ЛитМир - Электронная Библиотека

Проходя мимо приветливо улыбавшихся ей сотрудниц, Лорен почувствовала себя виноватой: ведь она собиралась принять участие в разрушении компании, в которой они работают. Нет, не в разрушении, поправила себя Лорен, кладя на стол свою сумочку. Если «Синко» заслуживает того, чтобы выжить, то пусть честно добывает себе контракты. А если не сможет, то пусть лучше рухнет, чем погубит своих честных конкурентов, таких как компания Филипа Витворта.

Лорен на секунду остановилась около кабинета Джима. А знает ли он, что «Синко» нанимает шпионов? Она не могла поверить, что он одобрил бы такое.

— Спасибо, что позволили мне взять досье домой, — тихо сказала Лорен, входя в кабинет.

Джим поднял голову от бумаг и взглянул на ее бледное лицо:

— Как ты себя сегодня чувствуешь?

Лорен опустила руки в глубокие карманы своей юбки.

— Я чувствую себя полнейшей дурой.

— Может, ты мне расскажешь в двух словах, чем Ник так тебя обидел? Ведь ты не стала бы плакать только из-за того, что он оказался богатым и преуспевающим человеком.

Лорен почувствовала острую боль, вспомнив, с какой охотой она дала ему соблазнить себя. Но ей нужно как-то объяснить Джиму свою вчерашнюю истерику. И, стараясь казаться безразличной, Лорен ответила:

— Я думала, что он простой инженер, и позволяла себе говорить и делать такие вещи, о которых мне сейчас неловко даже вспомнить.

— Понятно. И что теперь?

— Я собираюсь окунуться в работу и научиться всему, чему только смогу, — честно ответила Лорен.

— Я имею в виду, что ты будешь делать, когда увидишь Ника?

— Я намерена больше не встречаться с ним никогда в жизни! — резко воскликнула Лорен.

Джим слегка улыбнулся, но тон его был официальным:

— Лорен, в следующую субботу намечается частная вечеринка в ресторане на последнем этаже здания «Глобал индастриз». Ожидаются все служащие высшего ранга вместе с секретаршами. Цель этой вечеринки — собрать вместе всех, кто раньше работал в разных зданиях. У тебя будет возможность познакомиться с другими секретаршами, с которыми тебе придется сотрудничать в будущем, и с их боссами. Ник — хозяин вечеринки.

— Если вы не возражаете, то я лучше не пойду.

— Я возражаю.

Лорен почувствовала себя пойманной в ловушку. Джим был не из тех, кто позволял личной жизни вмешиваться в работу. А если ее уволят, то она так и не узнает, кому в компании Витворта Ник платит за шпионаж.

— Рано или поздно, но тебе придется столкнуться с Ником лицом к лицу, — продолжил Джим. — Не лучше ли, если это случится, когда ты будешь к этому готова? — Видя ее нерешительность, он жестко сказал:

— Я заеду за тобой в семь тридцать.

Глава 11

Лорен дрожащими руками провела по губам помадой и наложила на скулы немного румян. Затем она взглянула на часы: Джим будет здесь через пятнадцать минут. Подойдя к одному из зеркальных шкафов, она достала вечернее платье из струящегося шифона, которое выбрала, перемерив весь новоприобретенный гардероб.

Теперь, когда она знала, каким на самом деле беспринципным, лживым и самонадеянным негодяем был Ник, он не должен показаться ей хоть сколько-нибудь привлекательным, уговаривала себя Лорен. Но гордость требовала, чтобы сегодня вечером она выглядела наилучшим образом.

Закрыв шкаф, Лорен отступила на шаг назад, чтобы полностью рассмотреть себя в зеркале. Длинная юбка переливалась как радуга благодаря чередующимся кремовым и персиковым полосам шифона. Верх платья был скроен из двух полос, которые пересекались на груди, а застегивались сзади на шее, оставляя открытыми руки, плечи и верхнюю часть спины. Выглядела она великолепно.

В другое время это обрадовало бы ее. Но не сейчас, когда она собиралась встретиться с мужчиной, который провел с ней ночь, а затем попросил позвонить, если она забеременеет. Встреча с мультимиллионером, которого она пригласила на ленч, привела ее в смятение. «Удивительно, но при всей его низости и цинизме Ник все же не позволил мне тратить деньги в ресторане Тони», — подумала Лорен, ища в шкатулке свои любимые серьги, доставшиеся ей от матери.

