ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, хозяин. Атан Том вздохнул.

– Может быть, я мечтаю о глупых вещах. Посмотрим, а пока будем продвигаться дальше. Мбули, собирай всех! Мы трогаемся в путь!

Туземцы перешептывались между собой, пока Том и Тааск беседовали, и теперь Мбули подошел к Атан Тому.

– Мои люди не пойдут дальше, бвана, – сказал он.

– Постойте! – воскликнул Том. – Вы сошли с ума. Я нанял вас до Эшера!

– В Бонга до Эшера было далеко, и мои люди были храбры. Сейчас до Бонга далеко, а до Эшера близко. Сейчас они вспомнили, что Тиен-Бака – табу [запрет], и они боятся.

– Ты их вождь, – рявкнул Том. – Заставь их идти.

– Никто не может, – настаивал Мбули.

– Мы раскинем лагерь сегодня ночью у реки. Я сам поговорю с ними, – сказал Том, – завтра они почувствуют себя храбрее. Они, конечно же, не могут бросить меня сейчас.

– Хорошо, бвана, завтра они, может быть, и станут храбрее. Хорошо было бы раскинуть лагерь здесь.

Атан Том и Лал Тааск хорошо спали ночью, убаюкиваемые спокойным журчанием реки, и Атан Тому снился Отец бриллиантов и Магра. Лал Тааск думал, что ему снится сон, когда тишину ночи вдруг нарушил голос, говорящий на незнакомом языке. Но это был не сон.

Солнце было высоко, когда Атан Том проснулся. Он позвал своего боя, но никто не ответил, он позвал снова. Прислушался: в лагере царила странная тишина. Атан Том встал и вышел из палатки. Лагерь был пуст. Он подошел к палатке Лал Тааска и разбудил его.

– Что случилось, хозяин? – спросил Лал Тааск.

– Эти скоты сбежали, – воскликнул Том. Лал Тааск вскочил и выбежал из палатки.

– Аллах! Они забрали всю провизию и снаряжение. Они оставили нас умирать. Мы должны поспешить за ними. Они не могли далеко уйти!

– Ничего подобного мы не сделаем, – сказал Том. – Мы пойдем дальше!

В его глазах был странный блеск, которого Лал Тааск раньше не видел.

– Ты что думаешь, что я прошел через все это, чтобы повернуть сейчас назад, потому что горстка подлых туземцев испугалась?

– Но, хозяин, мы не можем идти одни, только вдвоем, – взмолился Лал Тааск.

– Молчать! – скомандовал Том. – Мы идем в Эшер – в запретный город и город Отца бриллиантов! – он рассмеялся каким-то диким смехом.

– Магра будет носить лучшие в мире бриллианты. Мы будем сказочно богаты. Я, Атан Том, дворняжка, заставлю стыдиться магараджу. Я засыплю золотом улицы Парижа. Я… – вдруг он замолчал и приложил ладонь ко лбу. – Пойдем, – сказал он уже нормальным голосом, – мы будем идти вдоль реки к Эшеру.

Лал Тааск в молчании последовал за Атан Томом по узкой тропинке вдоль реки. Земля была неровная, и тропинка была едва заметна среди камней. К вечеру они достигли истока реки, по обе стороны которой находились каменные глыбы, которые настолько возвышались над двумя людьми, что последние казались лилипутами. Из расщелины между скалами струилась река.

– Ну и место! – воскликнул Лал Тааск. – Дальше мы не сможем идти.

– Это дорога в Эшер, – сказал Том, указывая на скалы. – Видишь, она извивается по скале.

– Ну и тропинка! – воскликнул Тааск. – Здесь не пройдет даже горный козел.

– Все равно. Это дорога, по которой мы пойдем, – сказал Том.

– Хозяин, это безумие! – закричал Лал Тааск. – Давайте повернем назад. Все бриллианты мира не стоят такого риска. Мы упадем в реку и утонем.

– Заткнись! – отрезал Том. – Иди за мной! Прижимаясь к скале, двое мужчин стали медленно подниматься. Под ними струилась река. Один неверный шаг – и они погибли. Лал Тааск не осмеливался взглянуть вниз. Лицом к скале, ища руками опоры, которой там не было, дрожа так, что его колени могли в любую минуту не выдержать и он мог сорваться вниз, Лал Тааск шел за своим хозяином, весь покрытый испариной.

– Мы никогда не доберемся туда, – проговорил он, переводя дыхание.

– Заткнись! – рявкнул Том. – Если я упаду, можешь поворачивать назад.

