ЛитМир - Электронная Библиотека

— А твоя сводная сестра? — спросил Ник. — Какой она была?

— Божественной. Стоило ей пройтись по улице, и за ней выстраивалась целая свита.

— Она отбивала этих молодых людей у тебя? Глаза Лорен весело сверкнули, когда она взглянула на него через узкий столик.

— Да у меня не было молодых людей, чтобы их отбивать. Во всяком случае, до семнадцати лет.

Его темные брови удивленно поднялись, в то время как он разглядывал классические черты ее лица, освещенные мягким солнечным светом.

— В это очень сложно поверить, — произнес он наконец.

— Честное слово, это правда, — сказала Лорен с улыбкой. С поразительной ясностью она вспомнила невзрачную маленькую девочку — себя десять лет назад. Хотя отдельные воспоминания были весьма болезненны, сейчас она не придавала большого значения такой ненадежной вещи, как внешняя красота.

Тони поставил на клетчатую салфетку две тарелки, на каждой из которых лежала хрустящая французская булочка, разрезанная вдоль и покрытая вафельно-тонким ростбифом. Потом рядом с каждой тарелкой появилась маленькая чашка с мясным соусом.

— Попробуйте, очень вкусно, — посоветовал он.

— Это действительно великолепно, — согласилась Лорен, попробовав сандвич.

— Очень хорошо, — обрадовался Тони, и его круглое усатое лицо осветилось отеческой улыбкой, — и разрешите Нику заплатить. У него больше денег, чем у вас. Дедушка Ника одолжил мне деньги на открытие этого ресторанчика, — признался он и кинулся в другой конец зала, чтобы отругать неуклюжего официанта.

Они ели молча, пока Лорен не начала расспрашивать о ресторане и его владельце. Из краткого рассказа она поняла, что семьи Ника и Тони были друзьями в течение полувека. И отец Ника работал на отца Тони, пока финансовая ситуация не изменилась настолько, что у дедушки Ника даже появилась возможность одолжить деньги Тони.

Как только они покончили с сандвичами, появился Тони, чтобы убрать тарелки.» Если бы он где-нибудь задержался!»— подумала Лорен. Они пробыли здесь всего тридцать пять минут, а она надеялась провести с Ником по крайней мере час.

— А как насчет десерта? — спросил Тони, глядя темными приветливыми глазами на Лорен. — Для вас у меня есть» каноли»— такая штучка, что пальчики оближешь! У меня десерт — это не то, что обычно в магазинах! — гордо сказал он. — Это настоящая вещь. Несколько слоев разноцветного мороженого различных сортов. Затем я кладу туда…

— Кусочки фруктов и много орехов, — закончила Лорен. — Моя мама так обычно делала.

Тони приоткрыл рот и с минуту изучал ее лицо. Затем он решительно кивнул и произнес, широко улыбаясь:

— Вы итальянка.

— Только наполовину, — поправила Лорен, — а другая половина — ирландская.

За десять секунд Тони выспросил у нее полное имя, имя ее матери и выяснил, что она переезжает в Детройт, где не знает ни души. Лорен почувствовала себя немного виноватой, не упомянув Филипа Витворта. Но поскольку Ник знает кого-то в «Синко», она решила не рисковать и не говорить о своем родстве с Филипом.

Она слушала Тони, сияя от счастья. Прошло столько времени, с тех пор как она жила в Чикаго и общалась со своими кузинами-итальянками, и так приятно было снова услышать этот родной акцент.

— Лорен, если вам что-нибудь будет нужно, приходите ко мне, — сказал Тони, похлопав ее, как Ника, по плечу. — У красивой молодой женщины в большом городе должна быть семья, куда она может прийти, если понадобится помощь. Здесь всегда для вас будет еда, — уточнил он. — Ну, так как же насчет моего чудесного десерта?

Лорен взглянула на Ника и затем на ожидающего Тони.

— С удовольствием, — объявила она, желая продолжить ленч и игнорируя растущий протест своего полного желудка.

Тони расплылся в улыбке, и Ник заговорщически подмигнул ему:

— Лорен любит сладкое, как все дети. Глаза Лорен потемнели от гнева и смущения, и какое-то время она безучастно рассматривала красный квадрат на скатерти, чертя по нему пальцем.

— Ник, можно задать тебе один вопрос? — мягко сказала она.

