ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорен была слишком ошеломлена такой нестандартной процедурой приема на работу, чтобы волноваться во время расшифровки стенограммы.

— Прошу вас, мистер Вильяме. — Она протянула ему блокнот.

Он пробежал глазами текст, затем взглянул на Лорен:

— Очень хорошо. Как это Ветерби могла прийти мысль, что у вас куриные мозги?

— Так получилось, что я создала такое впечатление, — уклончиво ответила Лорен.

— Может быть, вы мне расскажете, как это произошло?

— Ну, все это было… Мы просто не поняли друг друга.

— Ну хорошо, давайте оставим эту тему. Итак, нам что-нибудь еще нужно обсудить? Ах да, конечно, ваша зарплата.

Цифра, которую назвал Вильяме, была на две тысячи долларов в год меньше, чем предложил Филип. Но он обещал, что доплатит разницу.

— Ну что, вы хотите работать?

— И да и нет, — сказала Лорен со слабой улыбкой. — Я чувствую, что это было бы очень интересно и многое дало бы мне. Но мне не хочется думать, что вы предлагаете мне это место только потому, что… что…

— Вы знаете Ника Синклера? Лорен кивнула.

— Ник не имеет к этому никакого отношения. Я знаю его уже много лет, и мы хорошие друзья. Однако дружбе нет места в деловых отношениях. У Ника своя работа, у меня — своя, я не позволяю себе вмешиваться в его дела, и мне не понравилось бы, если бы он попытался решать за меня, кого мне брать на работу.

— Тогда почему вы решили встретиться сегодня со мной, несмотря на то что я вчера провалила все тесты?

— Ах это. Дело в том, что моя бывшая секретарша, которую я очень уважал, с самого начала не воодушевила Ветерби. И когда я узнал, что способная молодая девушка, ищущая место секретарши не поладила с ним, то подумал, что, может быть, вы еще одна Тереза. Вы не Тереза, но я думаю, что мы еще лучше сработаемся, Лорен.

— Спасибо, мистер Вильяме. Увидимся через две недели в понедельник.

— Зовите меня Джим.

Лорен улыбнулась, отвечая на его рукопожатие:

— Тогда вы можете называть меня Лорен.

— Мне кажется, я вас так уже назвал, — Да, действительно.

Его губы дрогнули в улыбке.

— Вы молодец, что не дали мне запугать вас. Лорен вышла из темного здания на ослепляющее солнце чудесного августовского дня. Ожидая зеленого света, чтобы перейти улицу, она не могла отвести взгляд от здания» Глобал индастриз «, возвышающегося напротив. Интересно, там ли сейчас Ник? Она сгорала от желания увидеть его.

Зажегся зеленый свет, она перешла широкую улицу, подошла к своей машине. Если бы Ник хотел ее еще раз увидеть, то он спросил бы ее телефон.

Может быть, он постеснялся. Постеснялся! Лорен с горьким смехом покачала головой, открывая дверцу машины. Ник Синклер был отнюдь не стеснительным. Весь его вид и ленивое обаяние… он, наверное, привык, что женщины сами кидаются ему на шею.

Стеклянная дверь стремительно распахнулась, и сердце Лорен радостно сжалось: это был Ник Синклер. Какую-то долю секунды Лорен думала, что он увидел ее около машины и вышел поговорить с ней, но он повернул направо к дальнему углу здания.

— Ник! — крикнула она почти невольно. — Ник!

Он оглянулся, и Лорен помахала ему рукой, чувствуя себя по-глупому счастливой, когда он широким шагом направился к ней.

— Отгадай, где я была? — Она лучезарно улыбнулась.

Его серые глаза потеплели, и в них появился дразнящий огонек, когда он окинул взглядом ее сверкающие медовые волосы, уложенные в элегантный пучок, очаровательный бежевый костюм, шелковую блузку и шоколадно-коричневые босоножки.

— Участвовала в показе мод в шоу Бонвит Тейлор, — предположил он с улыбкой.

Лорен просияла от комплимента, но постаралась сохранить спокойный вид.

— Нет, я была в здании напротив, в» Синко электронике «, и они предложили мне работу. И это благодаря тебе!

Пропустив мимо ушей упоминание о своей помощи, он спросил:

— Ты согласилась на их предложение?

