ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прислонившись к стене, Лепус лениво поигрывал рукояткой кинжала, обдумывая свой ответ.

– Я доверяю тебе, – начал он, – ибо, во-первых, в тебе есть нечто такое, что внушает доверие, а, во-вторых, у тебя нет никакого резона желать неприятностей мне с дядей. Каструм Маре несчастлив со своим цезарем. Он чванлив и жесток, в отличие от предыдущих императоров. Последний был человеком мягкого нрава, но еще перед смертью наследником избрали его брата Валидуса Августа, поскольку сыну цезаря к тому времени был только год. Этого сына бывшего императора, племянника Валидуса Августа, зовут Кассиус Аста. Из-за своей популярности он вызвал зависть и ненависть Августа, который не так давно отослал его с опасным поручением на западный край долины. Многие сочли это изгнанием, однако Валидус Август утверждал, что это не так. Никто не знает, какие приказы получил Кассиус Аста. Ушел он тайно, ночью, в сопровождении нескольких рабов. Поговаривают, будто он получил задание проникнуть в Кастра Сангвинариус в качестве шпиона. Если это правда, то поручение его практически равнозначно смертному приговору. Узнав об этом, народ поднял бы восстание против Валидуса Августа, потому что Кассиус Аста всеобщий любимец… Однако довольно об этом. Не хочу докучать тебе заботами Каструм Маре. Бери рукопись и иди в сад. Там в тени деревьев прохладнее, чем здесь. Я тоже скоро приду туда.

Расположившись на траве под сенью деревьев, фон Харбен отвлекся от истории Сангвинариуса и положения дел в Каструм Маре, так как теперь его занимали мысли о побеге.

Будучи ученым, он с радостью остался бы здесь ровно на столько, сколько потребуется для изучения долины, государственного устройства и нравов местных жителей, но его отнюдь не прельщала перспектива оказаться заточенным в библиотеке по воле императора Востока с тем, чтобы писать на латыни историю Древнего Рима, водя по папирусу тростниковым пером.

Раздавшийся шелест льняных одежд и тихие шаги на садовой дорожке, усыпанной гравием, прервали ход его мыслей. Подняв глаза, он увидел Фавонию, дочь Септимуса Фавония, чья улыбка моментально вытеснила из его головы как историю Древнего Рима, так и наполовину обдуманный план побега.

XI. В БЕЗОПАСНОСТИ

Максимус Прекларус вывел Тарзана из дома Диона Сплендидуса в город Кастра Сангвинариус. Столпившиеся у ворот солдаты радостно зашумели. Им нравился командовавший ими молодой патриций, и они гордились тем, что он один, без посторонней помощи пленил свирепого варвара.

По приказу Прекларуса выкрики моментально прекратились, отряд построился в колонну, и они двинулись в сторону Колизея. Через некоторое время Прекларус остановил солдат и направился к одному из домов, стоящих вдоль бульвара. Постояв у двери, он вернулся к отряду, словно передумал входить. Тарзан понял, что молодой офицер указал ему дом, где он живет и где человек-обезьяна мог найти убежище.

Пройдя с отрядом несколько сот ярдов, Прекларус вновь остановил людей, на сей раз напротив фонтана с питьевой водой, находившегося на другой стороне бульвара возле каменной стены. Рядом с фонтаном росло гигантское дерево, раскинувшееся как над бульваром, так и над садом за стеной.

Прекларус пересек бульвар, испил воды и, вернувшись, жестами спросил Тарзана, не хочет ли тот утолить жажду. Человек-обезьяна ответил утвердительным кивком. Тогда Прекларус сказал солдатам, что разрешает пленнику напиться.

Неторопливо перейдя на другую сторону, Тарзан нагнулся, припав к струе.

Рядом высился ствол дерева, над головой шумела густая листва, сулящая спасение и защиту от солдатских дротиков.

Тарзан отошел от фонтана и в молниеносном прыжке очутился на дереве.

Послышался чей-то тревожный крик, отряд сорвался с места во главе с молодым патрицием, но когда они добежали до дерева, оказалось, что пленник исчез.

Выражая криками досаду, они стали вглядываться в листву, но варвар словно растворился в воздухе. Те, что поусерднее, полезли на дерево, но тут Прекларус замахал в сторону, противоположную своему дому.

– Вон он! Хватайте его! – завопил он и помчался вперед, увлекая за собой весь отряд.