– О, хозяин, я даже этого не могу сделать. Разве можно повернуться на этой ужасной тропинке?

– Тогда иди и прекрати морочить мне голову. Ты действуешь мне на нервы.

– Подумать только, такой риск из-за бриллианта! Если бы он был даже величиной с дом и уже у меня в руках, я бы отдал его за то, чтобы быть в Лахоре.

– Ты трус, Лал Тааск, – сказал Том.

– Да, я трус, хозяин, но лучше быть живым трусом, чем мертвым идиотом.

Два часа они медленно продвигались по узкой тропинке, пока совсем не выбились из сил, и даже Том стал жалеть, что решился отправиться в этот путь. Но вдруг они увидели, что тропинка сворачивает к небольшому поросшему лесом ущелью. Когда они достигли его, то упали на землю почти без чувств и пролежали в изнеможении до самой темноты.

Наконец они поднялись и развели костер, так как стало прохладно. Целый день они провели без пищи, но есть было нечего, и они могли наполнить свои желудки лишь водой из реки. Они прижались к костру в поисках тепла.

– Хозяин, это дурное место, – сказал Лал Тааск, – у меня такое чувство, что за нами наблюдают.

– Ты дурак, – проворчал Том.

– Аллах, хозяин, посмотрите! – срывающимся голосом закричал Тааск. – Что это? – Он показывал куда-то в темноту среди деревьев, и затем какой-то голос заговорил на незнакомом языке, а Лал Тааск потерял сознание.

XI

СТРАШНЫЙ ТАНЕЦ

Унго, вождь обезьян, охотился со своей стаей. Они были взволнованы и раздражены, потому что приближалось время Дум-Дума, а они все еще не нашли никакой жертвы для ритуального танца. Вдруг вождь поднял голову и понюхал воздух. Он прорычал в ответ на известие, которое принес ему ветер. Остальные обезьяны вопросительно посмотрели на него.

– Гомангани, Тармангани, – сказал он. – Они идут! – И он повел своих подданных в кусты, где они спрятались рядом с тропинкой.

Маленький отряд Грегори шел по тропе, оставленной отрядом Атан Тома. Тарзан охотился за дичью.

– У Тарзана, очевидно, затруднения с охотой, – сказал д'Арно. – Я еще не слышал его победного клича.

– Он прекрасен, – сказала Магра. – Мы умерли бы с голоду, если бы не он, даже имея охотника.

– Невозможно убить дичь, которой нет, – проворчал Вольф.

– Тарзан никогда не возвращается с пустыми руками, – сказала Магра. – Кстати, у него нет ружья.

– Другие обезьяны тоже находят пищу, – съязвил Вольф, – но кто же хочет быть обезьяной?

Унго наблюдал за ними, когда люди появились на тропе рядом с ним. Его глаза горели яростью, и вдруг неожиданно, без предупреждения он бросился вперед. Вся стая устремилась за ним. Небольшой отряд в ужасе остановился. Д'Арно выхватил пистолет и выстрелил. Одна из обезьян с визгом упала, но другие уже были среди них, и он не мог больше стрелять, не подвергая риску своих людей.

Вольф бросился бежать. Лавак и Грегори были брошены на землю, и на них сыпались удары. Несколько минут ничего нельзя было понять в ужасной свалке. Потом никто не мог припомнить, что произошло. Обезьяны снова скрылись и унесли с собой Магру.

Магра вырывалась из рук Унго, пока не выбилась из сил, но обладатель мощной груди, к которой ее прижали, не обращал ни малейшего внимания на ее протесты. Один раз, разозлившись, он так толкнул ее, что она почти потеряла сознание; и она прекратила сопротивляться, не надеясь скрыться. Она думала о той страшной участи, что ждет ее. Огромное создание так походило на человека, что она содрогалась от мысли о том, что ее может ожидать.

Унго, вождь обезьян, притащил девушку на небольшую поляну, где большие обезьяны с незапамятных времен исполняли ритуальные обряды. Здесь он грубо бросил ее на землю, и две самки уселись рядом с ней, следя, чтобы она не сбежала.

Собравшись снова вместе, члены маленького отряда в ужасе от страшного происшествия обсуждали, что лучше всего предпринять.

– Мы могли бы последовать за ними, – сказал д'Арно, – но нам ни за что не удастся догнать их, если мы и настигнем их, что мы можем сделать даже с нашими ружьями?

– Но не можем же мы просто стоять здесь и ничего не делать, – закричала Эллен.

13
{"b":"3391","o":1}