ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понял, – ответил человек-обезьяна, выслушав перевод Мпингу.

– А позже я постараюсь вывести тебя из Кастра Сангвинариуса и помогу выбраться из этих гор.

X. ИМПЕРАТОР ВОСТОКА

Для императора Востока Валидуса Августа управление государством не составляло особого труда, ибо, несмотря на свой впечатляющий титул, властью он обладал небольшой и подданных у него было не так уж много.

Островной город Каструм Маре населяло чуть больше двадцати тысяч человек, из них три тысячи белых, остальные – смешанной крови, а за его пределами, вокруг озера и вдоль восточного берега Маре Ориентис в деревнях проживали остальные подданные – негры, численностью приблизительно в двадцать пять тысяч.

В этот день, быстро покончив с аудиенциями и донесениями, император удалился в дворцовый сад, чтобы посвятить себя общению с близкими друзьями.

Вскоре к нему подошел камергер, сообщивший о том, что патриций Фульвус Фупус просит аудиенции у императора.

– Фульвусу прекрасно известно, что час аудиенции прошел, – сухо сказал император. – Пусть приходит завтра.

– Он настаивает, славнейший цезарь, – проговорил камергер. – Говорит, что явился по делу огромной важности. Он подозревает, что императору угрожает опасность.

– В таком случае приведи его, – распорядился Валидус.

Камергер повернулся, чтобы уйти, а император недовольно пробурчал:

– Ни минуты покоя. Вечно эти придурки вроде Фульвуса Фупуса лезут со всякими глупостями.

Когда Фульвус спустя минуту приблизился к императору, тот встретил его холодным, высокомерным взглядом.

– Я пришел, славнейший цезарь, исполнить свой долг римского гражданина, для которого безопасность императора превыше всего, – объявил Фупус.

– О чем ты? – сурово спросил Валидус. – Говори да поживей.

– В Каструм Маре объявился чужестранец, который утверждает, будто он варвар из Германии, но мне сдается, что это шпион из Кастра Сангвинариуса. Поговаривают, что он дружен с Кассиусом Астой.

– Что тебе известно о Кассиусе Асте и при чем тут он?

– Люди говорят… ходят слухи… – промямлил Фульвус Фупус, – как будто…

– Только и разговоров кругом, как о Кассиусе Асте! – воскликнул Валидус. – Стоило мне отослать племянника, как весь Каструм Маре потерял сон, выдумывая всякие дурацкие объяснения моему решению. Ну, что там еще сочинили?

– Я знаю только то, о чем говорят люди, – проблеял Фульвус, краснея.

– Что именно? Да говори же!

– В термах я слышал о том, что ты отослал Кассиуса Асту, подозревая его в измене, и что он отправился к Сублатусу, который принял его с распростертыми объятиями и с которым они замышляют нападение на Каструм Маре.

Валидус нахмурился.

– Слухи эти беспочвенны, – изрек он. – Ну а что тебе известно о пришельце? Почему мне не сообщили о его появлении?

– Не знаю, – ответил Фульвус Фупус. – Потому я и пришел, чтобы доложить лично, тем более, что человек, который предоставил чужестранцу кров, из числа влиятельных, честолюбивых патрициев.

– Кто он?

– Септимус Фавоний.

– Септимус Фавоний? – воскликнул Валидус, – Невероятно!

– Не так уж невероятно, – дерзко заявил Фупус, – если славный цезарь удосужится вспомнить о дружбе Кассиуса Асты с Маллиусом Лепусом, племянником Септимуса Фавония. Дом Септимуса Фавония являлся для Кассиуса Асты вторым домом. К кому еще было ему обратиться за помощью, если не к могущественному другу, чье честолюбие хорошо известно всем, за исключением, пожалуй, Валидуса Августа?

Император нервно вскочил и забегал взад-вперед, Присутствующие не спускали с него глаз.

Фульвус Фупус хищно сощурился.

Чуть позже император остановился, обращаясь к одному из присутствующих.

– Да поразит меня Зевс, если в словах Фульвуса Фупуса нет правды! – вскричал он. Затем он придвинулся к Фупусу.

– Кто этот чужеземец?

– Человек с белой кожей, однако черты лица и внешность не патрицианские. По-нашему говорит, коверкая слова, но я думаю, он делает это нарочно, чтобы внушить нам, будто плохо знает язык.

