ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но и этому не удалось уйти далеко, так как в погоню бросился огромный самец, и похитителю пришлось бросить девушку, чтобы встретить противника лицом к лицу.

Измученная и насмерть перепуганная Сандра с трудом поднялась на ноги. Совсем рядом она увидела лес. Если бы добежать до него! Там можно укрыться от преследователей.

Она осмотрелась. Двое самцов продолжали схватку, а другие обезьяны не пытались преследовать ее. Шанс был минимальный, но она решила им воспользоваться. Почувствовав прилив сил, она побежала, хотя секунду назад еле стояла на ногах.

Но попытка оказалась неудачной. Самец, первым схвативший девушку, расправился со своим противником, и когда тот, рыча от обиды и боли, отполз в сторону, бросился вдогонку за Сандрой. В несколько прыжков он догнал ее, схватил и устремился в сторону леса. Обернувшись, Сандра увидела, что остальные обезьяны не преследуют их, они просто брели следом, но самец, видимо, опасался погони и поэтому бежал без передышки.

Вскоре они углубились в заросли бамбука, а на поляне остались лежать Пелхэм Даттон и человек, называвший себя Тарзаном.

XXIV. ОДНА

Целый день Крамп и Мински безуспешно рыскали в поисках пищи. Им удалось обнаружить источник, и это немного поддержало их убывающие силы. Ночью было холодно, и они легли спать, тесно прижавшись друг к другу.

Вскоре раздался рык льва, спускавшегося с холмов на охоту, и им стало страшно. Чуть позже они заснули, но снова услышали рычание где-то поблизости.

В этот раз лев зарычал, наткнувшись на неподвижные тела Даттона и лже-Тарзана. Сначала запах белых людей удивил и слегка напугал его, но затем он подошел и обнюхал одно из тел. Он не был людоедом и не хотел такого мяса, но голод заставил льва схватить человека и утащить его в заросли.

Возможно, это спасло жизнь Крампу и Мински, поскольку этой ночью лев больше не охотился.

Утром Крамп и Мински, окоченевшие от холода, поднялись на ноги.

– Надо двигаться, – сказал Мински, – мы не можем лежать тут и ждать, пока сдохнем с голода или закоченеем.

– Может, в этих зарослях бамбука найдем птичьи гнезда? – предположил Крамп.

– А дальше идет лес, – поддержал его Мински, – уж там-то что-нибудь да отыщется.

Они направились к зарослям бамбука, и вдруг Мински, идущий впереди, остановился.

– Что это? – спросил он, указывая на землю.

– Человек, – ответил Крамп. – Он спит. Сейчас проснется. Постой, да ведь это Тарзан.

– Нет, – возразил Мински, – это тот парень, что похитил девушку.

– Девушку? – вырвалось у Крампа. – Интересно, где она сейчас? Если мы найдем ее, то получим тысячу фунтов!

– И поведем через страну Уарутури? – охладил его Мински.

Человек, называвший себя Тарзаном, медленно поднялся и огляделся по сторонам. Он был в полном сознании, но закоченел от холода. Он поискал глазами Сандру и Даттона, но вместо них увидел двух белых мужчин, подходивших к нему. Он узнал их.

– Что они тут делают? – подумал человек. – Не причастны ли они к исчезновению Сандры?

Но тут он вспомнил нападение обезьян и удар по голове, лишивший его сознания. С трудом человек поднялся на ноги.

– Я убью его, – тихо прошептал Крамп Мински.

– Брось трепаться, – возразил тот. – Чем это ты его убьешь?

Они подошли к человеку.

– Привет, – сказал Крамп. Человек молча кивнул.

– Как вы сюда попали? Знаете ли вы что-нибудь о мисс Пикерэл?

– Нет, – ответил Крамп. – С тех пор, как вы похитили ее из нашего лагеря, нам о ней ничего не известно. Что с девушкой, где она?

– Она и Даттон были со мной до вчерашнего дня. Потом на нас напали огромные обезьяны. Это все, что я помню. Вероятно, обезьяны увели мисс Пикерэл и Даттона с собой.

– А может, они просто сбежали от тебя, – сказал Мински. – Даттон на нее глаз положил, а что от тебя ожидать, если ты два раза ее воровал.

– Я не верю, что они могли так поступить, – возразил человек. – Мы стали добрыми друзьями, и я собрался отвести ее к отцу.

– Эй, смотрите-ка, – воскликнул Крамп, – тут кровь. Ну и лужища! Вы ранены?

