ЛитМир - Электронная Библиотека

Он молча посмотрел на нее, затем глубоко вздохнул.

— Лорен, — начал он, — я хочу иметь четырех косоглазых голубоглазых дочерей в очках в роговой оправе на вздернутых носиках. Я буду очень рад медового цвета волосам. Ты единственная, кто может подарить мне таких детей, и я прошу…

Он увидел, как ее глаза наполнились счастливыми слезами, и, обняв, прижал ее к сердцу, охваченный теми же чувствами, что и она.

— Дорогая, пожалуйста, не плачь. Пожалуйста, не надо, — шептал он, целуя ее лоб, щеки и губы.

Напоминая себе, что это только второй ее любовный опыт и поэтому не нужно ее торопить, Ник взял ее на руки и понес наверх.

Не отрывая губ от ее рта, он опустил ее на пол. Пока он снимал одежду, Лорен разделась перед его горящим взором. Сбросив на пол кружевное белье, она подняла голову и посмотрела на него без тени стыда и стеснения.

Руки Ника задрожали от переполнявшей его нежности, когда он взял ее лицо в ладони. После недель упорных холодных отказов Лорен смотрела на него с нежной покорностью. Ее глаза светились любовью, такой сильной, что он почувствовал и смущение и гордость одновременно.

— Лорен, — в его голосе звучали новые, непривычные для него нотки, — я тоже люблю тебя.

В ответ она обвила руками его шею и крепко прижалась к его обнаженному телу. Пытаясь сдержать свою бушующую страсть, он наклонил голову и поцеловал ее. Ее мягкие губы раскрылись, его язык скользнул между ними, а затем жадно проник вглубь. Внезапно он потерял контроль над собой. С тихим стоном он повалил ее на кровать и начал страстно ласкать.

Где-то посреди круговорота восхитительных ощущений у Лорен возникла мысль, что сегодня Ник занимался с ней любовью иначе, чем в первый раз. В Харбо-Спринг он обращался с ее телом как маэстро со знакомым инструментом. Его движения были четкими, умелыми. А сегодня ночью он ласкал и целовал ее с мучительной нежностью и благоговением. В Харбо-Спринг его страсть была полностью под контролем, сегодня он был так же несдержан и безрассуден, как она.

Его губы коснулись ее груди, и она задохнулась от наслаждения. Она запрокинула голову, ее руки заскользили по его напряженному телу.

— Я хочу тебя, — хрипло шептал он. — Я так хочу тебя!

Его страстные слова воспламенили ее, задевая самые глубокие струны души. Каждое прикосновение его ищущих губ и рук вое больше погружало ее в мир, где не существовало ничего, кроме их всепоглощающей любви.

Когда его рука коснулась внутренней стороны ее бедер, Лорен застонала и выгнулась навстречу ему. Ник больше не мог сдерживать себя. Их губы слились в глубоком страстном поцелуе, и одним сильным движением он вошел в нее.

— Двигайся вместе со мной, дорогая, — хрипло прошептал он.

Когда она выполнила его просьбу, он тихо застонал и полностью погрузился в ее теплую плоть. Неистовый голод, сила и в то же время нежность каждого его движения довели Лорен до состояния восхитительного экстаза, и она застонала от невыразимого блаженства. Ник еще крепче прижал ее к себе и присоединился к ней в сладком забвении.

Рано утром Лорен разбудил телефонный звонок. Перегнувшись через Ника, она взяла трубку.

— Это Джим, тебя.

После краткого разговора он свесил ноги с кровати и взъерошил волосы.

— Мне нужно лететь сегодня в Оклахому, — объяснил он со смесью сожаления и обреченности. — Несколько месяцев назад я купил нефтяную компанию у человека, от которого в течение года разбежались все служащие. Мои люди пытались подписать с ними контракты на новых условиях, но те привыкли к обещаниям, которых не сдерживают. Они настаивают на встрече со мной, иначе грозят объявить забастовку.

Он уже надел брюки и тянулся за рубашкой.

— Увидимся завтра в офисе, — пообещал он через несколько минут, стоя у входной двери.

Он привлек ее к себе для длинного опьяняющего поцелуя.

— Я вернусь завтра, даже если мне придется сутки не спать, я обещаю.

