ЛитМир - Электронная Библиотека

Она встала и, посмотрев на любимого, вспыхнула. Его взгляд спокойно скользил по всему ее телу, а затем достиг лица.

Никогда еще она не чувствовала себя так неуверенно, как в этот момент, стоя перед ним в одной мужской рубашке.

— Ты… ты не против, что я надела твою рубашку? — спросила Лорен, пытаясь нащупать пуговицы.

— Ну что ты, я даже «за».

В его глазах заиграли искорки смеха. Его веселье полностью вывело Лорен из равновесия, у нее начали дрожать руки. Сосредоточенно заворачивая манжеты рубашки, она спросила:

— Как ты любишь?

— Именно так, как мы это делали. Она резко взглянула на него, и щеки ее запылали.

— Нет. — Она быстро замотала головой. — Я спросила, как ты любишь кофе.

— Черный, без молока.

— Ты хочешь немного?

— Немного чего? — усмехнулся Ник.

— Немного кофе!

— Да, спасибо.

— За что? — колко спросила Лорен, платя ему той же монетой.

Затем она повернулась и быстро вышла пока он не успел ответить.

Несмотря на внешнюю бодрость, с которой она выходила из спальни, Лорен была близка к слезам. Ник смеялся над ней. Такой реакции она от него никак не ожидала. Неужели она, отдавая все, ничего ему не дала.

Она услышала, как Ник вошел в кухню, и стала быстро насыпать кофе в кофейник.

— Почему все эти шкафы пусты? Кроме того, что мы ели сегодня вечером, никакой еды нет.

— Потому что дом продается, — ответил Ник. Он жестко обнял ее за талию, крепко прижимая к себе. Грубая джинсовая ткань коснулась ее обнаженных ног.

— Почему ты мне не сказала?

— Не сказала что?

— Ты очень хорошо знаешь что. Лорен устремила свой взгляд в окно:

— Я абсолютно об этом забыла.

— Не правда. Попробуй еще раз.

— Об этом никогда не заходил разговор. И я не думала, что ты заметишь.

— Не заходил потому, что в наше время двадцатитрехлетние девственницы встречаются так же редко, как святые и черти. А двадцатитрехлетние девственницы, которые выглядят как ты, — еще реже. А что касается всего остального, то как же я мог не заметить?

Лорен повернулась и посмотрела ему в глаза:

— Но до этого ты не понял, что я еще не…

— Я не имел никакого понятия о том, что ты девственница до тех пор, пока это уже не перестало иметь значения для нас обоих. — Он обнял ее и добавил:

— Но тебе следовало сказать мне об этом прежде, чем мы легли в постель.

— А если бы я тебе сказала, то ты бы передумал? — спросила Лорен, наслаждаясь звуком его голоса и близостью его тела.

— Нет, но я бы постарался быть осторожнее. — Он немного отстранился от Лорен и посмотрел на нее с удивлением:

— А почему я должен был передумать?

— Ну, я не знаю. Я думала, может быть, у тебя какое-нибудь предубеждение против…

— Против чего? Против кражи того, что принадлежит твоему будущему мужу? Не будь такой наивной. Он и не будет рассчитывать на то, что ты девственница; мужчины уже больше не восхваляют девственность. Мы совсем не хотим и не ждем того, чтобы женщина была невинной и неопытной. Мы стали более либеральными. У тебя, Лорен, есть такие же физиологические потребности, как и у меня, и ты имеешь право удовлетворять их с тем, с кем захочешь.

Лорен опустила глаза, и ее взгляд упал на висящий у него на шее золотой медальон.

— Ты кого-нибудь в своей жизни любил по-настоящему?

— Некоторых — да.

— И ты не был бы против того, чтобы они занимались сексом с другими мужчинами?

— Конечно, нет.

— Это очень хладнокровное отношение. Он посмотрел на пол, на стол, на Лорен:

— Если я на тебя произвел впечатление хладнокровного мужчины, то, я думаю, нам надо вернуться в спальню.

«Интересно, он намеренно не правильно истолковал мои слова, чтобы избежать этой темы? — подумала Лорен. — Если он действительно любил этих женщин, то ведь его должны были волновать их отношения с другими мужчинами».

И если он серьезно относится к ней, то разве не должен быть рад, что стал ее первым мужчиной? Лорен подняла на него взволнованный взгляд:

— Ник?

