1
2
3
...
25
26
27
...
47

Его признание сломило сопротивление Лорен, действуя на нее сильнее любого поцелуя.

По ее дрожащим губам Ник понял, что она сдается. Искорки в его глазах разгорались в пламя, по мере того как он медленно наклонялся к ее лицу.

— Это и есть важный секретный проект, требующий знания итальянского? — раздался насмешливый голос Джима.

Они оба резко повернулись в сторону кабинета Мэри, где он картинно стоял в дверях.

Лорен вырвалась из объятий Ника, а Джим вошел в кабинет.

— Все это чрезвычайно осложняет положение Лорен, — продолжал он задумчиво. — Во-первых, я боюсь, что Мэри видела эту сцену. Она слепо преданна тебе и склонна винить во всем Лорен.

От этих слов Лорен пришла в ужас. Но следующее заявление лишило ее дара речи.

— Во-вторых, — сказал он вкрадчиво, — свидание, которое ты просил Лорен отменить в субботу, назначено мне. Поскольку я твой старый друг, а в неделе еще шесть дней, я не думаю, что очень красиво с твоей стороны пытаться отобрать у меня этот вечер. — Ник рассерженно сдвинул брови, но Джим невозмутимо продолжал:

— Так как мы оба собираемся ухаживать за Лорен, то нам следует установить основные правила игры. Итак, честно ли, что она работает здесь? Давай придерживаться очередности…

От возмущения Лорен обрела голос.

— Я отказываюсь слушать все это, — воскликнула она, гордо направляясь в кабинет Мэри.

Джим уступил ей дорогу, но продолжал с торжествующей улыбкой смотреть на соперника.

— Как я уже сказал, Ник…

— Я искренне надеюсь, — прервал его Ник, — что у тебя была веская причина для незапланированного визита ко мне.

Джим усмехнулся, и его голос смягчился:

— Безусловно. Картис звонил, пока меня не было. Я думаю, что он хочет поговорить с нами… о сделке…

Лорен как раз входила в кабинет Мэри, когда услышала это имя — Картис. Ее ладони вспотели от напряжения. Это одно из тех имен, которые назвал Филип Витворт.

«Картис хочет поговорить о сделке». Она упала в свое рабочее кресло и так старалась расслышать голоса в кабинете Ника, что у нее застучало в висках. Но разговор стал тише, и за стуком пишущей машинки Мэри ничего невозможно было разобрать.

Картис — скорее имя, а не фамилия. Лорен нашла в ящике стола телефонный справочник «Глобал индастриз». Там значились два Картиса — возможно, имелся в виду один из них. Лорен не могла поверить, что Джим был посредником шпиона, предательство которого разоряло фирму Филипа. Кто угодно, только не Джим.

— Если вам нечего делать, — ледяным тоном сказала Мэри Калахен, — я с удовольствием дам вам часть моей работы.

Лорен вспыхнула и начала печатать.

Ник ушел на совещание, и в пять часов Лорен наконец вздохнула свободно: громкие голоса и стук закрывающихся ящиков столов известили о конце рабочего дня. Лорен рассеянно кивнула девушкам, которые напомнили ей о встрече в баре. Ее взгляд остановился на Джиме, подошедшем к ее столу.

— Хочешь поговорить? — спросил он, кивнув в сторону своего кабинета.

Они вошли.

— Ну? — усмехнулся он, когда Лорен села в кожаное кресло перед его столом. — Давай говори. У нас, по-моему, уже такие отношения, что мы можем быть друг с другом откровенны. Лорен нервно откинула со лба прядь волос:

— Зачем вы стояли там и подслушивали? Зачем наговорили про нас всей этой ерунды? Джим откинулся в кресле и криво усмехнулся:

— Когда я вернулся после ленча и узнал, что ты работаешь у Ника, я поднялся наверх, чтобы убедиться, что у тебя все в порядке. Мэри сказала мне, что ты только что вошла к нему в кабинет, поэтому я открыл дверь и заглянул, чтобы узнать, не нужна ли тебе помощь. И там я увидел тебя с ангельской улыбкой на лице. Ты прекрасно держалась, когда говорила ему о звонках Эрики и Вики.

Положив голову на спинку кресла, Джим закрыл глаза и засмеялся.

— О, Лорен, ты была просто великолепна, когда сказала, что позвонишь ему, когда у тебя будет взрослая дочь, чтобы он мог, ха-ха, соблазнить ее, как, я догадываюсь, он поступил с тобой?