Глава 18

Десятки любопытных глаз уставились на Лорен, когда она вошла в офис в понедельник утром. Смущенная этим вниманием, она повесила пальто и направилась к своему столу. Там ее ждали Сьюзен Брук и еще несколько сотрудниц.

— Что случилось? — спросила Лорен. Она чувствовала себя необыкновенно счастливой: Ник дважды звонил ей из Оклахомы, и сегодня она увидит его.

— Разреши наш спор, — весело сказала Сьюзен. — Это ты? — Она положила на стол воскресную газету и раскрыла ее.

Глаза Лорен расширились от удивления. Целая страница была посвящена благотворительному балу. В центре красовалась огромная фотография — она вместе с Ником. Они танцевали, и Ник улыбался ей. Взгляд Лорен был обращен к партнеру. Под фотографией — подпись: «Детройтский промышленник Дж. Николае Синклер с подругой».

— Она похожа на меня, не правда ли? — уклончиво ответила Лорен, взглянув на окружавшие ее возбужденные лица. — Какое забавное совпадение!

Она не хотела, чтобы ее отношения с Ником стали достоянием общественности, пока не придет для этого время, и тем более, чтобы ее коллеги стали относиться к ней как-то по-другому.

— Ты хочешь сказать, что это не ты? — разочарованно протянула одна из женщин.

Никто из них не заметил внезапно наступившей тишины: прекратились разговоры, остановились печатные машинки.

—  — Доброе утро, леди, — раздался голос Ника. Шесть женщин застыли в изумлении, наблюдая, как он подошел к Лорен сзади и положил руки на ее стол.

— Привет, — сказал он, наклонившись так близко, что Лорен не смела повернуть голову, боясь, что он поцелует ее у всех на глазах. Он взглянул на лежащую на ее столе газету:

— Ты выглядишь великолепно, но что это за страшила, с которым ты танцуешь?

Не дожидаясь ответа, он выпрямился, нежно взъерошил ее волосы и вошел в кабинет Джима, закрыв за собой дверь.

Лорен была готова от смущения провалиться сквозь землю. Сьюзен Брук, подняв брови, шутливо передразнила:

— «Какое забавное совпадение!» Через несколько минут Ник снова подошел к Лорен и попросил подняться с ним наверх. Как только они очутились в его кабинете, он схватил ее в охапку и они застыли в долгом поцелуе.

— Я скучал по тебе. — Вздохнув, он неохотно отпустил ее. — И придется еще поскучать — я вынужден через час лететь в Казано. Росси не мог связаться со мной, поэтому он позвонил Хорасу Морану в Нью-Йорк. Какие-то американцы снуют по деревне и баламутят местных жителей. Я послал туда своих людей для проверки. В рабочее время Росси находится в секретном убежище, но там нет телефона. Я хочу взять с собой Джима. Отец Эрики запаниковал и послал ее в Казано, чтобы успокоить Росси. Она немного говорит по-итальянски. Я вернусь в среду, в крайнем случае в четверг. — Он нахмурился:

— Лорен, я так и не объяснил тебе насчет Эрики…

— Мэри объяснила, — ответила Лорен, стараясь улыбаться, хотя была ужасно огорчена его отъездом.

Кроме того, что она будет скучать по нему, ей предстоят еще три дня тревог и волнений — она не успела рассказать ему о Филипе. Сделать это сейчас она тоже не может, ведь он собирается уезжать. Его гнев только усилится за эти дни. Она должна быть рядом, чтобы успокоить его.

— А зачем ты берешь Джима?

— Когда президент «Синко»в следующем месяце уволится, Джим займет его место. По дороге мы можем обсудить задачи и планы «Синко». Еще я очень благодарен Джиму за то, что он вмешался в наши отношения, и решил, в свою очередь, помочь ему, взяв в Италию, где сейчас находится Эрика… Я вижу, ты понимаешь меня, — сказал он, увидев ее улыбку.

Крепко обняв, он отпустил ее и, подойдя к столу, начал складывать бумаги в кейс.

— Если Росси снова позвонит, Мэри соединит его с тобой, где бы ты ни находилась. Скажи ему, что я в пути и что волноваться не о чем. Сейчас четыре лаборатории занимаются анализом образцов, присланных Росси. В течение двух недель мы должны узнать, гений он или мошенник. До тех пор мы должны убеждать его, что верим ему, и во всем угождать.

39
{"b":"339","o":1}