ЛитМир - Электронная Библиотека

– Говорю вам, это подлая ложь! – закричал Смит. – У тебя нет против меня никаких улик! Ты ничего не сможешь доказать!

Тарзан выпрямился в полный рост, возвышаясь надо всеми. Люди притихли, даже Смит.

– Лейтенанта Бертона убил очень сильный человек, левша, у которого отсутствует средний палец на правой руке, – произнес Тарзан. – Рана, оказавшаяся смертельной для Бертона, могла быть нанесена только в том случае, если нож держали в левой руке. На его горле остались отпечатки большого, указательного, безымянного пальца и мизинца.

Как вы, наверное, заметили, у Смита Или, вернее, Кэмпбелла на правой руке нет среднего пальца. Я также обратил внимание на то, что, когда попросил мужчин показать свои ножи, Кэмпбелл был единственным, кто передал мне оружие левой рукой. Ножевая рана в груди Зубанева была нанесена ножом, который держали в левой руке.

– Но мотивы этих убийств?! – вырвалось у Романова.

– Полковник Бертон найдет их у Кэмпбелла под рубашкой! Это бумаги, которые вез с собой лейтенант Бертон, когда его сбил самолет-преследователь, в котором летели Кэмпбелл и Зубанев. Я знаю, что Питерсон, или, вернее, Зубанев, находился в том самолете. Второй человек хромал, когда отходил от самолета. Этот человек – Кэмпбелл, который называет себя Смитом.

– Но почему Смит, или Кэмпбелл, или как его там зовут, хотел убить Бертона и Питерсона? – спросил Джон Рамсгейт.

– Ему и Зубаневу были нужны бумаги, находившиеся у Бертона, – объяснил Тарзан. – Никто больше о документах не знал. Кэмпбелл понимал, что если он выкрадет бумаги и оставит Бертона в живых, то лейтенант немедленно начнет энергичное расследование среди участников сафари. Он должен был убить Бертона. Зубанева он убил, чтобы не делиться с ним деньгами, которые надеялся выручить за эти бумаги, уже проданные ими заочно итальянским властям. Эти документы, – Тарзан внезапно рванул рубашку на груди Кэмпбелла, – находятся здесь!

Полицейские поволокли за собой Джозефа Кэмпбелла, он же Джо-дворняга,

– Как вы узнали, что Зубанев находился в том итальянском самолете? – спросил Рамсгейт с любопытством.

– Я нашел его перчатку в задней части кабины, – ответил человек-обезьяна.

Рамсгейт в замешательстве покачал головой.

– И все же я не понимаю, – произнес он. Тарзан улыбнулся.

– Это от того, что вы – цивилизованный человек, – сказал он. – Лев Нума или леопард Шита поняли бы. Когда я нашел эту перчатку, то понюхал ее. Поэтому я носил с собой в памяти запах Зубанева. И по запаху Питерсона понял, что он на самом деле Зубанев. Следовательно, Смит не кто иной, как Кэмпбелл. А теперь…

Тарзан замолчал, обводя людей взглядом.

– Я возвращаюсь домой, – сказал он. – До свидания, друзья мои. Было приятно снова встретиться с соплеменниками, но зов джунглей сильнее. До свидания…

И Тарзан из племени обезьян возвратился в джунгли…

11
{"b":"3390","o":1}