– Но как получилось, что мне о нем не доложили?

– Нужно спросить у Маллиуса Лепуса, – сказал Фульвус Фупус. – Он возглавлял охрану ворот, когда варвары из озерных деревень доставили его в Каструм Маре. Цезарь, конечно, понимает, что негров, вполне возможно, подкупили.

– Ты говоришь так складно, Фульвус Фупус, – сказал император, – что впору подумать, что ты сам являешься главой заговора или, по крайней мере, соучастником.

– Блестящая интуиция цезаря на сей раз его подвела, – сказал Фупус.

На его побледневших губах появилась натянутая улыбка.

– Посмотрим, – сухо бросил Валидус. Обратившись к одному из офицеров, император скомандовал:

– Немедленно арестовать Септимуса Фавония, Маллиуса Лепуса и чужеземца.

Едва он закончил фразу, как снова подошел камергер.

– Септимус Фавоний просит аудиенции, – объявил он. – С ним Маллиус Лепус и какой-то незнакомец.

– Проси, – молвил Валидус, а офицеру, получившему приказ, сказал: – Подожди здесь. Посмотрим, с чем пожаловал Септимус Фавоний.

Минуту спустя троица приблизилась к императору. Фавоний и Лепус приветствовали Валидуса, после чего императору представили фон Харбена как вождя варваров Германии.

– Наслышаны, – обронил Валидус с насмешливой улыбкой.

Фавоний и Лепус метнули взгляд на Фупуса.

– Почему мне немедленно не сообщили о его задержании?

– Я собирался, но только позже, – ответил молодой офицер. – Сперва нужно было его отмыть и переодеть в приличное платье.

– Мог бы сразу привести сюда, – сказал Валидус. – В Каструм Маре пока еще есть тюрьма для пленников из Кастра Сангвинариуса.

– Он не из Кастра Сангвинариуса, – возразил Септимус Фавоний.

– Откуда ты пришел и что здесь делаешь? – спросил Валидус, обращаясь к фон Харбену.

– Я пришел из страны, именуемой вашими историками Германией, – ответил Эрих.

– И выучил наш язык в Германии? – с иронией спросил Валидус.

– Да, – ответил фон Харбен.

– А в Кастра Сангвинариусе никогда не был?

– Никогда.

– А в Риме, конечно, бывал? Валидус засмеялся.

– Да, много раз.

– И кто нынче император?

– Никто. В Риме давно нет императоров, – ответил фон Харбен.

– Как это нет? – воскликнул Валидус. – Если ты не шпион из Кастра Сангвинариуса, то явно сумасшедший. А, может, и то, и другое, ибо только сумасшедший может вообразить, что я поверю этой нелепице. Нет императора! Абсурд!

– Императора нет потому, что больше нет Римской империи, – пояснил фон Харбен. – Маллиус Лепус говорил мне, что твоя страна не общалась с внешним миром вот уже тысячу восемьсот лет. Многое могло произойти за такой долгий срок, и многое действительно произошло. Рим пал более тысячи лет тому назад. Латынь стала мертвым языком, известным лишь священникам и ученым. Варвары Германии, Галлии и Британии создали империи и цивилизации гораздо более могущественные. Рим же нынче – просто город в Италии.

Маллиус Лепус просиял от восторга.

– Я же говорил, что он тебе понравится, – шепнул он Фавонию. – Вот бы он еще рассказал Валидусу про носилки, которые движутся со скоростью пятьдесят тысяч шагов в час!

Фон Харбен говорил и держался так, что невольно внушал доверие, в итоге даже мнительный Валидус поверил явно несуразному рассказу пришельца и стал засыпать его вопросами.

Наконец император повернулся к Фульвусу Фупусу.

– На каком основании ты обвиняешь этого человека в том, что он шпион из Кастра Сангвинариуса? – грозно спросил он.

– Откуда же ему еще быть? – слабо возразил Фульвус Фупус. – Раз он не из Каструм Маре, то, значит, из Кастра Сангвинариуса.

– Выходит, у тебя нет никаких доказательств обвинения?

Фупус растерялся.

– Ступай! – раздраженно приказал Валидус. – Тобой я займусь позже.

Униженный и подавленный Фупус поплелся прочь, бросив напоследок недобрый, не предвещавший ничего хорошего взгляд на Фавония, Лепуса и Эриха.

16
{"b":"3387","o":1}