ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уж лучше бы галла выстроили забор, – сказал Чилтерн.

Некоторое время они шли молча, затем англичанин спросил у Тарзана о его дальнейших планах.

– Я найду этого человека, и после того, как убью его, отведу вас в какое-нибудь селение на реке Конго, откуда вы сможете добраться до родины.

– Насколько мне известно, выбраться отсюда можно двумя путями, – сказал Чилтерн.

– Я знаю только одну тропу, через скалу, – ответил Тарзан.

– Я слышал о ней, но однажды мне довелось идти по другой, более простой и доступной. Думаю, я смогу ее отыскать.

– Хорошо, – согласился Тарзан, – поищем вторую тропу.

Во время паники, вызванной появлением в деревне буйволов, Крампу и Мински удалось скрыться в лесу, и они просидели там до наступления темноты. Затем они осторожно двинулись через равнину к горам.

– Утром, – удовлетворенно произнес Крамп, – мы поищем дорогу к руднику.

– Утром, – возразил Мински, – мы поищем дорогу, ведущую прочь из этой проклятой страны. С меня хватит, и не нужно мне этого дурацкого золота.

– Если бы я знал, что ты такой трус, – прошипел Крамп, – ни за что не пошел бы с тобой!

– А я с тобой, если бы знал, что у тебя вместо головы медный котелок, – парировал Мински. – Что толку, если я найду этот рудник, когда у нас нет даже винтовки, чтобы подстрелить дичь. Нет, у меня теперь две задачи: найти выход отсюда и хоть какую-нибудь пишу.

Когда Мински прошел вперед, Крамп ядовито выругался. Но жажда золота заглушала даже доводы рассудка.

Поскольку они выбрали окольный путь, чтобы случайно не наткнуться на амельтеосов, возвращающихся из деревни галла, то лишь под утро, измученные и голодные, они добрались до подножия холмов и остановились, чтобы отдохнуть.

Среди этих же холмов скрывались Даттон, Сандра и лже-Тарзан.

Сандра проснулась утром первой. Она посмотрела на мужчин, спавших возле нее с двух сторон. Не желая их тревожить, девушка тихонько лежала с открытыми глазами.

Она снова свободна! Она пыталась думать только об этом, не решаясь заглядывать в будущее, которое могло оказаться более зловещим, чем прошлое.

Она снова свободна. Но надолго ли? Даже если им удастся избежать плена амельтеосов или галла, им придется идти через страну Уарутури, где опасность представляют не только дикие звери, но и люди-людоеды. Что могли сделать жалкие луки и стрелы, которые по приказу султана выдали Даттону и лже-Тарзану перед битвой против леопардов, львов и уарутури? Она с тоской подумала о настоящем Тарзане, которого, как ей думалось, убил Крамп. Вот с ним она чувствовала бы себя в безопасности.

Она повернула голову и посмотрела на человека, укравшего имя Тарзана. Кем был он на самом деле? Сандра видела, как мерно опускается и поднимается его грудь в такт дыханию, заметила прядь волос, упавших на лоб, и ей неожиданно захотелось поправить их.

Она устыдилась своего желания и посмотрела на Даттона. Это был человек ее круга, человек, любивший ее, но желания откинуть волосы с его лба она не испытывала.

Сандра тяжело вздохнула и закрыла глаза. Как бы ей хотелось никогда не видеть человека, называющего себя Тарзаном, но, открыв глаза, она тут же посмотрела на него. Просыпаясь, он улыбнулся, и мир заиграл радужными красками, и она уже была рада, что она здесь, что она жива, и что находится рядом с ним. Разобравшись в своих чувствах, она густо покраснела, но все же улыбнулась в ответ и сказала:

– Доброе утро.

Даттон тоже проснулся и сел.

– Нужно выработать какой-то план действий, – объявил он. – Прошлой ночью мы были лишены такой возможности. Предлагаю провести здесь несколько дней, а затем двинуться к скалам Рутури, передвигаясь преимущественно по ночам.

Сандра запротестовала.

– Я никогда не спущусь по этой проклятой скале.

– Говорят, отсюда есть еще один выход, – произнес лже-Тарзан, – он намного легче, но я не знаю, где это. Наверное, там, – и он указал рукой на юго-запад.

– Тогда давайте поищем эту тропу, – предложила Сандра.

