ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно один из оленей сделал мощный прыжок в сторону и очутился прямо под деревом, на котором затаился Тарзан. Охотник бросился на шею зверя, мгновенно прокусил ему горло и с добычей в руках взлетел на соседнее дерево. Нума проводил взглядом Тарзана, ловко передвигающегося по кронам. Улыбаясь, человек крикнул:

– Отродье шакала! Ходи голодным, если не умеешь охотиться!

Примерно в полдень Тарзан вернулся к мальчику-алали, который терпеливо дожидался его. У юноши был каменный нож, им он разделывал добычу, приносимую матерью. С нескрываемым любопытством алали наблюдал за Владыкой джунглей, раскладывающим костер. Он никогда не пробовал жареного мяса и теперь осторожно клал его в рот.

На другой день, запасшись мясом на несколько дней, Тарзан принялся мастерить орудия охоты, показывая юному алали, как это делается.

Обучая его маленьким премудростям, Тарзан размышлял о будущей судьбе мальчика. Беспомощный и не приспособленный к жестокой борьбе за существование, он наверняка погибнет в джунглях, если решит вернуться домой самостоятельно. Но и с собой Тарзан брать его не хотел: в охоте или в битве он будет только лишней обузой. Наконец после долгих размышлений в голову Тарзана пришла удачная мысль: он соорудит мальчику такое же оружие, по сравнению с которым дубины женщин-алали выглядели детскими игрушками, и научит его обращаться с ним.

Вдруг мальчик припал ухом к земле. Приподнявшись, он взглянул Тарзану в глаза, затем ткнул пальцем в его сторону, указал на небо, на ухо и на землю. Тарзан все понял и, приложив ухо к земле, услышал тяжелый топот чьих-то ног. Быстро собрав принадлежности для охоты и остатки пищи, они взобрались на дерево и расположились в укрытии. Ждать пришлось недолга. На тропе показалась огромная женщина отталкивающего вида, затем другая, за ней еще одна. Подчиняясь стадному инстинкту, на охоте они, видимо, держались сообща. Медленно, поводя настороженными ушами, женщины прошли под деревом, на котором прятались Тарзан с мальчиком. Охотницы внимательно обшаривали взглядом ближние кусты, а их уши ловили малейшие шорохи.

Выждав некоторое время, беглецы спустились на землю. Тарзан мысленно рассмеялся: Владыка джунглей прячется на дереве от женщин! Но зато – каких женщин! Краткого знакомства вполне хватило, чтобы понять, что это злобный и непримиримый противник, и без оружия Тарзан беспомощен перед их тяжелыми дубинами.

Прошло несколько дней. Тарзан и его бессловесный спутник мастерили оружие, чтобы добывать пропитание более легким способом. Мальчик механически повторял все движения Тарзана и молча выполнял все его указания. Наконец наступил день, когда они отправились на настоящую охоту. К этому времени алали уже кое-чему научился: бесшумно двигаться и замечать все кругом, преследуя добычу, он освободился от страх перед лесом и зверями и даже при виде огромных женщин уже не впадал в панический ужас.

После долгой кропотливой работы он смастерил себе лук и стрелы и с большим уважением наблюдал, как ловко Тарзан поражал цель из своего оружия. Наконец пробил и его час. Однажды на охоте он пустил стрелу в стадо диких кабанов и вступил в схватку с раненым вепрем. Природная ловкость и молниеносная реакция помогли ему выйти из схватки победителем. После этого маленький алали навсегда освободился от страха и не бросался бежать при виде грозного противника.

Исподволь Тарзан обучал его тонкостям охоты. Однажды мальчик ранил огромного медведя. Взревев, лесной великан двинулся прямо на него. Юный охотник хладнокровно дождался, пока зверь приблизится, и второй стрелой сразил его наповал.

* * *

В то время, когда Тарзан и маленький алали продирались сквозь джунгли, стремясь уйти подальше от территории огромных женщин, Эстебан Миранда и маленькая Ухха, которую он снова поймал и вел с собой, брели по лесу в поисках тропы, ведущей на запад…

ГЛАВА ПЯТАЯ

Словно верный пес, юный алали льнул к Тарзану, который, овладев его языком, мог поручить ему уже любое задание. Научившись обращаться с оружием, мальчик стал более самостоятельным, и теперь они охотились врозь.

