1
2
3
...
13
14
15
...
47

— Ну, так мы можем идти?

Когда они проходили по балкону, через открытые окна со стороны бассейна долетали звуки шумного веселья. Женские смеющиеся голоса смешивались с мужскими, и все это — на фоне ритмичной оркестровой музыки.

Через несколько секунд, когда они проходили по внутреннему дворику, Трейси была окружена и похищена шумной компанией, а Лорен осталась одна.

Она вглядывалась в толпу, ища Ника. Сделав два шага вперед, она заметила его посреди большой группы людей у дальнего края бассейна.

Не сводя глаз с его высокой фигуры, Лорен осторожно пробиралась между гостями, слугами, факелами и столиками.

Когда она подошла ближе, то увидела, что сразу несколько человек что-то оживленно говорили Нику. Он, казалось, слушал очень внимательно, но время от времени его взгляд отрывался от собеседников и скользил по толпе. «Он ищет меня!»— радостно подумала Лорен. И, как будто услышав ее мысли, он поднял голову и встретился с ней глазами. Он тут же отрывисто кивнул говорившим и без единого слова просто вышел из их круга, что могло показаться совершенно невежливым.

Он шел так целеустремленно, что все расступались, пропуская его. Наконец их уже никто не разделял, и Лорен смогла как следует рассмотреть его. У нее просто захватило дух! Черный с блестящим отливом смокинг сидел на нем так, как будто был сшит по заказу лучшим портным. Ослепительная белизна украшенной оборками рубашки красиво контрастировала с его бронзовым загаром и официальной черной бабочкой. И было очевидно, что он чувствует себя в этом наряде абсолютно уверенно, как человек, издавна привыкший к такой одежде. Лорен почувствовала гордость за него и не пыталась скрыть ее, когда он наконец оказался возле нее.

— Тебе кто-нибудь говорил, что ты очень красив? — спросила она мягко.

Его губы медленно расплылись в мальчишеской улыбке.

— А что ты скажешь, если я отвечу «нет»? Лорен рассмеялась:

— Я скажу, что ты пытаешься выглядеть скромным.

— В таком случае что мне теперь сделать, чтобы поддержать это мнение? — серьезно осведомился он.

— Я думаю, что теперь ты должен покраснеть и смутиться от лести.

— Меня совсем нелегко смутить.

— Ну, тогда ты можешь попробовать смутить меня, сказав, как я выгляжу, — посоветовала Лорен.

Она медленно повернулась, чтобы он мог полностью оценить контраст между строгим лифом и вызывающе обнаженной спиной. Яркие отсветы плясали на ее медовых волосах. Восхищенный взгляд Ника заскользил по ее сияющему лицу, по всей стройной фигуре.

— Ну? — шутливо спросила она. — Что ты думаешь?

Его серые глаза горели, но вместо ответа он перевел взгляд на ее фигуру. Немного помедлив, он наконец резко произнес:

— Я думаю, что это платье тебе очень идет.

Лорен взорвалась от смеха:

— Никогда никому не позволяй говорить, что ты льстец, потому что ты совсем не умеешь льстить.

— Да? — вызывающе усмехнулся Ник. — Ну, тогда я скажу тебе, что я на самом деле думаю. Я думаю, что ты потрясающе привлекательна и обладаешь удивительной способностью выглядеть одновременно утонченной соблазнительницей и ангельской маленькой девочкой. И мне ужасно жаль, что мы заперты здесь, как в ловушке, на несколько часов с сотней других людей, потому что, когда я смотрю на тебя, мне становится просто неудобно от моего безумного желания… узнать, как ты будешь чувствовать себя в моих объятиях сегодня вечером.

Щеки Лорен просто запылали. Она была не таким уж «ангелом»и прекрасно поняла, что он имеет в виду под фразой «становится неудобно от желания». Она отвела взгляд от его смеющихся серых глаз и стала смотреть на гостей, на яхты, светящиеся как белые рождественские деревья, куда угодно, только не на его высокую сильную фигуру. Почему он говорит так прямо? Может, он подозревает, что она никогда ни с кем не спала, и умышленно хочет смутить ее? Будет ли для него иметь какое-нибудь значение то, что она девственница?

Возможно, не было ничего такого, что он не знал или не попробовал. Несмотря на это, Лорен чувствовала, что он не стал бы соблазнять и укладывать в постель девственницу. Правда, сама девственница хотела бы, чтобы ее соблазнили, но не так быстро и не так легко. Она должна подождать, пока не убедится, что он ее по-настоящему любит. Должна, но не уверена, что сможет это сделать.

