ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Надсмотрщики были требовательны, но не жестоки. Хотя у некоторых из них были кнуты, но пускали они их в дело крайне редко, подгоняя лишь самых отъявленных лентяев.

Женщины с первых же минут возненавидели Сандру, и лишь строгая угроза султана удерживала их от издевательств и жестокости по отношению к девушке.

Среди них была и молодая девушка, приносившая ей еду и сочувственно к ней относившаяся. От нее Сандра узнала, что Да Гама отказался заплатить выкуп. Она спросила девушку, что с ней теперь будет, и ответа ей пришлось ждать недолго.

В хижину вошла старая ведьма и шипя рассказала новость, которую знала уже вся деревня. Али решил взять белую пленницу в жены и назначил день свадьбы.

Старая ведьма злилась от того, что ей как старшей жене было поручено готовить невесту к свадьбе.

Сандра была безутешна. Она умоляла девушку принести ей нож, чтобы покончить с собой, но та боялась. Свадьба должна была состояться на днях. За этот короткий срок она должна была либо отыскать способ покончить счеты с жизнью, либо совершить побег. Но за ней наблюдали так пристально, что малейшие попытки тут же пресекались.

После того, как рабы возвратились из рудника, эта новость достигла и их ушей. Оба белых пришли в отчаяние.

– Мы должны выбраться отсюда! – воскликнул человек, считающий себя Тарзаном.

Даттон указал на мертвую голову, торчащую на частоколе.

– Вот что ожидает рабов, пытающихся убежать.

– Все равно мы должны попробовать. Может быть, завтра, когда нас поведут на рудник, или вечером, когда мы будем возвращаться, нам предоставится удобный случай.

Но на следующий день ни утром, ни вечером такого случая не представилось.

А в деревне полным ходом шли приготовления к свадьбе. Варилось пиво, готовилась еда, а оцепеневшую невесту учили, как следует вести себя в тех или иных случаях.

Давно солнце перевалило за полдень, когда к дому султана прибежал запыхавшийся гонец и сообщил, что заметил множество воинов-амельтеосов, расположившихся рядом с деревней на холмах.

Это было нечто новое в тактике ведения боевых действий, и Али пришел в ярость. Раньше, когда амельтеосы шли войной, они всегда двигались по равнине, громко трубя и выкрикивая воинственные кличи.

Султан очень удивился, почему они подошли к деревне скрытно.

Он приказал созвать всех солдат и вооружить рабов, поскольку амельтеосы превосходили галла численностью.

Несмотря на военную угрозу, приготовления к свадьбе не прекращались ни на минуту. Во всем, что происходило, Сандра не принимала никакого участия. Она находилась под неусыпным наблюдением.

Многие воины, не дожидаясь начала официальной церемонии, уже изрядно выпили и пустились в пляс, совсем забыв про врагов.

А всего в миле от них сотни буйволов, спрятанных среди холмов, медленно двигались к деревне, подгоняемые пастухами. Для амельтеосов это тоже был новый метод ведения войны, но так приказал бог, и они подчинились безропотно.

На одном из флангов шли Тарзан и Чилтерн, за ними следовали обезьяны Уиго и Мал-Гэша. Тарзан знал, что гнать буйволов ночью небезопасно, с наступлением темноты животные начинали нервничать и беспокоиться, но все же они медленно продвигались к деревне. На пересеченной местности их почти не было видно.

Султан Али, полупьяный, ворвался в хижину Сандры. Растолкав женщин, он схватил ее за руку и потащил к своему дому.

Но не успели они пройти и половины пути, как в деревню вбежал воин, криком предупреждая об опасности.

– Амельтеосы идут! – кричал он. – Они уже здесь! Али очень испугался. Он выпустил руку Сандры и принялся отдавать приказы командирам и солдатам.

Вооруженных рабов поставили в первую линию, чтобы на них обрушился удар нападающих.

– Вот и пришло наше время, – прошептал Даттону лже-Тарзан. – Пойдем к хижине Сандры и во время общей схватки попытаемся увести ее отсюда.

Тарзан отдавал команды, которых ждали воины Амельтео. По его сигналу зазвучали трубы и раздались воинственные кличи. Воины подгоняли наконечниками копий своих буйволов, которые обезумев от боли и страха, понеслись прямо на деревню. Следом за ними двигались Тарзан, Чилтерн и группа огромных обезьян.