Однажды во время охоты Тарзан, преследуя оленя, вдруг почувствовал запах женщины-алали. Взобравшись на дерево, он продолжил свой путь по кронам и ветвям. Прежде чем он увидел женщину, Тарзан ощутил другой незнакомый запах. Это был запах мужчины, но какой-то необычный, доселе не встречавшийся. Запах был слабый, но исходил откуда-то снизу. Вскоре до Тарзана донеслись взволнованные голоса, которые были едва слышны. Тарзан осторожно двинулся вперед, совершенно забыв про оленя.

Приблизившись, он понял, что голосов много, и всего шагах в десяти увидел такое, от чего впал в изумление. Единственной знакомой фигурой оказалась женщина-алали, но ее окружала толпа крошечных мужчин-воинов. Вооруженные мечами и пиками, они атаковали огромные ноги женщины, которая медленно отступала к лесу, размахивая дубиной и отбрыкиваясь. Тарзан мгновенно сообразил, что воины-лилипуты пытаются повредить ей сухожилия, и сумей они сделать это, женщина оказалась бы поверженной. Но одним движением могучей ноги она сбрасывала с десяток крошечных бойцов. Смелость и отвага нападавших привели Тарзана в восторг, но, наблюдая за битвой, он никак не мог понять, чего ради они, не щадя жизни, преследуют отступающую женщину. Наконец он разглядел причину. В левой руке великанша сжимала крошечного человечка. Вот почему воины без устали продолжали атаку. В ней принимали участие не только пешие, но и конные. Наездники, крепко сидевшие в седлах на своих резвых лошадках, вызвали у Тарзана восхищение. С первого взгляда он понял, что воины-лилипуты принадлежали к племени пигмеев, забытому людьми белой расы, описание которого сохранилось лишь в преданиях, мифах и легендах.

Тарзан проникся симпатией к маленьким человечкам, и, когда стало очевидно, что женщина-алали беспрепятственно уйдет от преследователей, он решил вмешаться. Когда он спустился на землю и вышел из-за деревьев, первыми его заметили пигмеи. Вероятно, они приняли его за второго враждебного гиганта. Все отпрянули, послышались возбужденные крики. Торопясь доказать дружеские намерения, Тарзан бросился вслед за женщиной, которая, увидев Тарзана, не обратила на него почти никакого внимания, поскольку привыкла к тому, что мужчины боятся и слушаются ее. Приблизившись к женщине, Владыка джунглей языком жестов, которому он научился у мальчика, объяснил ей, что она должна отпустить маленького воина и убираться прочь. Лицо женщины перекосила свирепая гримаса, и, подняв дубину, она пошла на Тарзана. Он вскинул лук.

– Убирайся или я убью тебя! Убирайся и сейчас же отпусти маленького человечка! – на языке жестов предупредил ее Тарзан. Но женщина, не внемля предупреждению, шла напролом. Тарзан прицелился. Пигмеи, поняв наконец, что второй гигант их союзник, замерли в ожидании скорой развязки. Тарзан надеялся, что женщина послушается его, и ему не придется применять оружие. Но одного взгляда на ее свирепое лицо было вполне достаточно, чтобы понять тщетность этой надежды. Она приближалась. Тарзан натянул тетиву. Стрела поразила ее прямо в сердце, и, проворно подскочив к падающей туше, Тарзан успел выхватить у нее из руки маленького человечка.

Остальные воины, видимо решив, что их соплеменник попал в новую беду, бросились к Тарзану, громко крича и грозя оружием. Прежде чем они подбежали, Тарзан осторожно опустил маленького воина на землю.

Угрожающие крики сменились восклицаниями радости.

Подскакав на своих крошечных лошадках к освобожденному воину, они преклоняли перед ним колена и целовали протянутую руку. Тарзану стало ясно, что спасенный – не простой воин, а, вероятно, их полководец. Тарзан с таким интересом наблюдал за этой суетой, что, казалось, рассматривает муравейник.

Теперь Тарзан смог рассмотреть их как следует. Самый высокий из них достигал ростом дюймов восемнадцати. Несмотря на смуглый оттенок кожи, не вызывала сомнения их принадлежность к белой расе. Черты лиц отличались правильностью, а сложение пропорциональностью.

6
{"b":"3385","o":1}