ЛитМир - Электронная Библиотека

Очевидно, он уже не хотел ее. Лорен прижалась щекой к подушке, из ее глаз потекли слезы.

На следующее утро Лорен пыталась заставить себя погрузиться в работу, но безуспешно. Она делала ошибки, печатая письма, дважды не правильно набирала телефонный номер и потеряла важный файл. В полдень она вышла погулять около здания «Глобал индастриз», надеясь, что вопреки всему сейчас перед ней возникнет Ник. Но это оказалось бесполезным, хотя ради этой прогулки она пожертвовала остатками своей гордости.

«Женщинам не нужна сексуальная свобода!»— с отчаянием думала она, вставляя в машинку новый лист бумаги. Лорен обнаружила, что не могла заниматься сексом от случая к случаю. Если бы она не отдалась Нику — девственница! — то все равно ей было бы очень горько, но все же не так, как сейчас: как будто ею попользовались и выкинули.

— Что, плохой день? — спросил Джим, когда она принесла ему доклад, который пришлось перепечатывать дважды.

— Да, извините. Это у меня бывает не часто, — сказала Лорен с уверенной, как она надеялась, улыбкой.

— Не волнуйся. Это бывает со всеми, — заметил он, ставя под докладом свою подпись.

Затем он взглянул на часы и встал:

— Мне надо отнести этот доклад в инспекцию в новое здание. Все здесь называли здание «Глобал индастриз» новым зданием, и Лорен сразу же поняла, что он имел в виду.

— Ты видела помещение, которое нам там предназначается?

Улыбка застыла на лице Лорен.

— Нет, не видела. Все, что я знаю, — это то, что в понедельник мы должны представить туда отчет о нашей работе.

— Правильно. «Синко»— самая маленькая и наименее доходная из дочерних компаний «Глобал индастриз», но наш офис будет весьма впечатляющим. Перед тем как уйти, покажи это Сьюзен Брук из отдела связи с общественностью, — сказал Джим, вручая Лорен сложенный газетный листок. — Если она еще не видела, то может оставить себе этот экземпляр. — Когда Лорен подошла к двери, Джим обернулся:

— Ты, наверное, уже уйдешь, когда я вернусь. Желаю тебе приятно провести вечер.

Через несколько минут Лорен вялой походкой шла в отдел связи с общественностью. Она кивала и улыбалась, проходя мимо сотрудников, но все время представляла себе лицо Ника. Как она сможет забыть его с растрепанными волосами, когда он поймал эту глупую рыбу? Или как хорош он был в смокинге?

Отвлекшись от своих мыслей, Лорен улыбнулась Сьюзен Брук и вручила ей листок, переданный Джимом.

— Джим просил узнать, видели ли вы это. Если нет, то он сказал, что вы можете оставить этот экземпляр для своего досье.

Сьюзен развернула листок:

— Я этого не видела.

Усмехнувшись, она достала из своего стола толстую папку с газетными и журнальными вырезками.

— Моя любимая работа — это пополнение его досье, — сказала она, со смехом открывая папку. — Взгляни, ну разве не сногсшибательный мужчина?

Лорен перевела взгляд с улыбающейся Сьюзен на обложку журнала «Ньюсдей». Она заставила себя взять журнал в руки — и застыла в шоке.

— Можешь взять всю папку и просмотреть в свободное время, — предложила Сьюзен, не замечая ее состояния.

— Спасибо, — поспешно ответила Лорен. Прибежав обратно к Джиму в кабинет, Лорен закрыла дверь и, устроившись в кресле, открыла папку. Влажными от волнения руками она взяла журнал с его фотографией на обложке, провела пальцем по надменным темным бровям, бледным улыбающимся губам, которые ласкали и целовали ее. «Дж. Николае Синклер, — прочитала она подпись под фотографией. — Президент и основатель» Глобал индастриз ««. Лорен не могла поверить своим глазам, ее мозг отказывался это принять.