Когда стадо взбесившихся буйволов ворвалась в деревню, там возникла паника. Лже-Тарзан подбежал к хижине Сандры и позвал ее, но ответа не последовало.

Девушка находилась там, где бросил ее султан Али.

Некоторые из галла пытались защищаться, бросая в буйволов копья и горящие факелы, но большинство вместе с женами и детьми кинулись прочь из деревни, но тут же попадали в лапы обезьян Уиго и Мал-Гэша.

Сандра услышала крики амельтеосов, подгонявших буйволов, и поняла, что через пару минут она снова окажется в плену.

Девушка увидела небольшой промежуток в стаде, которое неслось прямо на нее, и ринулась туда, надеясь убежать из деревни. Тут ее заметил лже-Тарзан и бросился за ней, а следом понесся и Даттон.

Лже-Тарзан вскоре догнал ее и схватил за руку. Так они продолжали бежать среди буйволов, пока не очутились за границами деревни.

В сплошной темноте они спешили вперед, подгоняемые ревом буйволов и криками солдат. Постепенно звуки становились все глуше. Вдруг Сандра испуганно оглянулась.

– За нами кто-то гонится.

– Это Даттон, – успокоил ее лже-Тарзан. Сандра остановилась и крикнула:

– Пелхэм! Это действительно вы?

Радость, звучавшая в ее голосе, подействовала на ее спутника, как холодный душ. Он давно догадался, что Даттон любит Сандру и вполне мог рассчитывать на ее взаимность. Однако он ничем не выдал своего переживания.

Даттон бросился к ней с распростертыми объятиями.

– О, Сандра! Что вам пришлось пережить! Теперь все позади! Возможно, нам удастся вырваться из этой проклятой страны.

Они двинулись дальше сквозь ночь. Сандра и Даттон оживленно рассказывали друг другу о том, что приключилось с ними после того, как они расстались.

Они казались безмерно счастливыми, а идущий позади них человек глубоко переживал.

XXII. БЕГСТВО

Участь галла была решена, когда стадо буйволов промчалось по деревне. Затем в нее вступили войска Озориса да Серра. Там они встретили Тарзана, который не нашел ни девушки, ни человека, приговоренного им к смерти.

Начинать поиски ночью было бесполезно, зато амельтеосы обнаружили султана Али, скрывшегося в своем доме. Да Серра приказал отвести его в Амельтео, чтобы триумф победы был полным.

Победители расположились в захваченной деревне, как у себя дома, и принялись за угощения, приготовленные к свадьбе.

Тарзан созвал своих обезьян и велел им возвращаться назад. Даже он не мог задерживать их столь долгое время. Когда они покинули деревню, воины-амельтеосы облегченно вздохнули.

– А что дальше? – спросил Чилтерн. – Кажется, для меня сейчас самое подходящее время удрать? Тарзан кивнул.

– Скоро пойдем. Я только еще раз осмотрю деревню, чтобы убедиться, что того человека, которого я ищу, здесь нет.

– Неужели вы пришли в эту страну только за тем, чтобы найти самозванца и отомстить ему? – спросил Чилтерн. – Но ведь это убийство!

– А когда вы раздавите ядовитого паука, вы тоже называете это убийством? – возразил Тарзан. – Для меня этот человек все равно что паук.

– Должно быть, он здорово насолил вам?

– Именно так. Он украл мое имя и стал похищать женщин и детей, восстановив тем самым против меня моих друзей-туземцев.

– А как он себя называл?

– Тарзан из племени обезьян.

– Невероятно, – покачал головой Чилтерн. Тарзан еще раз обошел деревню, но никаких следов девушки или самозванца обнаружить не удалось. Затем он вернулся к англичанину, и они незаметно покинули деревню, не привлекая к себе внимания.

– Знаете, – обратился Чилтерн к Тарзану, – мне почему-то казалось, что все деревни обнесены заборами.

– Тут дело обстоит иначе, – отозвался Тарзан. – Мне объяснил да Серра. У галла только один враг – амельтеосы, и на протяжении четырех столетий правила ведения войны не менялись. Амельтеосы шли по равнине, трубя и выкрикивая боевые кличи. Галла выходили из деревни и встречали их. Бой считался состоявшимся, если несколько человек погибали, а несколько попадали в плен. Затем все расходились по домам. Идея напасть на деревню принадлежит мне, иначе я никак не мог найти девушку и самозванца.

20
{"b":"3389","o":1}