В его объятиях была юная красота. На плечи сбегали мягкие волны волос, алел нежный рот, соблазнительно выглядывала из-под рубашки полная грудь. Ник взял ее в ладони, слегка наклонив голову.

— Что? — пробормотал он, и ее ответ потонул в глубоком страстном поцелуе. ***

Уже рассвело, когда Лорен повернулась и увидела на соседней подушке темноволосую голову Ника. Сонно улыбнувшись, она закрыла глаза и опять погрузилась в глубокий, счастливый сон. Она снова проснулась, когда Ник уже поставил около нее на столик чашку с кофе и сел на кровать.

— Доброе утро, — весело произнесла Лорен, но ее улыбка погасла, когда она увидела, что Ник уже успел умыться и побриться. На нем были серые слаксы и серая рубашка с открытым воротом. — Что-нибудь случилось? — спросила она, пытаясь натянуть на себя простыню.

Лорен остро и унизительно чувствовала себя совершенно обнаженной, в то время как он был полностью одет, но Ник, казалось, не замечал ни ее смятения, ни ее наготы.

— Лорен, я боюсь, что нам придется урезать сегодняшний день. Один мой… мой деловой партнер позвонил сегодня утром, и он будет здесь через час. Я найду, как потом добраться до города.

Лорен была ужасно разочарована, а через сорок минут, когда Ник провожал ее до машины, ее разочарование переросло в смятение и тревогу. Страстный любовник, которого она видела вчера, исчез. Сегодня Ник вел себя дружелюбно, но безразлично, как будто они не занимались любовью, а провели приятную, но ничего не значащую ночь за игрой в карты. Или, может быть, все мужчины ведут себя так после этого? «Наверное, я просто чересчур чувствительна», — подумала Лорен, подходя к машине.

Она надеялась, что он обнимет и поцелует ее на прощание, но вместо этого он засунул руки в карманы и, спокойно посмотрев на нее, спросил:

— Лорен, ты приняла какие-нибудь меры предосторожности этой ночью?

«Беременность!» Лорен словно огнем обожгло, и она медленно покачала головой.

Ее ответ, по-видимому, разозлил Ника, но его голос звучал совершенно ровно и бесцветно:

— Если будут какие-нибудь последствия, я хочу, чтобы ты дала мне об этом знать. Не пытайся справиться в одиночку. Ты обещаешь, что дашь мне знать?

Лорен была слишком смущена, чтобы ответить. Она просто кивнула, и он открыл перед ней дверцу машины. Когда Лорен отъезжала, Ник уже шагал по направлению к дому.

Проезжая через фермерские земли штата Индиана, Лорен взглянула на часы на приборной доске. «Если будут какие-нибудь последствия, я хочу, чтобы ты дала мне об этом знать». Дала мне знать… Эти три слова не переставая вертелись в ее голове.

Вчера в лодке ей удалось, как бы случайно, сообщить ему, что она вернется в Детройт в пятницу и что к этому времени ее телефон будет значиться под ее именем. Ник может связаться с ней в пятницу, просто подняв трубку и спросив у телефонистки ее новый номер. Он прекрасно об этом знал. Почему же тогда он говорил так, как будто они встретятся, только если ей нужно будет сообщить ему, что она беременна?

Лицо Лорен исказилось от непролитых слез. Ею попользовались и выкинули! Они вместе смеялись и разговаривали, узнавая друг друга все больше и больше; она чувствовала себя так, словно они были очень близкими людьми, и он, без сомнения, чувствовал то же самое. Конечно же, он не сможет просто забыть о ней.

Она любит Ника и уверена, что нравится ему. Возможно, он даже начал влюбляться в нее… А может быть, именно поэтому он был таким замкнутым и равнодушным сегодня? После того как его отвергла родная мать и после тридцати четырех лет независимости Ник не хотел, чтобы его счастье зависело от какой-либо женщины. «Чем сильнее он будет влюбляться, тем сильнее будет бороться с чувством», — решила Лорен.

На небе засверкали лучи восходящего солнца, когда Лорен пересекла Миссисипи и въехала в штат Миссури. Она была полна оптимизма. Когда в пятницу она вернется в Детройт, Ник позвонит ей. Возможно, он подождет до субботы или до воскресенья, но никак не дольше.

19
{"b":"339","o":1}