— Согласилась ли я! Деньги фантастические, босс — потрясающий человек, и работа обещает быть интересной.

— Значит, ты довольна?

Лорен кивнула, затем подождала, надеясь, что он пригласит ее куда-нибудь. Но вместо этого он протянул руку, чтобы открыть для нее дверцу машины.

— Ник, — заговорила она торопливо, боясь, что смелость сейчас покинет ее, — я настроена отпраздновать это событие. Если ты знаешь хорошее местечко, где можно перекусить, то я угощу тебя ленчем.

После секундного промедления, нестерпимого для Лорен, на его загорелом лице появилась улыбка.

— Это самое лучшее предложение, которое я получил за сегодняшний день.

Вместо того чтобы показать ей, куда ехать, Ник сам повел машину. Через несколько кварталов он свернул с Джефферсон-авеню и с трудом нашел место на стоянке около кирпичного трехэтажного домика, как будто сошедшего с картинки в детской книжке.

Над дверью на вывеске из темного дерева вдавленными золотыми буквами было написано:» У Тони «. Они вошли в темный зал с дубовыми полами. Это был маленький уютный ресторанчик. Столики до блеска отполированы, на грубых кирпичных стенах развешаны в художественном беспорядке горшки и сковородки. Солнце лилось сквозь цветные оконные стекла, а салфетки в крупную бело-красную клетку усиливали ощущение почти домашнего тепла и спокойствия.

Официант встретил их около двери, вежливо поприветствовал Ника и проводил их к единственному в зале свободному столику. Ник отодвинул для Лорен стул, она села и с любопытством огляделась вокруг. Женщин было немного, в основном мужчины. Большинство из них были в костюмах и галстуках, и только трое, включая Ника, — в слаксах и спортивных рубашках с открытым воротником.

Около их столика появился старший официант, при виде Ника на его лице расцвела улыбка.

— Рад снова видеть тебя, мой друг. Затем он подал им огромное меню в кожаной обложке.

— Нам, пожалуйста, фирменное, Тони, — сказал Ник и в ответ на лукавый взгляд Лорен добавил:

— Фирменное блюдо — это сандвич по-французски. Подходит?

Поскольку Лорен пригласила его на ленч, то она подумала, что он спрашивает ее разрешения, чтобы заказать что-то дороже, чем обычный сандвич.

— Пожалуйста, заказывай, что хочешь, — сказала она легко. — Мы празднуем мое поступление на новую работу, и я могу себе позволить пошиковать.

— Как ты думаешь, тебе понравится жить в Детройте? — спросил он, когда Тони, который, по-видимому, был владельцем ресторана, ушел. — Ведь для провинциалки из Миссури это огромный город.

Провинциалка? Лорен была озадачена. Обычно она не производила на людей такого впечатления.

— Мы жили в пригороде Чикаго до того, как умерла моя мать. Мне тогда было двенадцать. После этого мы с отцом переехали в Фен-стер штата Миссури, в город, где он вырос. Он устроился преподавателем в школу, в которой сам учился в детстве. Так что, как видишь, я не совсем провинциалка.

Выражение лица Ника не изменилось.

— Ты единственный ребенок в семье?

— Да, но когда мне было тринадцать, мой отец вновь женился. Вместе с мачехой я приобрела сводную сестру, старше меня на два года, и сводного брата, который старше меня на год.

Он, должно быть, уловил нотку неприязни в ее голосе, так как спросил:

— Мне кажется, все маленькие девочки хотят иметь старшего брата. Ты тоже хотела?

Лорен не смогла сдержать улыбку, которая осветила ее живое лицо.

— Конечно! Но не Ленни. Мы невзлюбили друг друга с первого взгляда. Он немилосердно дразнил меня, дергал за косы и воровал деньги из моей спальни. Я отвечала ему тем, что говорила всем в городе, что он голубой. Правда, никто этому не верил, потому что он был отъявленным бабником!

Ник рассмеялся, и Лорен заметила, что когда он улыбается, уголки его глаз поднимаются вверх. Его теплый золотистый загар резко оттенял металлический блеск глаз, В них светились юмор и острый ум, в то время как твердые губы обещали возбуждающе-агрессивную мужскую чувственность. Лорен ощутила такое же восхитительное возбуждение, как и вчера вечером, и предусмотрительно опустила взгляд на его загорелую шею.

9
{"b":"339","o":1}