ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мал-Гэш по-прежнему ваш король, – сказал он, – а Уиго – король своего племени, и вы будете жить в мире. Вы будете вместе сражаться против общих врагов, а когда я вас позову, вы придете на мой зов.

Мал-Гэш, слегка пошатываясь, поднялся.

– Я по-прежнему король, – прошептал он.

Таким образом Мал-Гэш сохранил свой титул, но пара молодых и сильных самцов смотрели на него с ехидством и злобой. Если этот слабый тармангани заставил Мал-Гэша прокричать «катода», то каждый из них считал себя способным сделать то же самое.

Однако когда они внимательнее присмотрелись к могучим мышцам и клыкам вожака, то решили немного подождать.

Тарзан провел с обезьянами остаток дня, а когда наступила ночь, он устроился на дереве неподалеку от замка Амельтео.

XVIII. ВЗБЕСИВШИЙСЯ БУЙВОЛ

Тарзан проснулся с наступлением рассвета. Все его планы были продуманы, и он не спешил.

Когда человек-обезьяна появился перед воротами замка, часовой на башне решил, что это возвращается бог. Лишь после того, как Тарзан прошел мимо стражников, у них возникли некоторые сомнения. Однако прежде чем они смогли выяснить, в чем тут дело, их внимание было отвлечено криками, доносившимися с конца улицы. Там перепуганные жители в панике убегали от взбесившегося буйвола.

В центре городской площади, прямо на пути рассвирепевшего животного стоял Озорис да Серра, великий полководец Амельтео.

Некоторое время он колебался, покачивая в руках тяжелое копье, затем, поняв всю бесполезность своего оружия, повернулся и тоже побежал.

Буйвол с налитыми кровью глазами все свое внимание сосредоточил теперь на фигуре убегающего человека, что является вполне естественной реакцией атакующего животного.

Когда да Серра пробежал мимо Тарзана, человек-обезьяна понял, что совсем скоро буйвол настигнет свою жертву. Сначала он свалит его на землю, а затем затопчет и разорвет рогами.

Тарзан знал, что если он останется стоять неподвижно, животное скорее всего не обратит на него внимания, полностью поглощенное преследованием бегущего.

Но когда буйвол поравнялся с ним, Тарзан бросился к животному, схватил его одной рукой за рог, а другой зажал ноздри. Буйвол повалился на землю, а Тарзан крепко держал его, не давая подняться.

Да Серра, понявший, что не сможет убежать от разъяренного животного, остановился, повернулся, решив встретить смерть с оружием в руках, и таким образом стал свидетелем всей сцены. Нельзя было не удивиться необычному мужеству и силе незнакомца. Да Серра бросился на помощь, созывая криками воинов.

Но не успели они подбежать, как буйвол вырвался и вскочил на ноги. Тарзан схватил его за рога, и теперь они стояли друг против друга – человек и зверь. Буйвол замотал головой и шагнул вперед, стремясь растоптать своего врага. Все мускулы Повелителя джунглей напряглись под смуглой кожей. Широко раскрытыми глазами смотрели ошеломленные воины Амельтео на то, как белый гигант вновь поставил буйвола на колени, а затем повалил на бок.

Теперь Тарзан крепко держал животное, пока оно не затихло, хрипло дыша. Тут подбежали пастухи и набросили на рога буйвола крепкие веревки. Тарзан разжал руки, и присмиревший буйвол поднялся на ноги. Пастухи увели его.

Озорис да Серра подошел к человеку-обезьяне.

– Вы спасли мне жизнь, – произнес он. – Кто вы? Как я смогу отблагодарить вас?

– Я Тарзан из племени обезьян.

На лице да Серра выразилось недоумение.

– Но этого не может быть. Я хорошо знаю Тарзана, вот уже два года он – бог Амельтео.

– Я – Тарзан! – твердо сказал Повелитель джунглей. – Тот, другой – самозванец.

В глазах да Серра промелькнула какая-то мысль, и он сказал:

– Идемте, вы мой гость.

– А вы кто? – в свою очередь поинтересовался Тарзан.

– Я капитан Озорис да Серра, командир гвардии Амельтео.

Да Серра повернулся к солдатам, которые с уважением рассматривали белого гиганта, сумевшего в одиночку справиться с огромным буйволом.