– Нет, – ответил лже-Тарзан, – это кровь кого-то из них.

– Если они одного убили, а другого увели с собой, – предположил Крамп, – то вероятнее всего убили мужчину, а увели девушку.

– Я пойду по следам и все узнаю, – воскликнул человек, называющий себя Тарзаном.

– Мы пойдем с вами, – сказал Крамп. – Но мы чертовски проголодались, а у вас лук и стрелы. Может, вы немного поохотитесь, а мы пока все тут осмотрим.

– Хорошо, – согласился человек, и они двинулись по следам больших обезьян.

Самец, утащивший Сандру, не останавливаясь, мчался все дальше и дальше в лес. Он боялся, как бы его не нагнали соплеменники и не отобрали добычу.

Наконец они остановились, чтобы хоть немного отдышаться. Девушка вспомнила о той ситуации, в которой она оказалась несколько дней назад, но нынешняя не шла ни в какое сравнение с предыдущей. Одинокая и беззащитная, Сандра стала пленницей огромной обезьяны, а двое мужчин, которые хоть как-то могли ее защитить, лежали мертвые на поле боя.

Обезьяны Уиго бродили по лесу. Охота была неудачная, и все были голодные и злые. Они часто ссорились между собой, и вожаку Уиго с трудом удавалось удерживать порядок в стае. Только что он растащил двух сцепившихся в драке самцов, как вдруг Га-Ан издал предупреждающий крик.

– Крич-ча!

Обезьяны насторожились. Они услышали, что кто-то движется в их сторону, а вскоре и увидели его. Это был Санчо, один из служителей бога, который шел к ним, неся на плече женщину-тармангани.

Санчо шел, постоянно оглядываясь, и поэтому не сразу заметил обезьян Уиго. Когда же он увидел их, то остановился и угрожающе оскалил клыки.

Уиго смело пошел на него и успел схватить девушку за руку, пытаясь вырвать ее из объятий Санчо. Каждый тянул Сандру в свою сторону и чуть не разорвали бедняжку на части. В этот момент подоспели соплеменники Санчо, и девушку оставили в покое, чтобы схватиться по-настоящему. Сандра рухнула на землю, а вокруг закипела отчаянная битва. Она видела, как обезьяны наносят друг другу страшные удары, вырывают когтями куски кожи и мяса, издавая при этом дикие крики боли и ярости.

Постепенно обезьяны Уиго начали теснить противников. У Сандры вновь появился призрачный шанс на спасение. Никем не замеченная, она потихоньку начала отползать в сторону.

Оглянувшись, она поняла, что увлеченные дракой обезьяны не обращают на нее внимания. Тогда девушка поднялась на ноги и бросилась в лес.

Шум битвы постепенно затих вдали. Сандра снова была свободна. Но она оказалась совершенно одна в диком незнакомом лесу.

Сандра боялась диких зверей, но больше всего сейчас она боялась людей.

XXV. ЗОЛОТО

Крамп, Мински и человек, называющий себя Тарзаном, отправились на поиски следов девушки, но найти их не удавалось. Не повезло и с охотой. Крамп и Мински совершенно выбились из сил.

Лже-Тарзан тоже порядком проголодался, но думал лишь о судьбе Сандры. Чья кровь была на поляне? Ее или Даттона? Человек не разделял мнения Крампа о том, что девушку утащили обезьяны, хотя он слышал немало похожих историй, но не верил в них.

Занятый мыслями о Сандре, лже-Тарзан стал рассеянным и невнимательным. Оттого-то и охота не ладилась. Кроме того, человек, считавший себя Тарзаном, оставался представителем цивилизованного мира и плохо ориентировался в джунглях. Вскоре они потеряли тропу, по которой ушли обезьяны, и двинулись совсем по другой, ведущей в глубь холмов.

Эта небольшая ошибка привела к трагическим последствиям.

– Проклятая страна! – выругался Мински. – Тут даже кузнечиков нет. Клянусь, если я его увижу, съем, не задумываясь. Боже! С каким наслаждением я бы выпил сейчас бутылку «Бурбона»!

– Заткнись, – неожиданно заорал Крамп, – если ты скажешь еще что-нибудь в этом роде, я тебя…

– Ничего ты мне не сделаешь, – прервал его Мински, – и после «Бурбона» я съел бы ветчинки с яичницей. Крамп бросился на него, но промахнулся и упал. Мински продолжал издеваться.

22
{"b":"3389","o":1}