Джим открыл один глаз и, увидев, что щеки Лорен стали пунцовыми, успокаивающе махнул рукой.

— Во всяком случае, ты, по-видимому, здорово задела его. Я как раз решил уйти, когда Ник начал говорить, что он не может думать ни о чем, только о тебе. Ты поверила и стала сдаваться, поэтому я вошел, чтобы дать тебе возможность опомниться.

— Но почему? — настаивала Лорен. Он молчал подозрительно долго.

— Я думаю, потому, что я видел, как ты рыдала из-за него, и потому, что я не хочу, чтобы тебя обидели. Если ты обидишься, то уволишься, а мне почему-то хочется, чтобы ты осталась здесь. — Он посмотрел на нее тепло и восхищенно. — Ты можешь быть не только сотрудницей, но и другом. А для секретарши просто непозволительно хороша!

Лорен приняла его комплимент с улыбкой, но считала, что прекращать разговор на эту тему еще рано. Джим объяснил, почему прервал ее поцелуй с боссом, но почему он так прозрачно намекнул Нику, что имеет какие-то особые права на Лорен?

— Итак, — размышляла она вслух, — если Ник подумает, что я нравлюсь тебе, он из одного только чувства соперничества начнет ухаживать за мной вдвое сильнее. — И прежде чем Джим успел промолвить слово, Лорен быстро продолжила:

— А если Ник будет занят мной, он не сможет уделять много времени Эрике Моран, не так ли? Джим прищурился:

— Ник, Эрика и я вместе учились в колледже. Мы друзья уже много лет.

— Все трое? Или только она с Ником? — язвительно спросила Лорен.

Это задело его и одновременно напомнило, что перед ним настоящая женщина и достойный противник.

— Мы с Эрикой были помолвлены, но это было много лет назад. — Дьявольская улыбка появилась на его лице. — Может, мне действительно стоит поступить так, как я сказал Нику, и начать ухаживать за тобой самому?

Лорен улыбнулась:

— Мне кажется, ты такой же пресыщенный циник, как и он. — Его лицо стало таким обиженным, что она добавила насмешливо:

— Да, ты такой и есть, но все-таки очень привлекательный.

— Спасибо, — сказал он сухо.

— Вы с Ником принадлежали к одной студенческой компании? — спросила она, пытаясь узнать еще что-нибудь о Нике.

— Нет, Ник в те годы жил на стипендию. Он не мог себе позволить ни моих трат, ни моих пьянок. Но не жалей его, милая глупышка. У него не было денег, но была хорошая голова, он прекрасный инженер. И девушки, от которых я терял голову, бывало, предпочитали его мне.

— Я и не собираюсь жалеть его, — сказала Лорен, встав, чтобы уйти.

— Кстати, — остановил ее Джим, — я поговорил с Мэри и прямо объяснил ей, кто кого соблазнил и сколько недель назад.

Лорен тяжело вздохнула:

— Лучше бы ты этого не делал.

— Не было другого выхода. Мэри работала еще с дедом Ника. Ника она знает с рождения и очень привязана к нему. К тому же она человек строгих взглядов и особенно не любит молодых агрессивных женщин, которые увиваются вокруг ее любимца. Она бы превратила твою жизнь в сущий ад.

— Если у нее такие строгие взгляды, — сказала Лорен возмущенно, — то как она может работать с Ником?

Джим подмигнул ей:

— Мы с Ником ее слабость. Она убеждена, что мы не совсем испорчены.

Лорен остановилась в дверях и повернулась к Джиму.

— Джим, — сказала она смущенно, — ты только из-за меня поднялся наверх? Ты что-то говорил о Картисе и какой-то сделке?

Джим удивленно моргнул карими глазами.

— Это действительно важное дело. Но с другой стороны, это был только повод. — Он тихо засмеялся, открыл свой портфель и стал засовывать туда бумаги. — Ник довольно резко заявил мне, когда ты ушла, что это не настолько срочно, чтобы врываться и мешать ему. А почему ты спрашиваешь о Картисе?

У Лорен похолодело все внутри. Ей показалось, что она поймана.

— Не о Картисе. Я хотела знать, из-за меня ли ты поднялся или решил заодно помочь и мне, придя к Нику по своим делам.

Он взял свой портфель:

— Пойдем, я провожу тебя.

26
{"b":"339","o":1}