– Прежде всего нам нужно поискать пищу, – ответил Даттон.

XXIII. В ПЛЕНУ У ОБЕЗЬЯН

После битвы обезьяны Уиго и Мал-Гэша ушли в холмы и сразу же разделились, а утром каждое племя уже само по себе занялось добыванием пищи.

И без того нервные и вспыльчивые, сейчас звери были опасны вдвойне, поскольку были голодны и еще не остыли после вчерашнего сражения. Обезьяны постоянно грызлись между собой, то тут, то там вспыхивали ссоры, и случайная встреча с другим племенем могла вылиться в кровопролитную схватку.

Сандра и ее спутники безуспешно пытались найти пищу. Девушка устала неимоверно. Она думала, насколько еще хватит у нее сил, но не жаловалась. Из мужчин более слабым оказался Даттон: он дольше работал на руднике, да и от природы не был наделен такой физической силой, как лже-Тарзан. Однако американец держался мужественно и не подавал вида, что силы его на исходе.

Но как бы то ни было, лже-Тарзан заметил состояние своих спутников и их неуверенную походку.

– Вы оба очень устали, – сказал он, – будет лучше, если вы подождете меня здесь и немного отдохнете, а я схожу на охоту. Неподалеку я заметил бамбуковую рощу, думаю, там есть дичь.

– По-моему, нам не стоит разделяться, – возразила Сандра, – хотя нас и немного, но это все же придает некоторую уверенность.

– Согласен, – сказал Даттон, – давайте держаться вместе до тех пор, пока кто-нибудь из нас не сможет передвигаться самостоятельно, а там уж решим, что делать дальше. Но, может быть, нам повезет, и мы подстрелим дичь, а хорошая еда быстро восстановит наши силы.

Лже-Тарзан кивнул согласно головой.

– Пусть будет по-вашему.

Пока они совещались, из зарослей за ними наблюдала пара узко посаженных злобных глаз. Когда люди подошли поближе, владелец этих глаз повернулся, чтобы уйти.

– Там кто-то есть! – воскликнул лже-Тарзан. – Какое-то крупное животное. Сейчас я рискну.

С этими словами он натянул тетиву и выпустил стрелу в фигуру, смутно различимую в зарослях. Послышался крик боли и ярости и треск ломающихся веток. Вскоре они увидели большую обезьяну. Вдруг заросли ожили, и показались обезьяны, спешащие на крик своего соплеменника.

Сандра помертвела, увидев огромных обезьян, которые неслись на них, угрожающе рыча и размахивая могучими лапами.

– Слуги бога! – воскликнул лже-Тарзан и обратился к ним на языке, которому выучился в Амельтео.

Он громко приказал им остановиться, и на какой-то миг они замерли, но затем вновь бросились вперед, подогреваемые жаждой мести. Мужчины выстрелили еще раз, но это только усилило их ярость. Возможно, они и узнали человека, который был их богом, но они не могли простить ему то, что он напал на них.

Бросив бесполезные луки и стрелы, мужчины выставили вперед копья, готовые к последней схватке.

Сандра могла убежать, но вместо этого осталась стоять позади мужчин, ожидая развязки.

Какими беспомощными выглядели люди по сравнению с огромными свирепыми животными, но какими бесстрашными!

Девушка видела, как человек, называвший себя Тарзаном, бросился с копьем на обезьяну, как зверь, словно играючи вырвал оружие у него из рук и ударил древком по голове.

– Вот и не стало одного защитника, – подумала Сандра.

Огромный самец схватил Даттона и, как тот ни отбивался кулаками, все ближе и ближе подтягивал его к себе и, наконец, вонзил свои клыки в горло человека.

Так как Сандра уже ничем не могла помочь своим спутникам, она бросилась бежать. Теперь приходилось думать только о себе. Но не успела она пробежать и несколько метров, как огромная волосатая обезьяна схватила ее за плечо и с такой силой рванула назад, что девушка упала.

Могучая обезьяна склонилась над ней и зарычала. Вскоре Сандру окружили и другие животные. Какой-то самец подкрался поближе и хотел было схватить ее, но первый набросился на него. Они сошлись в смертельной схватке, но в это время еще один молодой самец поднял ее с земли и побежал к лесу со скоростью, какую только могли развить его короткие ноги.

21
{"b":"3389","o":1}