– Дети мои, – сказал капитан, – вот настоящий бог, а тот – самозванец!

Все без исключения воины, затрепетав от страха, опустились на колени и принялись молиться.

Хотя Тарзан и был удивлен, но на его лице не дрогнул ни один мускул. Он решил выждать время, чтобы понять, что сулит ему неожиданный поворот событий, и какими мотивами руководствовался да Серра, объявляя его богом.

– Прошу ко мне, – пригласил капитан. В темных коридорах, где трудно рассмотреть черты лица, встречные при виде Тарзана опускались на колени, и весь замок облетела весть, что бог вернулся. Вскоре она дошла до Да Гамы, который немедленно вызвал епископа Руиза.

– Знаешь, что я слышал, – выпалил король, – бог вернулся.

– Мне это известно, – ответил Руиз. – Мне известно также, что он в одиночку одолел взбесившегося буйвола и что да Серра увел его к себе.

– Приведите их обоих, – приказал король. У себя в апартаментах капитан гвардейцев разговаривал с Тарзаном.

– Вы спасли мне жизнь, – сказал да Серра, – теперь моя очередь спасти вас от смерти или от рабства.

– Что вы имеете в виду?

– Все чужеземцы, попавшие в руки короля Да Гамы, становятся рабами до конца своих дней или же попадают на жертвенный алтарь епископа Руиза. Я уверен, что если нам удастся убедить народ, что вы бог, король и епископ не осмелятся причинить вам вред. Делайте, как я скажу, и вам нечего будет бояться.

– Я и так ничего не боюсь, – гордо ответил Тарзан, – если бы я боялся, то не пришел бы сюда.

– А зачем вы пришли? – поинтересовался капитан.

– Чтобы убить человека, похитившего мое имя. Он ворует женщин и детей и тем самым обращает против меня моих друзей.

– Значит, вы пришли убить бога, – произнес да Серра. – Вы действительно храбрый человек, если решаетесь говорить так откровенно. Думаете, я верил человеку, которого Да Гама объявил богом?

– Не верили? – удивился Тарзан.

– Конечно, нет. Да и Руиз, и сам король тоже не верили. Но народ верил, что он бог. Да Гама и епископ не поверят и в то, что вы – настоящий бог, но это не важно, важно, что в вас поверит народ. Ведь все видели, как вы расправились с буйволом, а разве простому смертному такое под силу?

– Но почему я должен обманывать людей?

– Вы никого не будете обманывать. Люди сами будут обманывать себя.

– Но к чему все это? – поинтересовался Тарзан.

– Так легче управлять народом. Для их же пользы, между прочим. Кроме того, людям лестно сознавать, что У них есть собственное божество. Он говорит, что надо делать, а они верят ему.

– Нет, – сказал Тарзан, – это не по мне. Я не буду называть себя богом. После того, как я найду самозванца, я уйду отсюда. Ты не знаешь, где он и где девушка, которую от привел с собой?

– Вчера во время битвы их захватили в плен мусульмане.

– Ты имеешь в виду негров, штурмовавших ваш замок?

– Да.

– Они показались мне очень похожими на галла.

– Это действительно так. Их деревня расположена на холмах над долиной.

– Я пойду туда, – решительно сказал человек-обезьяна.

– Тебя немедленно убьют, мусульмане ужасно свирепы.

– И все же я пойду туда!

– Тебе незачем спешить. Если его не убили сразу, то он обречен всю оставшуюся жизнь быть рабом. Так что тебе можно еще некоторое время погостить в Амельтео и помочь мне в одном деле.

– В каком?

– Да Гама – плохой король, епископ Руиз тоже отъявленный негодяй…

XIX. СУЛТАН

Когда пленников вели по деревне султана Али, толпа негров провожала из криками.

– Вот и закончился наш побег, – с горечью сказала Сандра Пикерэл. – В Амельтео нам было бы гораздо лучше.

Человек шел, низко опустив голову.

– Что бы я ни делал, – с отчаянием произнес он, – все выходит скверно. Во всех ваших несчастьях виноват я, я, который готов отдать за вас жизнь.

Она успокаивающе погладила его по руке.

– Не надо так сильно винить себя. Теперь-то я понимаю, что вы не осознавали своих поступков.

17
{"b":"3389","o":1}