ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда поздно вечером отец вернулся в свою хижину, она спросила:

– Баба, а как речной дьявол расправляется с теми, кто встает ему поперек пути?

– Ну, он может отогнать рыбу из реки и зверей из джунглей, и мы будем обречены на голодную смерть.

Может обрушить огонь с небес и уничтожить все племя.

– А ты думаешь, он действительно все это может сделать, баба?

– Он может не тронуть Хамиса, который защитил его от Обебе и спас от смерти, – ответил колдун.

Девочка вспомнила, как речной дьявол бранил Хамиса, не приносившего ему вкусной пищи и питья, но промолчала, хотя и понимала, что отцу грозит опасность.

– Но как же он убежит с обручем на шее? Кто-нибудь может снять с него этот ошейник?

– Никто, кроме вождя. В его мешке хранится медный ключ, с помощью которого отмыкается замок на обруче, однако речному дьяволу все это ни к чему – если он захочет освободиться, ему достаточно будет превратиться в змею и проскользнуть сквозь этот ошейник. Постой, куда ты направляешься, Ухха? – спросил Хамис.

– Схожу-ка я к дочери Обебе в гости, – ответила девочка.

Дочь вождя перемалывала маис. Когда она заметила приближающуюся Ухху, она приветливо улыбнулась, но тут же предупредила:

– Тише, не шуми: отец спит.

Она кивнула в сторону хижины, и обе девочки, присев на корточки, принялись тихонько болтать. Они болтали об украшениях, о юношах из их селения и об их прическах – словом, обо всем, о чем шепчутся девочки любой расы. Ведя беседу, Ухха время от времени бросала быстрые взгляды на хижину Обебе, а сдвинутые брови свидетельствовали о том, что она напряженно о чем-то размышляет.

– А кстати, – вдруг спросила она, – где медный браслет, который подарил тебе брат твоего отца во время рождения последней луны?

Дочь Обебе покачала головой.

– Забрал обратно, – ответила она, – и отдал сестре своей самой молодой жены.

Казалось, Ухха была обескуражена. А может, подруга просто не хочет показывать браслет? Ухха внимательно на нее посмотрела. Нет, не похоже. Ухха глубоко задумалась, и брови вновь сошлись на переносице. Вдруг лицо ее прояснилось.

– Слушай! – воскликнула она. – А то ожерелье из бусинок, которое твой отец выиграл на прошлом празднике, – оно у тебя?

– Да, – ответила подруга, – только сейчас оно в доме. Когда я толку зерно, ожерелье постоянно соскальзывает, и поэтому я его снимаю.

– Можно на него посмотреть? – спросила Ухха. – Я сбегаю.

– Нет-нет, ты разбудишь Обебе, и он разгневается.

– Не разбужу, – возразила Ухха и, несмотря на попытки остановить ее, поползла к хижине.

– Я покажу ожерелье, как только отец проснется, – умоляла подруга, но Ухха продолжала ползти вперед, не обращая на нее внимания.

Оказавшись в хижине, Ухха подождала, пока глаза привыкнут к полумраку, и осмотрелась. Прямо перед собой она увидела спящего Обебе. С величайшей осторожностью Ухха начала приближаться к нему. Сердце ее бешено колотилось, напоминая грохот тамтама во время праздничного танца. Она боялась вождя не меньше, чем речного дьявола, и ей казалось, что Обебе вот-вот проснется от стука ее сердца и прерывистого дыхания, но тот продолжал равномерно храпеть. Подкравшись вплотную, Ухха увидела то, за чем пришла. Ухватившись трясущимися руками за край мешка, она потянула его на себя, пытаясь вытащить из-под грузного неподвижного тела вождя. Обебе зашевелился, и Ухха отпрянула назад. Спящий повернулся на другой бок, и девочка, уверенная в том, что вождь проснулся, приготовилась было бежать, но страх сковал ее члены, и она осталась неподвижной. Обебе вновь захрапел. Ухха так волновалась, что мечтала уже только об одном: поскорее выбраться отсюда. Взглянув в последний раз расширившимися от ужаса глазами на спящего, она вдруг увидела, что мешок освободился из-под тяжести тела вождя. Мгновение спустя девочка уже развязывала веревку дрожащими руками. Ее била крупная дрожь, но страх перед речным дьяволом, обещавшим уничтожить деревню, оказался сильнее. Ухха нащупала кусок металла – единственный незнакомый предмет в мешке. Конечно, это был ключ. Его вместе с ошейником и цепью Обебе снял с убитого араба. Торопливо завязав мешок, Ухха сунула его на прежнее место и, сжимая в похолодевшей ручонке ключ, поползла к выходу.