Следуя бесшумно по деревьям, занимавшим большую часть города, Тарзан вернулся к дому Максимуса Прекларуса.

Оставаясь на дереве, он увидел под собой в саду почтенную даму, разговаривающую с явно взволнованным рослым негром. Собравшиеся вокруг них чернокожие рабы, мужчины и женщины, жадно ловили каждое слово.

Собеседником дамы оказался не кто иной как Мпингу, и хотя Тарзан не понял ни слова, было ясно, что негр предупреждает госпожу о его скором прибытии, согласно полученным от Максимуса Прекларуса инструкциям. Возбужденные жесты Мпингу, а также отвисшие челюсти и вытаращенные глаза негров свидетельствовали о том, что рассказчик не скупился на красочные подробности.

Дама, хоть и слушала внимательно, с видом, полным достоинства, в глубине души как будто потешалась то ли над самим рассказом, то ли над неуемным возбуждением Мпингу.

Это была седовласая женщина царственной внешности, лет пятидесяти, державшаяся с величавой уверенностью, свойственной высокому социальному положению.

Было видно, что она – патрицианка с головы до кончиков ногтей, и в то же время ее глаза с небольшими морщинками по углам излучали глубокую человечность и доброту.

Между тем Мпингу, видимо, исчерпал весь запас слов в превосходной степени, расхваливая варвара, спасшего его хозяйку от посягательств Фастуса, и снова перешел на пантомиму, изображая, в который уже раз, сцену в саду. В тот же миг с высоты на траву рядом с ним спрыгнул Тарзан. Его внезапное появление поразило негров, дама же держалась невозмутимо и не выказала удивления.

– Это и есть тот варвар? – только и спросила она у Мпингу.

– Он самый, – подтвердил негр.

– Скажи ему, что я Фестивита, мать Максимуса Прекларуса, и что я приветствую его у себя в доме от имени моего сына.

С помощью Мпингу Тарзан обменялся приветствиями с Фестивитой и поблагодарил ее за гостеприимство, после чего дама велела рабу проводить чужеземца в отведенные для него покои.

Далеко за полдень вернулся Максимус Прекларус и тотчас же прошел к Тарзану в сопровождении негра-переводчика.

– Я останусь при тебе в качестве слуги и переводчика, – сказал негр Тарзану.

– Хочу заметить, – заявил Прекларус через переводчика, – что это единственное место, куда не придут с обыском. В данный момент три центурии прочесывают лес вокруг города, хотя Сублатус и убежден, что тебе удалось бежать. Мы укроем тебя на несколько дней, а потом я постараюсь вывести тебя ночью из города.

Человек-обезьяна улыбнулся.

– Я могу и сам уйти в любое время суток, – сказал он, – но прежде я должен удостовериться в том, что человека, которого я разыскиваю, в городе нет. Однако позволь поблагодарить тебя за помощь, хотя я и не понимаю причины твоего благородного поступка.

– Все очень просто, – ответил Прекларус. – Девушка, которую ты спас утром, Дилекта, дочь Диона Сплендидуса. Она моя невеста. Теперь понятно, почему я так сделал?

– Понятно, – сказал Тарзан. – Я рад, что подоспел вовремя.

– Радоваться пока рано, – проговорил Прекларус. – Человек, который оскорбил Дилекту, Фастус, сын Сублатуса, и теперь у императора есть две причины для мести. Но пока ты здесь, тебе ничто не угрожает. Рабы тебя не выдадут, и вряд ли тебя здесь обнаружат.

– Если я останусь и выяснится, что ты мне помог, на тебя падет гнев императора.

Максимус Прекларус дернул плечом.

– Я каждый день жду, когда это случится. И дело не в тебе, а в том, что сын императора мечтает жениться на Дилекте. Для Сублатуса этого достаточно, чтобы уничтожить меня. Если выяснится, что я тебе помогал, то хуже уже не будет.

– Может, я смогу быть тебе полезным, – сказал Тарзан.

– Каким образом? Отсюда ты не сможешь сделать ни шагу. Сублатус обещал огромное вознаграждение тому, кто тебя поймает, и отныне все жители Каструм Сангвинариуса, включая женщин и детей, будут начеку. Кроме них, за стенами города есть еще тысячи негров-варваров, и всем не терпится изловить тебя.

18
{"b":"3387","o":1}