думаешь, что, выбравшись из города, сразу окажешься на свободе? А патруль? Тебя тут же схватят, как только ты покинешь здание.

– Тем более, шпиль надежней, – ответил Тарзан. – Мы постараемся спуститься к основанию здания прямо над входом, и никто нас не заметит.

– Спускаться внутри здания по шпилю? – воскликнул Комодофлоренсал. – Ты с ума сошел! Невозможно перебраться с одного уровня на другой и не сломать себе шею. Между прочим, высота около сорока футов.

– Погоди-ка, – перебил его Тарзан и принялся в кромешной темноте обследовать комнату. Вдруг послышался скрежет металла по стене.

– Что ты делаешь? – спросил принц.

– Погоди, – отозвался Тарзан. Комодофлоренсал замолчал. Наконец послышался голос Тарзана.

– Ты сумел бы найти комнату, где находится Таласка?

– Зачем?

– Мы пойдем за ней. Я обещал, что возьму ее с собой.

– Конечно, смогу.

Тарзан продолжал молча ходить по комнате. Время от времени раздавался металлический скрежет.

– Ты всех знаешь в Троханадалмакусе? – вдруг спросил Тарзан.

– Нет. Тысячи людей, включая рабов. Как же я могу знать всех?

– Знаешь ли ты в лицо тех, кто имеет право входить в Королевский отсек?

– Нет, и даже тех, кто живет здесь, хотя наиболее известные воины мне знакомы. Я знаю их или в лицо или по имени.

– А они тебя?

– Сомневаюсь.

– Хорошо! – воскликнул Тарзан.

Снова наступила тишина, и снова ее нарушил Тарзан.

– Могут ли воины свободно передвигаться по всем секторам, не опасаясь, что их остановит патруль?

– Днем, кроме Королевского сектора, они могут ходить везде.

– А ночью?

– Нет, – ответил принц.

– Днем воин может войти в карьер, если захочет? – спросил Тарзан.

– Если он идет по делу, его наверняка не остановят. Вновь воцарилась тишина.

– Пошли, – сказал наконец Тарзан. – Пора!

– Я иду с тобой, – произнес Комодофлоренсал. – Я верю тебе и считаю, что лучше смерть, чем рабство. Пусть жить осталось немного, но зато я умру свободным.

– Сегодня наш единственный шанс, и я думаю, нас ждет удача. Конечно, то, что нам придется вернуться за Талаской, увеличивает риск, но я надеюсь на лучшее.

– Но как мы убежим отсюда?

– Я же говорил, при помощи шпиля, а пока ответь: может ли раб в белой тунике свободно пройти в карьер днем?

– Нет, их в карьере не увидишь.

– Ты взял прут?

– Да.

– Тогда лезь за мной в оконный проем и поставь прут на место так, чтобы не было заметно пролома. Пошли!

В полной темноте Комодофлоренсал подошел к окну и нащупал четыре железных прута с заостренными концами. Вот что делал Тарзан в темноте. Шагнув вперед, принц наткнулся на Тарзана.

– Минутку, – прошептал тот. – Я расширяю дыру в решетке. Скоро будет готово! – Затем, обернувшись, приказал: – Дай прут!

Комодофлоренсал подал один за другим прутья, и Тарзан начал бесшумно трудиться.

– Я пойду первым. Когда свистну, лезь за мной в эту дыру.

– Куда? – спросил принц.

– Вниз по шпилю. И дай Бог, чтобы было невысоко. Прутья я возьму с собой.

– Прощай, друг, – произнес Комодофлоренсал. Тарзан улыбнулся и исчез в дыре. В одной руке он сжимал прут, который при случае мог заменить оружие, другой цеплялся за решетки, закрывающие овальные отверстия в шпиле на каждом уровне. В нескольких десятках футов под ним должен был быть внутренний дворик. Может, он образует потолок Королевского отсека? Добравшись до поверхности, Тарзан чуть слышно свистнул.

– Я ничего не вижу, – прошептал принц. – Куда дальше? Здесь можно сломать себе шею. Я и представить себе не мог подобного путешествия. Но теперь я начинаю думать, что стоит лишь захотеть, и свобода придет.

– Потерпи, друг, – ответил Тарзан. – Мы еще только начали свой поход. Трудности нас ждут впереди.

Ухватив покрепче свое оружие, они начали спускаться в отверстие, проделанное Тарзаном в решетке, и попали в какую-то комнатку. Осторожно передвигаясь, беглецы наткнулись на множество бутылок. Принц шел за Тарзаном след в след, стараясь не шуметь.

– Кажется, мы попали в кладовую, где хранятся королевские винные запасы, – прошептал принц. – Я слышал об этом сотни раз от воинов и рабов, которые ни о чем, кроме вина и высоких налогов не говорят. Дверь здесь страшно тяжелая, и охраняется она так, будто тут спрятана королевская казна. Правда, и охранникам кое-что перепадает.

– По-моему, я нашел дверь, – прошептал Тарзан, – и оттуда пробивается полоска света.

Дверь поддалась, и сквозь узкую щель они заглянули в соседнее помещение. Прямо перед ними лицом вниз на полу лежал человек, и вокруг его головы растекалось красное пятно.

Тарзан приоткрыл дверь пошире. Стали видны еще двое, застывшие в тех же позах, и еще один, лежащий на диване. Беглецы прошмыгнули в комнату, держа оружие наготове.

Быстро осмотревшись, они обнаружили еще шестерых стражников, безжизненно распластавшихся в углу.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Беглецы замерли в молчании, готовые к любой неожиданности. Тарзан указал на трупы.

– Кто они? Почему их убили?

– Их не убили, мой друг, они просто пьяны, хотя это им строго-настрого запрещено, – засмеялся принц.

19
{"b":"3385","o":1}