ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Щегол
Дочь убийцы
Магический пофигизм. Как перестать париться обо всем на свете и стать счастливым прямо сейчас
Тринадцатая сказка
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Цветы для Элджернона

— Выпей, — сказал наконец Джим, протягивая Лорен бокал. — Пора начинать нашу маленькую затею.

Со зловещей улыбкой он взял Лорен под руку и направился к Нику и Эрике.

Лорен потянула его назад:

— Нам, наверное, не стоит сразу же бежать к ним. В обязанности Ника как хозяина вечеринки входит поприветствовать всех гостей.

Джим некоторое время помолчал, затем кивнул:

— Хорошо, мы подождем, пока они сами не подойдут к нам.

В течение следующего получаса Лорен окончательно убедилась, что ее босс пытается заставить ревновать обоих — и Ника и Эрику. Стоило только Эрике взглянуть в их сторону, Джим тут же начинал улыбаться Лорен, поддразнивал ее или выразительно устремлял взгляд на ее грудь. Лорен подыгрывала, стараясь отвечать как можно радостнее. Но она делала это не ради себя, а ради Джима, потому что чувствовала, что Нику наплевать на нее и ее возможных ухажеров.

Она потягивала вторую порцию бананового напитка, как вдруг Джим крепко обнял ее за талию. Она была так удивлена, что не заметила его многозначительного пожатия.

— Вон та группа — члены совета директоров, — сказал Джим с легкой улыбкой. — Все — богатые промышленники. Мужчина слева — отец Эрики, Хорас Моран. Уже несколько поколений Моранов занимаются нефтяным бизнесом.

— Тогда у него должен быть костюм в радужных разводах, — пошутила Лорен.

Бросив на нее предостерегающий взгляд, Джим продолжил:

— Рядом с ним — Кроуфорд Джоунс. Он и его жена тащат за собой длинную цепь предков.

— Интересно, почему же никто их не освободит? — развеселилась она.

— Потому что они оба ужасные люди и никто не хочет, чтобы они сорвались с цепи и пугали маленьких детей, — раздался сзади до боли знакомый смеющийся голос.

Лорен вся напряглась, услышав глубокий баритон Ника, но все же заставила себя повернуться. Взглянув в его удивленные серые глаза, она призвала на помощь всю свою гордость, чтобы преодолеть боль. Хотя у нее разрывалось сердце, она нашла в себе силы, чтобы улыбнуться, протягивая ему руку:

— Привет, Ник.

Его пальцы сжали ее ладонь.

— Привет, Лорен, — сказал он с улыбкой. Она осторожно высвободила руку и с выжидающей улыбкой повернулась к Эрике, которую Джим тут же представил ей.

— Я весь вечер восхищаюсь вашим платьем, — сказала Эрика. — Оно просто потрясающее.

— Как и ваше, — сделала ответный комплимент Лорен и, не глядя на Ника, добавила:

— Я заметила его сразу, как только вошла.

Затем она повернулась к Джиму.

— О, я вижу мистера Симона. Он весь вечер пытается поговорить с тобой, Джим. — И, подняв на Ника невинные глаза, Лорен вежливо спросила:

— Вы нас извините?

Сразу же после этого Джим оказался вовлеченным в разговор с вице-президентом, и Лорен пришлось, используя все свое очарование и остроумие, справляться как-то самой. Вскоре она была окружена группой восхищенных мужчин, улыбалась им и всю оставшуюся часть вечера тщательно избегала смотреть в сторону Ника. Дважды она, случайно повернувшись, ловила на себе его пристальный взгляд и оба раза делала вид, что не замечает этого. Но по истечении трех часов такая игра стала невыносимой.

Ей было необходимо уединение, хотя бы небольшая передышка от постоянного ощущения его присутствия. Она поискала глазами Джима: он стоял у стойки бара в компании нескольких мужчин. Лорен дождалась, пока он обратил на нее внимание, и слегка кивнула головой в сторону стеклянных дверей. Он улыбнулся, словно говоря, что сейчас подойдет к ней.

Повернувшись, она выскользнула из шумного помещения в прохладную вечернюю тишину и подошла к каменным перилам. У ее ног лежал ночной город. Казалось, что огни внизу горят в честь ее победы.

Она справилась, ей удалось вести себя с Ником с должным вежливым безразличием. Никаких обвинений и упреков по поводу того, что он не позвонил. «Он, должно быть, удивился моему спокойствию», — удовлетворенно подумала Лорен, поднося к губам свой бокал.

