ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обе кошки с угрожающим рычанием принялись кидаться на решетку, но вдруг на них сверху упали две сцепившиеся женские фигуры…

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Когда Тарзан и Комодофлоренсал сообразили, что это Таласка и Жанзара, они, позабыв об опасности, бросились к ним на помощь.

При падении Жанзара выронила нож, а Таласка, заметив это, схватила оружие и вскочила на ноги. Тарзан и принц были уже рядом.

Жанзара с трудом поднялась, оглядываясь по сторонам. Даже растрепанная и испачканная она не утратила своей красоты, наоборот, казалась еще прекраснее.

– Жанзара! – вдруг вскричал закованный узник. – Принцесса моя! Я иду!

Не обращая внимания на кандалы, он схватил скамейку – единственное оружие – и, толкнув незаметную дверь в решетке, кинулся на выручку.

Оба зверя, истекающие кровью, обезумевшие от боли, ярости и голода, рыча и скаля клыки, бросились на клинки шпаг, которыми мужчины загородили девушек.

Узник бесстрашно сражался с кошками, раздавая удары направо и налево, и, наконец, звери, поджав хвосты, но злобно урча, уползли в темный угол, служивший им логовом. Преследовать их не стали.

– Зоантрохаго! – воскликнула принцесса.

– Твой раб! – откликнулся узник, простирая руки вверх и стоя на одном колене откидываясь назад.

– Ты спас мне жизнь, Зоантрохаго, – сказала Жанзара. – И это после того, что ты от меня натерпелся! Как мне тебя отблагодарить?

– Я люблю тебя, принцесса, и ты давно знаешь это. Но теперь слишком поздно. Меня бросили сюда по приказу короля, и завтра я умру. Так пожелал король. А ты помолвлена с другим.

– Знаю! – вскричала Жанзара. – Но я его не люблю и никогда не выйду за него замуж. Я ненавижу короля! Он убил из ревности мою мать. Он глуп, он самый глупый из всех глупцов!

Вдруг она обернулась к беглецам.

– Эти рабы будут свободны, Зоантрохаго! И я помогу им. Я пойду с ними, и мы все вместе выберемся отсюда.

– Но куда бежать? Есть ли среди присутствующих кто-нибудь, имеющий влияние в городе наших противников?

– Да, – ответил Тарзан, ощущая призрачную возможность освобождения. – Сын Адендрохакиса, короля Троханадалмакуса, старший сын.

Жанзара взглянула на Тарзана.

– Я была не права и вела себя отвратительно. Я просто капризничала, будучи всесильной дочерью короля. Прости меня.

Затем добавила, обращаясь к Таласке:

– Бери своего мужчину, девушка, ты будешь счастливее с ним, чем я.

И она мягко подтолкнула Таласку к Тарзану. Но Таласка попятилась.

– Ты ошибаешься, Жанзара. Я не люблю Зуантрола, а он не любит меня.

Комодофлоренсал быстро взглянул на Таласку. Тарзан утвердительно кивнул головой.

– Ты хочешь сказать, что не любишь Таласку? – удивился принц.

– Наоборот. Я очень люблю ее, – ответил Тарзан с улыбкой. – Но не так, как ты думаешь. Я люблю ее потому, что она добрая и отзывчивая девушка, настоящий друг. Она попала в беду, и ей надо было помочь. В моей стране у меня есть жена, которую я очень люблю.

Комодофлоренсал ничего не ответил и задумался. Что будет, если они сумеют вернуться в его родной город? Ведь по традиции, насчитывающей сотни лет, он был обязан жениться только на принцессе другого рода. Он мечтал о Таласке, об этой маленькой рабыне, которая едва помнила свою мать и ничего не знала об отце. Он мечтал о Таласке, но не мог сделать ее своей женой в родном королевстве, где она была бы только рабыней. Он любил ее и был в этом уверен, но сделать принцессой не имел права.

Но размышлять над этим горьким вопросом не было времени, надо было думать, как выбраться отсюда.

– Скоро придут кормить животных, – сказал Зоантрохаго, показывая на маленькую дверь в стене. – Вряд ли она запирается – заключенному до нее все равно не добраться из-за кошек.

– Посмотрим.

Тарзан пересек комнату и толкнул дверь. Дверь распахнулась, и он увидел узкий коридор. Пятеро беглецов, освещая дорогу свечами, двинулись в путь. Присмотревшись к коридору, Жанзара сказала:

– Прекрасно! Он ведет на мою половину. Перед дверью моей спальни стоит часовой, он готов жизнь за меня отдать. Благодаря мне он освобожден от податей, так что вперед! И ничего не бойтесь!