Отложив журнал в сторону, Лорен медленно развернула страницу, вырванную Джимом из газеты. Газета была двухнедельной давности. Она вышла как раз в тот день, когда Ник отослал ее домой из Харбо-Спринг, потому что приезжал его «деловой партнер». Заголовок гласил: «Финансовые тузы со своими бабочками развлекаются в Харбо-Спринг». Вся страница была посвящена описанию вечеринки и комментариям, восторженным и язвительным. В центре страницы была фотография Ника на кедровом настиле в Кове. Он улыбался, обнимая незнакомую Лорен красивую блондинку. Под фотографией была подпись: «Промышленник из Детройта Дж. Николае Синклер и его постоянная подруга Эрика Моран в доме мисс Моран около Харбо-Спринг». Постоянная подруга… дом мисс Моран…

Жгучая боль пронзила сердце Лорен. Ник пригласил ее в дом своей подруги и занимался с ней любовью на ее кровати!

— О Боже мой, — прошептала она, и ее глаза наполнились слезами.

Он занимался с ней любовью, а затем отослал прочь, потому что его подруга решила присоединиться к веселью в Харбо-Спринг.

Словно для того чтобы еще сильнее себя помучить, Лорен перечитала эту страничку, не пропустив ни одного слова. Затем взяла «Ньюсдей» со статьей, посвященной ему и занимавшей целых восемь страниц. Когда она окончила чтение, журнал выпал из ее дрожащих рук.

Неудивительно, что Бебе Леонардос была так враждебно настроена! Как было написано в статье, Ник и Бебе состояли в любовной связи, которая длилась до тех пор, пока Ник не бросил ее ради французской кинозвезды, той женщины, которая играла в теннис на высоких каблуках.

Лорен истерически засмеялась. В то время как она ехала домой в Миссури, он занимался любовью со своей подружкой. А когда она днем и ночью сидела около телефона и вязала ему свитер, он был с Эрикой на благотворительном балу в Палм-Спринг.

Лорен почувствовала такое унижение и такую боль, которых не испытывала никогда в жизни. Она обхватила голову руками, и ее плечи затряслись от неудержимых рыданий. Она оплакивала свою глупость, свои разбитые иллюзии и несбывшиеся мечты. Ко всем ее мукам примешивался еще и стыд — она отдала себя мужчине, с которым была знакома всего четыре дня, и даже не знала его настоящего имени! Для полного счастья ей оставалось только узнать, что она беременна!

Лорен вспомнила, как жалела его, когда узнала, что мать бросила его маленьким мальчиком. Слезы еще сильнее брызнули из ее глаз. Да его стоило бы утопить!

— Лорен? — раздался за ее спиной голос Джима.

Она усилием воли подняла голову.

— Что случилось? — спросил он с тревогой. Лорен смотрела прямо перед собой невидящим взглядом. На ее роскошных ресницах блестели капельки слез.

— Я думала, — невнятно проговорила она, — я думала, что он простой инженер, который мечтает когда-нибудь открыть свое дело. И он позволял мне так думать! Он позволял мне!

Сострадание, отразившееся на лице Джима, было настолько явным, что Лорен не могла этого вынести. Она встала.

— Могу я выйти отсюда так, чтобы меня никто не увидел? Все уже ушли?

— Да, но тебе не следует садиться за руль в таком состоянии.

— Нет, спасибо. Я в порядке. Я вполне могу вести машину.

— Ты уверена?

Наконец полностью совладав со своим дрожащим голосом, Лорен твердо ответила:

— Абсолютно. Я просто была очень поражена и немного смущена. А так все в порядке.

— Ты уже закончила с этим? — спросил Джим, показывая на папку.

— Нет, я еще не все прочитала, — рассеянно ответила Лорен.

Он поднял с пола журнал, положил в папку с вырезками и пододвинул ей. Автоматически взяв папку, Лорен поспешно вышла из кабинета.

Ей казалось, что она опять расплачется, когда сядет в машину, но этого не случилось. Она не плакала и в течение следующих трех часов, изучая содержимое папки. У нее не осталось больше слез.

Лорен припарковалась около знака с надписью «Только для служащих» Синко «„. После того, что она прочитала вчера вечером, название „Синко“ приобрело для нее новое значение: „электронная компания Синклера“. Как было написано в журнале «Уолл-стрит джорнэл“, эту компанию основали Мэтью Синклер и его внук Ник двенадцать лет назад. В самом начале она размещалась в гараже около того здания, где теперь находился ресторан Тони.

Лорен вышла из машины, взяла злополучное досье и направилась в офис. Ник построил финансовую империю и поддерживает ее, нанимая шпионов среди служащих своих конкурентов. «Очевидно, в бизнесе он был так же бесчестен, как и в личной жизни», — подумала она с горечью.

21
{"b":"339","o":1}