Ночная мгла окутала землю, и люди Обебе разбрелись по своим хижинам. В мертвой тишине Эстебан Миранда вдруг услышал осторожные шаги возле своей лачуги. Он напряженно прислушался. Некто или нечто пыталось проникнуть внутрь.

– Кто там? – спросил испанец, стараясь не выдать голосом своего страха.

– Т-с-с! – послышалось в ответ. – Это я, Ухха, дочь Хамиса. Я пришла освободить тебя. Знай, в деревне есть твой настоящий друг. Теперь ты не погубишь нас?

Миранда ухмыльнулся. Он и представить не мог, что его хитрость так скоро увенчается успехом и пробьет час освобождения. Судя по всему, девочка безоговорочно поверила ему, и ни одна живая душа ничего не знает. Свобода была близка как никогда.

– Как же ты собираешься освободить меня? – спросил испанец.

– Смотри! – ответила Ухха. – Я достала ключ от твоего ошейника!

– Отлично! Где же он?

Ухха приблизилась и протянула ключ. Она сочла свою миссию выполненной, но не тут-то было.

– Постой! – повелительно приказал Миранда. – Ты должна провести меня до леса. Только так можно заручиться расположением бога реки.

Напуганная Ухха не посмела отказаться. Спустя несколько минут испанец освободился от ошейника.

– Добудь мне оружие, – шепотом приказал он, и Ухха безропотно отправилась исполнять приказ. Плохо соображая от страха, она, тем не менее, довольно скоро вернулась, неся с собой лук, стрелы и большой нож.

– Теперь веди, – сказал Эстебан. Осторожно пробираясь по задворкам, они наконец подошли к воротам. К изумлению Уххи, речной дьявол не знал, как их открыть. Но ведь он – всемогущ! Ей пришлось самой отомкнуть замок и отодвинуть тяжелую створку так, чтобы в образовавшуюся щель мог протиснуться человек. Впереди блестела полоска реки, справа поднималась темная стена джунглей. Эстебан Миранда почувствовал себя свободным, но в то же время испытал страх перед возможными опасностями и предстоящим одиночеством.

Ухха перевела дух. Она спасла своих соплеменников от страшных неприятностей. Теперь надо закрыть ворота и бежать домой, чтобы затаиться на своей циновке. Ухха понимала, что завтра побег обнаружится, и эта мысль приводила ее в смятение.

Вдруг Эстебан схватил девочку за руку.

– Пойдем, – сказал он. – Сейчас получишь награду.

Пытаясь вырваться, Ухха закричала:

– Пусти меня! Мне страшно!

Но Эстебану самому было страшно, и он решил, что вдвоем с маленькой туземкой будет все же веселее, нежели одному. Потому, когда взойдет солнце, он отпустит ее, но пока пусть останется с ним.

Ухха рванулась из цепких лап Миранды. Завязалась отчаянная борьба. Девочка пронзительно закричала, и Миранда, одной рукой зажав ей рот, а другой схватив поперек туловища, бросился в чащу джунглей.

А в селении крепким сном спали воины, не подозревая о разыгравшейся трагедии.

В лесу раздавался львиный рык.

ГЛАВА ВТОРАЯ

С веранды африканского бунгало лорда Грейстока медленно спустились трое людей и направились к калитке в живой изгороди, окружавшей одноэтажный дом. Двое мужчин и женщина в костюмах цвета хаки. Старший держал в руках летный шлем и защитные очки. Он слушал молодого человека и спокойно улыбался.

– Если бы мама была здесь, ты бы не сделал этого, – горячился юноша. – Она бы не позволила.

– Вероятно, ты прав, сын мой, – отвечал Тарзан, – но очень хочется слетать. Один-единственный полет и потом, обещаю, до самого ее приезда не поднимусь в воздух. Согласись, я способный ученик. Небольшой инструктаж, и я вполне управлюсь самостоятельно. Не так ли, Мериэм?

Женщина с сомнением покачала головой.

– Я постоянно беспокоюсь за вас, отец мой. Вы так часто рискуете, что кое-кому это кажется даже неприличным. Нужно быть благоразумнее и не рисковать понапрасну.

2
{"b":"3385","o":1}