Правда, была опасность, что часовой поднимет шум прежде, чем узнает принцессу, поэтому Жанзара пошла первой. Когда часовой загородил проход, она воскликнула:

– Ты что, ослеп? Не видишь, кто перед тобой!

– Я в вашем распоряжении, принцесса Жанзара, – прозвучало в ответ.

Она приказала ему достать пять лошадей и оружие. Часовой взглянул на ее спутников и, вероятно, узнал Зоантрохаго. Интересно, кто двое других мужчин? Немного подумав, часовой сказал:

– Я могу не только ослепнуть для моей принцессы сегодня, но и умереть для нее завтра.

– В таком случае приведи шесть лошадей! – приказала принцесса и повернулась к Комодофлоренсалу. – Это ты принц Троханадалмакуса?

– Да.

– Если мы укажем тебе путь к свободе, ты не обратишь нас в рабство?

– Я введу вас в город как моих личных рабов, но потом освобожу.

– Такого еще никогда не случалось в истории, – засомневалась девушка.

– Не случалось, так случится. Не стоит тратить время.

Вскоре вернулся часовой с окровавленным лицом и руками.

– Пришлось захватывать лошадей силой. Надо торопиться, иначе мы можем попасть в капкан. Он передал нож и шпагу Зоантрохаго. Они быстро продвигались вперед. Тарзан впервые сидел на маленькой лошадке Минанианс, но чувствовал себя вполне уверенно в седле.

– Троханадалмакус расположен восточнее Велтописмакуса, и, если мы помчимся по Коридору женщин, они сразу сообразят, куда мы держим путь. Надо сбить их с толку. Лошади у них быстрые, и они, без сомнения, догонят нас. Единственная возможность на спасение – направить их по ложному следу.

– Деревья, растущие вокруг выхода на поверхность, скроют нас. Быстрее! – вскричала принцесса.

Все пришпорили лошадей. Сзади уже слышался шум погони.

Никогда еще Коридор воинов не казался таким длинным и никогда еще лошадей не понукали так яростно, пытаясь заставить их скакать быстрее.

Они домчались до выхода на поверхность, и Оратарк, часовой, вырвался вперед, крича во все горло:

– Прочь с дороги! Дорогу принцессе Жанзаре!

Шум погони раздавался все ближе, и стражник у входа, подозрительно оглядев их, сказал:

– Подождите минутку, я спрошу у Нованда. Принцесса, погодите, вот он…

Ничего не оставалось делать, как пришпорить лошадей, и те, взвившись на дыбы, рванулись к выходу. Нованд со своими стражниками шарахнулись в сторону.

Теперь беглецам предстояло как можно быстрее пересечь открытое пространство и достигнуть деревьев. В этом заключался их шанс на спасение. Еще одно усилие, и вот уже пятеро беглецов оказались среди деревьев.

Теперь они ехали рысью, обдумывая, где остановиться на ночлег, поскольку в лесу рыскали дикие звери.

Обогнав спутников, Тарзан ехал впереди, высматривая подходящее место. Пожалуй, безопаснее всего было бы расположиться на деревьях, но какими гигантами они сейчас казались!

Вернувшись к остальным, он услышал, как Комодофлоренсал сказал:

– Первым пойду я.

Другие стояли перед входом в глубокую яму и заглядывали вглубь. Тарзан знал, что это вход в пещеру, в которых часто жили африканские племена, и сомневался, что там будет безопаснее.

– Зачем принц это делает? – спросил он Зоантрохаго.

– Если там кто-нибудь прячется, он убьет его.

– Почему? Разве вы едите их мясо?

– Нет. Но у нас будет ночлег, – объяснил Зоантрохаго. – Я совсем забыл, что ты не Минанианс. Мы устроимся на ночлег под землей, и нам будут не страшны ни тигры, ни кошки. Это лучше, чем ничего.

Через несколько минут Комодофлоренсал вылез из проема.

– Все в порядке. Там никого не было, кроме змеи, которую я убил. Пошли! У всех есть свечи?

Один за другим беглецы скрылись из виду, и только Тарзан задумчиво стоял около входа, и горькая улыбка играла на его губах. Ему казалось невероятным, что он, Владыка джунглей, должен прятаться от каких-то Нумы или кошки.

24
{"b":"3385","o":1}