Она услышала, как открывается стеклянная дверь, и приготовилась расстаться с так необходимым ей сейчас одиночеством. Это Джим наконец освободился от своих собеседников.

— Ну что, как это у меня получилось?

— Очень хорошо, — услышала она ленивый и насмешливый голос Ника. — Ты почти убедила меня в том, что я невидим.

У Лорен так затряслись руки, что она чуть не выронила бокал. Она медленно повернулась, стараясь собрать вместе обрывки мыслей, вертевшихся в голове. Лорен напомнила себе, что она должна быть безразличной и вежливой, как будто то, что между ними произошло, значило для нее не больше, чем для него. Она заставила себя взглянуть прямо ему в лицо.

— Очень милая вечеринка, — проговорила она.

— Ты скучала обо мне?

Лорен удивленно распахнула глаза:

— Я была слишком занята.

Ник, облокотившись на перила, молча изучал ее. Его взгляд скользнул по ее роскошным волосам, пряди которых падали на обнаженные плечи.

— Итак, — он изобразил недоверие, — ты совсем обо мне не скучала?

— Я была занята, — повторила Лорен и, не выдержав, зло добавила:

— И почему я должна была скучать? Ты не единственный мужчина в штате Мичиган.

Его темные брови поднялись в насмешливом удивлении.

— Ты хочешь сказать, что после того как ты попробовала секс со мной, тебе это понравилось и ты решила расширить свой… э-э-э… свой любовный опыт?

Боже мой! Ему совершенно безразлично, спала она с другими мужчинами или нет.

— Теперь ты можешь сравнить, лучше я или хуже других? Как по-твоему? — поддразнил Ник.

— Какой-то ребяческий вопрос, — презрительно ответила Лорен.

— Ты права. Пойдем.

Одним глотком опустошив свой бокал, он поставил его на перила и схватил ее за руку. Их пальцы сплелись, и Лорен настолько опьянела от его прикосновения, что ничего не могла сказать, пока они не обошли ресторан и не остановились перед низенькой дверью.

Когда он протянул руку, чтобы открыть ее, Лорен пришла в себя и отступила назад.

— Ник, я должна задать тебе один вопрос. Пожалуйста, ответь честно.

— Договорились.

— После того как мы расстались в Харбо-Спринг, ты когда-нибудь собирался снова встретиться со мной, я имею в виду не как с секретаршей твоей компании?

Снисходительно посмотрев на нее, Ник ответил:

— Нет.

Она все еще приходила в себя после его ясного, недвусмысленного ответа, когда он открыл дверь.

— Куда мы идем?

— Ко мне или к тебе, это не имеет значения.

— Почему? — спросила она с болезненной настойчивостью.

— Для умной девочки это довольно глупый вопрос.

Тут Лорен взорвалась:

— Ты — невероятно самонадеянный, эгоистичный… — Она остановилась перевести дух и твердо сказала:

— Я не занимаюсь случайным сексом и, более того, не выношу тех, кто им занимается, — тебя я тебе подобных!

— По-моему, четыре недели назад я нравился тебе несколько больше, — холодно заметил Ник. Ее щеки загорелись, а глаза потемнели от гнева.

— Четыре недели назад я думала, что ты особенный, неповторимый! Четыре недели назад я не знала, что ты распущенный миллионер — плейбой, который меняет женщин как перчатки! Особенно я в тебе ненавижу твою циничную способность использовать людей в своих целях и одновременно презирать! Ты жестокий и эгоистичный. И если бы я тогда знала, кто ты на самом деле, то не провела бы с тобой ни одной минуты!

Поедая глазами стоящую перед ним юную красоту, еще более соблазнительную в своем гневе, Ник спросил опасно мягким голосом:

— И теперь, когда ты знаешь, что я собой представляю, ты не хочешь иметь со мной ничего общего? Я прав?

— Абсолютно, — прошептала Лорен. — И я… Одним решительным движением он притянул ее к себе и зажал ей рот свирепым, чувственным поцелуем. Как только Ник прикоснулся к ней, все тело Лорен ожило, стремясь вновь ощутить его сильную мужскую плоть. Обвив руками его шею, она изогнулась, прижавшись к его бедрам. Ник глухо застонал, и поцелуй стал еще более жадным и в то же время нежным.

23
{"b":"339","o":1}