— Конечно.

Стиснув руки, она посмотрела ему прямо в глаза:

— Почему ты все время говоришь обо мне так, как будто я наивный ребенок?

Ник с интересом взглянул на Лорен и весело улыбнулся:

— Я этого не заметил. Но наверное, для того, чтобы напомнить себе, что ты молодая девушка, приехавшая из маленького городка в Миссури, и что ты, возможно, очень наивна.

Лорен была весьма удивлена его ответом.

— Я взрослая женщина, и то, что я выросла в маленьком городе, абсолютно ничего не значит! — Она замолчала на секунду, когда подошел Тони с десертом, и раздраженно добавила:

— И я не знаю, почему ты думаешь, что я наивна, это совсем не так.

Ник откинулся на спинку стула, что-то прикидывая в уме.

— Так, значит, это не так?

— Да, не так!

— В таком случае, — медленно произнес он, — какие у тебя планы на уик-энд?

Сердце Лорен радостно забилось, но она все же осторожно спросила:

— А что ты хочешь предложить?

— Вечеринку. Несколько моих друзей устраивают вечеринку в своем доме около Харбо-Спринг. Я как раз собирался ехать, когда мы с тобой встретились. Это около пяти часов езды отсюда, а вернемся мы в воскресенье.

Лорен намеревалась сегодня ехать в Фен-стер. Но с другой стороны, дорога туда занимает всего день, вещи она может собрать дня за три. У нее больше двух недель до того, как она должна начать работу. Таким образом, со временем никаких проблем нет, и она отчаянно хочет поехать с Ником.

— А ты уверен, что это будет удобно, если ты приедешь со мной?

— Вполне. Тем более они ждут, что я приеду не один.

— В таком случае, — улыбнулась Лорен, — я с удовольствием поеду. Между прочим, сумка с вещами уже у меня в багажнике.

Ник оглянулся через плечо и кивнул Тони, который подписывал их чек. Старший официант принес его и положил на стол около Ника, но Лорен проворно накрыла его рукой и пододвинула к себе.

— Я плачу за ленч, — сказала она, стараясь скрыть свой шок от увиденной на чеке суммы — этих денег хватило бы на хороший обед для пяти персон. Однако пока Лорен доставала свой кошелек, Ник положил на стол несколько банкнот и Тони забрал их — ей оставалось только беспомощно за этим наблюдать.

Увидев ее огорчение, Тони взял ее за подбородок, как маленького ребенка:

— Приходите сюда почаще, Лорен. Для вас здесь всегда будет свободный столик и что-нибудь вкусное.

— Я удивляюсь, — поддразнила его Лорен, — что с такими ценами не все столики здесь пустуют.

Тони наклонился поближе и произнес конфиденциально:

— У меня никогда не бывает пустых столиков. В действительности невозможно даже заказать столик заранее, если вашего имени нет в нашем списке.

Он поднял властную руку, и три молодых красивых черноволосых официанта подошли к ним.

— Это мои сыновья, — с гордостью представил Тони, — Рико, Доминик и Джоу. Рико, запиши Лорен в наш список.

— Нет, пожалуйста, не беспокойтесь, — быстро прервала Лорен.

Тони проигнорировал ее замечание:

— Такой милой итальянской девушке, как вы, нужна семья, чтобы заботиться о ней и защищать ее. Приходите к нам почаще, мы живем здесь же, на втором этаже. Рико, Доминик, — строго проговорил Тони, — когда Лорен придет, то вы смотрите за ней. Джоу, а ты приглядывай за Рико и Домиником! — Для Лорен Тони объяснил:

— Джоу женат.

С трудом подавив смех, Лорен взглянула на своих защитников: в ее глазах светилась счастливая благодарность.

— А я за кем должна смотреть? — спросила она шутливо.

Почти одновременно четыре смуглых итальянских лица повернулись в сторону Ника, который весело наблюдал за этой сценой, откинувшись на спинку стула.

— Лорен уверяла меня, что может посмотреть за собой сама, — сказал он спокойно, вставая из-за стола.

Ник сказал, что ему нужно позвонить, а Лорен в это время направилась через холл в туалет. Выходя оттуда, она увидела его в телефонной будке около входа. Он говорил тихо, но одно слово Лорен разобрала ясно: «Эрика».

10
{"b":"339","o":1}