ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

Итак, пребывание Тарзана в гостеприимном городе Троханадалмакус было прервано целым рядом неожиданных событий, приведших к невероятной развязке.

Тарзан спал на своей травяной постели, устроенной под деревом, растущим на окраине города короля Адендрохакиса. На востоке уже занималась заря, когда Тарзан вдруг проснулся, разбуженный низким гулом, который уловило его чуткое ухо. Звук был далеким и нечетким, но тем не менее мешал спать. Проснувшись, Тарзан продолжал лежать, прислушиваясь. Казалось, звук идет откуда-то из самых недр земли, либо с ее поверхности. Можно было предположить, что неподалеку кто-то стремительно передвигается. Некоторое время Тарзан пребывал в растерянности, но внезапно его сознание пронзила тревожная мысль, и он вскочил на ноги. Владения короля Адендрохакиса начинались в сотне ярдов. Добежав до южного входа, Тарзан крикнул крошечному часовому:

– Доложи королю, что Тарзан слышит приближение к Троханадалмакусу множество лошадей, и если он не ошибается, то каждая несет на своей спине вражеского воина.

Слова Тарзана тут же были переданы дежурному офицеру, который встревоженно спросил:

– Что случилось? Гость короля утверждает, что слышит приближение к городу множества всадников? С какой стороны?

Тарзан указал на запад.

– Это Велтописмакасианс! – воскликнул офицер и, повернувшись к часовым, приказал:

– Немедленно разбудите Троханадалмакуса, я предупрежу всех жителей королевства!

И он бросился в город поднимать народ. Весть моментально облетела все королевство, и вот уже из северных и южных ворот каждого отсека стали появляться вооруженные всадники, из восточных и западных – пехотинцы. Не было никакой паники, все двигались с точностью хорошо отлаженного механизма. Видно, они действовали по заранее продуманному плану. Во всех направлениях двигалась конница, окружая город непрерывной лавиной, призванной отразить первый натиск врага. Эта оборонительная линия защищала городские стены, не давая противнику проникнуть в центральную часть города, его сердце. Пехотинцы тоже двигались по своим направлениям, прикрывая в основном западный фланг. В самом городе оставался резерв, свежие силы, которые могли быть использованы в нужный момент. Во главе этих войск стоял сам Адендрохакис, отвечавший за оборону города.

Принц Комодофлорендосал командовал основной группой кавалерии перед центральным входом, готовясь принять на себя главный удар. Вся армия заняла территорию примерно в две квадратные мили.

Быстро светало, и Тарзан уже без труда наблюдал за всеми военными приготовлениями. Он восхищался минаниансами. Ни криков, ни пения, лишь на лицах застыло выражение решимости и восторга. Они не нуждались в призывах и лозунгах.

Тарзан поинтересовался у стоявшего рядом офицера, нападают ли его соплеменники первыми.

– Нет, – ответил офицер с улыбкой. – Минаниансы никогда не нападают первыми.

– Как вы думаете, в самом городе будет сражение? – спросил Тарзан.

– Вряд ли. Пожалуй, сегодня будут задействованы лишь кавалеристы, продвинувшиеся далеко от стен города. Думаю, пехотинцы даже не успеют поднять лук и выпустить стрелу. Битва будет молниеносной. Ведь обычно только кавалерия и сражается.

– Я вижу, вы всей душой стремитесь в ряды кавалеристов. Почему же вы не с ними?

– Каждый должен быть на своем месте и выполнять свой долг, – ответил офицер. – Мы делаем одно дело, и любое место одинаково важно.

Тарзан взглянул на запад. Воины сохраняли спокойствие, ожидая неприятеля. Кавалеристы развернулись в линию длиной около двух миль, казалось, им нет конца. В рядах никакого волнения. Тарзан прекрасно сознавал нависшую опасность. Он сравнивал пигмеев со своим народом и испытывал к ним искреннее уважение. Это были настоящие борцы за свободу, воины, герои. Они шли в бой без понуканий и уговоров.

Воспользовавшись временным затишьем, Тарзан подошел к Адендрохакису, окруженному группой офицеров. На короле был расшитый золотом камзол, опоясанный кожаным ремнем с золотой пряжкой. Сбоку висел меч в ножнах. Кожаные краги закрывали ноги, золотая кольчуга защищала верхнюю часть туловища, на голове красовался золотой шлем с забралом.