Она на секунду задумалась, представив, как будет себя вести с ним сегодня вечером. После того, что произошло, Ник, естественно, ожидает увидеть ее оскорбленной и злой. Вместо этого перед ним предстанет обворожительная Лорен, для которой уик-энд в Харбо-Спринг был, как и для него, не больше чем маленьким приключением. Она не будет с ним подчеркнуто холодна, потому что это выдаст ее чувства. Даже если это убьет ее, она отнесется к нему с вежливым безразличием, словно к охраннику или сторожу.

«Это должно вывести его из равновесия», — решила Лорен, продолжая искать серьги. «Но где же они?»— испуганно подумала она через некоторое время. Не могли же они потеряться — она всегда обращается с ними очень бережно! Ведь это единственная память о матери! Она вспомнила, что надевала их на вечеринку в Харбо-Спринг… и на следующий день в Кове. И той ночью, когда Ник целовал ее, он снял их, чтобы не мешали…

Серьги ее матери остались в постели любовницы Ника!

Лорен уронила голову на руку, задыхаясь от боли и ненависти.

В это время раздался звонок. Лорен резко выпрямилась. Глубоко вздохнув, она спустилась вниз и открыла. В дверях стоял Джим в строгом темном костюме и галстуке — преуспевающий бизнесмен перед важной деловой встречей.

— Пожалуйста, проходите, — пригласила Лорен.

Он вошел в прихожую.

— Я только возьму сумочку, и мы можем идти. Или вы сначала хотели бы что-нибудь выпить? — Не дождавшись ответа, она обернулась к нему:

— Что-нибудь не так?

Его взгляд скользнул по совершенному лицу и густым медовым волосам, которые мягко рассыпались по плечам. Затем он восхищенно оглядел фигуру в соблазнительном шифоне и стройные длинные ноги.

— Ничего, что я мог бы заметить, — ответил Джим с улыбкой.

— Хотите что-нибудь выпить? — повторила Лорен, удивленная, но не обиженная его откровенно оценивающим взглядом.

— Нет, если только тебе не нужно немного для смелости перед встречей с Ником. Лорен покачала головой:

— Мне не нужно смелости, он для меня ничего не значит.

Когда они садились в его темно-зеленый «ягуар», Джим бросил на Лорен удивленный и изучающий взгляд:

— Я так понимаю, что ты хочешь убедить его в том, что больше не питаешь к нему никаких романтических чувств?

Лорен почувствовала, что Джима не обмануло ее внешнее безразличие.

— Да, это так, — согласилась она.

— В таком случае, — Джим переключил передачу, выезжая на автостраду, — я дам тебе один совет. Почему бы тебе не поговорить с ним несколько минут о вечеринке или о твоей новой работе, а потом, очаровательно улыбнувшись, отойти к кому-нибудь другому, например ко мне, а я постараюсь быть поблизости?

«Это правильная тактика», — согласилась Лорен с намеченным планом, а вслух сказала:

— Спасибо.

Почувствовав уверенность и спокойствие, она расслабилась.

Но когда двери лифта открылись на восемьдесят первом этаже, где на крыше расположился ресторан, и Лорен взглянула на оживленную толпу гостей, то почувствовала, что ей трудно дышать. Где-то среди них был Ник.

Почти сразу она увидела его. Он стоял посреди зала, смеясь над какой-то шуткой, темноволосая голова была откинута назад. У Лорен защемило сердце, когда она взглянула на его загорелое лицо. Рядом с Ником улыбалась красивая блондинка, и ее рука властно лежала на рукаве его пиджака.

Резкая боль обожгла Лорен. Это была Эрика Моран, женщина с фотографии в газете. На ней было очаровательное кремовое платье, то самое, которое Ник в Харбо-Спринг прислал Лорен…

Она отвернулась от них и заговорила с Джимом, но, увидев, как тот смотрит на Эрику, замолчала потрясенная.

На его лице было написано то же, через что она сама прошла минуту назад, глядя на Ника: отчаяние, злость, беспомощность. Лорен тут же сделала вывод, что Джим влюблен в Эрику.

22
{"b":"339","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Охота на Джека-потрошителя
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Дюна: Дом Коррино
Мир-ловушка
Воспоминания торговцев картинами
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Ты должна была знать
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Виттория