Крепко зажав ее лицо в ладонях. Ник повернул Лорен к себе:

— Если я такой красивый, то почему ты не хочешь на меня смотреть?

— Было глупо с моей стороны сказать тебе это, — с достоинством ответила Лорен, — к тому же…

— Это, определенно, было большое преувеличение, — улыбнулся Ник, убирая руки с ее лица, — но мне оно понравилось. И если хочешь знать, — добавил он сухо, — мне никто этого раньше не говорил.

Кто-то окликнул его по имени, но он сделал вид, что не расслышал. Поддерживая Лорен под локоть, он повел ее к полосатому тенту, установленному на газоне, где официант подавал горячие и холодные закуски.

— Давай ты что-нибудь выпьешь и перекусишь.

За несколько последующих минут еще человек пять или шесть обращались к Нику. На седьмой раз он вышел из себя:

— Чем больше мне хочется провести этот вечер с тобой наедине, тем больше приходится общаться с другими людьми. Я же не могу притворяться глухим и слепым.

— Я понимаю, — сочувственно сказала Лорен, — они очень богаты и избалованны, поэтому думают, что если ты на них работаешь, то являешься их собственностью.

Его темные брови удивленно поднялись:

— С чего ты взяла, что я на них работаю?

— Я случайно услышала, как Бебе Леонардос сказала кому-то, что ее муж приехал сюда из Рима для того, чтобы поговорить с тобой о строительстве международных отелей. А другая женщина ответила, что ее муж, которого зовут Карлтон, здесь также для того, чтобы обсудить с тобой какие-то дела.

Ник бросил раздраженный взгляд на окружающую их толпу, как будто каждый присутствующий лично угрожал его спокойствию.

— Я приехал сюда, потому что в течение двух месяцев работал до потери сознания и хочу отдохнуть хотя бы два дня, — зло проговорил он.

— Если ты действительно не хочешь говорить о делах, то почему ты должен это делать?

—  — Когда люди проехали тысячи миль, чтобы поговорить с тобой, они обычно бывают очень настойчивы, — ответил Ник, опять оглядывая гостей, — и пока я теряюсь в догадках, что мне делать. Я вижу еще по крайней мере четверых, приехавших с той же целью.

— Оставь их мне, — сказала Лорен с чарующей улыбкой. — Я справлюсь с ними.

— Ты справишься? — усмехнулся Ник. — И как же ты это сделаешь?

Глаза Лорен засверкали из-под густых ресниц.

— Как только кто-нибудь заговорит с тобой о деле, я вмешаюсь и буду отвлекать тебя. Взгляд Ника упал на ее губы.

— Это будет несложно, ты все время отвлекаешь меня.

Следующие три часа Лорен вела себя так, как обещала. С тактическим блеском, которому позавидовал бы сам Наполеон Бонапарт, она спасла Ника по крайней мере от дюжины деловых разговоров. Как только дискуссия заходила слишком далеко, она вмешивалась, мягко напоминая, что он обещал принести ей выпить, пойти прогуляться, показать местность — все, что в этот момент приходило ей в голову.

И Ник подчинялся, благословляя про себя ее изобретательность.

Держа в одной руке бокал, а другой обнимая Лорен за талию, он бесстыдно использовал ее как добровольный щит. Но чем больше проходило времени и чем больше текло ликеру, тем громче становились разговоры, веселее смех, непристойнее шутки, и люди, желавшие захватить Ника, становились все более настойчивыми.

— Тебе действительно нужно размять затекшую ногу? — дразнящим шепотом спросил Ник, когда они вырвались от яхтсмена с багровым лицом, который хотел, чтобы Ник рассказал ему все, что он знает, о какой-то нефтяной компании в Оклахоме.

Лорен потягивала третий бокал изумительнейшего напитка, который по вкусу и виду напоминал шоколадный, но был гораздо крепче, чем она думала.

— Конечно, нет, с моими ногами все в полном порядке, — весело сообщила Лорен, повернувшись, чтобы взглянуть на шестерых ненормальных, играющих парами на корте, предназначенном только для двоих теннисистов. Одна из женщин, французская кинозвезда, скинула юбку и осталась в расшитой блестками свободной блузе, выглядывавших из-под нее кружевных панталонах и в туфлях на высоком каблуке.

14
{"b":"339","o":1}