Король узнал Тарзана и поприветствовал его.

– Капитан доложил, что именно вы предупредили о приближении неприятеля. Народ выражает вам свою признательность. Как нам вернуть свой долг? Тарзан сделал нетерпеливый жест.

– Ни о каком долге не может быть и речи, ваше величество. Я ценю и дорожу вашей дружбой. Разрешите мне присоединиться к вашему отважному сыну. Вот все, о чем я хотел бы просить вас.

– Да самого своего смертного часа я останусь твоим другом, Тарзан, – произнес взволнованный и растроганный король. – Делай, как знаешь, ты свободен выбирать, но прошу, будь осторожен.

Впервые в этой стране Тарзана назвали по имени. Обычно его величали Спасителем Принца, Гостем Короля, Гигантом из Леса и тому подобное. Обращение же по имени у минаниансов означало дружеское расположение. Теперь Тарзан как бы признавался членом королевской семьи.

– Вы оказали мне большую честь. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вашему народу, – понизив голос, тихо прошептал Тарзан, тронутый до глубины души сердечностью и искренней любовью, с которой король отнесся к нему.

Тарзан занял свое место на передовой. По пути он выломал огромный сук, так как лук и стрелы были явно бесполезны в схватке с крошечными противниками. Вдруг он увидел скачущего во весь опор всадника, но, каких-либо признаков неприятеля не обнаружил. Принц Комодофлоренсал, несколько удивленный появлением Тарзана, тем не менее тепло приветствовал его и объяснил ситуацию.

– Я только что послал к королю гонца с донесением. Наши разведчики, преодолев передовую линию противника, сумели проникнуть в их главный лагерь. Самый отважный смог вернуться и сообщить, что их основные силы – около тридцати тысяч воинов – готовы к атаке.

Как только принц умолк, с запада послышался грозный гул.

– Идут! – воскликнул принц.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Усевшийся на рога мертвого Горго гриф вдруг ощутил некоторое движение где-то поблизости. Повернув голову на шорох, он увидел львицу, медленно подкрадывающуюся к добыче. Но гриф Ска не испугался. Львица скоро уйдет. Он привстал и захлопал крыльями, отгоняя львицу от падали. Затем он успокоился, но в тот же миг что-то сильно ударило его в шею, причинив резкую боль. Не успев взлететь, Ска упал на спину и забился в конвульсиях, судорожно хлопая крыльями о землю.

Удивленная львица уставилась на Ска. Она еще никогда не видела, чтобы Ска вел себя так странно. Вдруг птица замерла. Задрав хвост, львица бросилась прочь… Никогда больше Ска не поднимется в небо…

* * *

– Идут! – воскликнул принц.

Тарзан пристально вглядывался в сторону запада, откуда доносился грозный гул. С высоты своего роста он видел гораздо дальше, чем низкорослые минаниансы.

– Наши передовые дозоры опрокинуты, – сообщил он принцу.

– Вы видите противника? – спросил принц.

– Да.

– Пожалуйста, держите меня в курсе всего происходящего.

– Они двигаются несколькими рядами, растянувшись единым фронтом на несколько миль, – доложил Тарзан. – Наши дозорные скачут впереди них, не будучи в состоянии остановиться и принять бой.

Принц отдал короткую команду. Тотчас сотни всадников двинулись в разные стороны, чтобы ударить по противнику с флангов.

– Их вторые и третьи линии вклинились в центр нашей кавалерии и продолжают приближаться, – продолжал Тарзан. – Они сблизились с передовым отрядом, шедшим им навстречу, и разорвали его ряды.

Взволнованным тоном Комодофлоренсал отдал приказ.

– Пора начинать сражение. Вы же отправляйтесь в тыл – через несколько минут здесь будет вражеская конница. Как только они подойдут, мы вступим в бой, плечом к плечу отстаивая город. Если они решили смаху ворваться в город, прорвав нашу цепь, мы развернемся и начнем преследование. Все происходит молниеносно. При их превосходящей численности они сумеют захватить немало пленных, впрочем, и мы тоже. Это случится очень скоро! Вы должны срочно вернуться в город, если, конечно, еще не поздно.

9
{"b":"3385","o":1}