ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я придумал, – сказал д'Арно. – Я возьму ружье Вольфа и пойду за ними. Может быть, мне удастся убить нескольких обезьян и напугать остальных; когда вернется Тарзан, пошлите его за мной.

– А вот и Тарзан, – сказала Эллен, когда на тропинке появился Тарзан с тушей животного, перекинутого через плечо.

Тарзан нашел всех в полном смятении. Все были возбуждены и говорили разом.

– Мы не заметили их, пока они не напали на нас, – сказал Лавак.

– Они были ростом с гориллу, – добавила Эллен.

– Это были гориллы, – вставил свое слово Вольф.

– Нет, это не гориллы, – возразил д'Арно, – но едва ли мы вообще успели их достаточно хорошо рассмотреть.

– Самый большой из них унес с собой Магру, – сказал Грегори.

– Они похитили Магру? – Тарзан выглядел озабоченным. – Почему вы сразу не сказали мне об этом? Куда они ушли?

Д'Арно показал, в каком направлении скрылись обезьяны.

– Идите по этой тропинке, пока не найдете подходящего места для лагеря, – сказал Тарзан и скрылся из виду.

Когда на небе появилась луна и осветила поляну, на которой лежала Магра, старые самцы забили в примитивные земляные барабаны, а самые крупные из обезьян стали танцевать вокруг Магры, угрожая ей тяжелыми дубинками. Самцы прыгали и кружились вокруг испуганной девушки. Магра не знала, что означает это поведение. Она только догадывалась, что должна умереть.

Владыка джунглей шел по тропе больших обезьян сквозь черноту ночи так же уверенно, как и в дневное время. Он знал, что должен появиться неожиданно, но придет ли он вовремя?

Когда луна поднялась высоко, звук земляных барабанов точно указал ему направление его поисков, арену Дум-Дума, поэтому Тарзан мог прыгать по деревьям и передвигаться быстрее. Барабаны рассказали ему о том, какой опасности подвергалась Магра, что она жива, так как барабаны замолчат только после ее смерти, когда звери будут драться за ее тело и разрывать его на части. Он знал об этом, потому что прыгал и танцевал под луной на многих Дум-Думах, когда Шита-пантера или Ваппи-антилопа были жертвами.

Луна была почти в зените, когда он приблизился к арене. Когда луна будет в зените, наступит момент убить жертву, а на арене в это время косматые самцы танцевали танец охоты. Магра лежала в том же положении, выбившись из сил, потерявшая надежду на спасение, приговоренная к смерти, знавшая, что ничто не может ее спасти.

Горо-луна была уже почти на пороге решающего момента, когда Тармангани, на котором ничего не было, кроме набедренной повязки, спрыгнул с дерева на арену. С яростными криками самцы обернулись в сторону пришельца, который осмелился вторгнуться в святая святых их религии. Вождь обезьян был впереди.

– Я Унго, – сказал он. – Я убиваю! Тарзан тоже стал на четвереньки, как и вожак, и пошел навстречу ему.

– Я Тарзан-обезьяна, – сказал он на языке первого человека, на языке, на котором он говорил первые двадцать лет своей жизни. – Я Тарзан-обезьяна, могучий охотник, могучий боец. Я убиваю!

Магра поняла только одно слово из речи человека-обезьяны – «Тарзан». Она открыла глаза и увидела вожака обезьян и Тарзана, кружащихся друг против друга. Какой смелый, но безнадежный поступок совершил ради нее этот человек! Он отдавал свою жизнь, но это было бесполезно. Какой шанс был у него против огромного зверя?!

Вдруг Тарзан схватил обезьяну за запястье и затем, быстро повернувшись, поднял огромного зверя над головой и бросил на землю; но Унго сразу же вскочил на ноги. На этот раз он подавит человека своим огромным ростом, разотрет в порошок огромными лапищами.

Магра трепетала за Тарзана, и когда она увидела, что он встретил зверя рычанием, подобным звериному, и собирался вступить с ним в единоборство, она пришла в ужас. Разве мог этот рычащий зверь быть спокойным, услужливым человеком, которого она любила? Она в ужасе наблюдала за ним.

Быстр, как Ара-молния, проворен, как Шита-пантера, Тарзан, уворачиваясь от огромных лап зверя, вспрыгнул на его косматую спину и сдавил за горло. Обезьяна завизжала от боли.

– Ка-года! – закричал Тарзан. – Сдавайся!

***

Члены экспедиции Грегори сидели вокруг костра, слушая отдаленную барабанную дробь и с беспокойством ожидая дальнейших событий.

– Это Дум-Дум больших обезьян, – объяснял д'Арно. – Тарзан рассказывал мне о них. Когда луна в зените, самцы убивают жертву. Это, наверное, старше человека маленький религиозный обряд, который положил начало всем религиозным обрядам.

– Тарзан когда-нибудь видел его? – спросила Эллен.

– Его вырастили большие обезьяны, – объяснил д'Арно, – и он танцевал танец смерти во многих Дум-Думах.

– Он помогал им убивать мужчин и женщин и разрывать их на части? – спросила Эллен.

– Нет, нет! – вскричал д'Арно. – Обезьяны редко приносят в жертву человека. Они поступили так только однажды, когда Тарзан был с ними. И он спас этого человека. В качестве жертвы они предпочитают своего злейшего врага – пантеру.

– Вы думаете, что барабаны бьют по Магре? – спросил Лавак.

– Да, – сказал д'Арно, – боюсь, что это так.

– Лучше бы я сам пошел за ней, – сказал Вольф. – У этого парня нет ружья.

– У него нет ружья, но он хоть пошел в правильном направлении, – сказал д'Арно. Вольф погрузился в задумчивое молчание.

– У нас у всех была возможность что-то сделать, когда вожак схватил ее, – продолжал д'Арно. – Но, честно говоря, я был слишком потрясен, чтобы думать.

– Все произошло так быстро, – сказал Грегори. – Все уже закончилось, когда до меня наконец дошло, что случилось.

– Послушайте! – воскликнул д'Арно. – Барабаны смолкли. – Он посмотрел на луну. – Луна в зените, – сказал он. – Наверное, Тарзан опоздал.

– Эти гориллы разорвут его на части, – сказал Вольф. – Если бы это не касалось Магры, я бы сказал, на здоровье.

– Замолчите! – крикнул Грегори. – Без Тарзана мы пропали.

***

Пока они говорили, Тарзан и Унго дрались на арене, Магра наблюдала за ними, испуганная и пораженная. Она едва могла поверить своим глазам, когда увидела огромную беспомощную в руках человека обезьяну. Унго визжал от боли. Постепенно Тарзан сворачивал ему шею. Наконец он не мог больше терпеть и взмолился: «Ка-года!» – что означает «я сдаюсь»; и Тарзан отпустил его, а сам вскочил на ноги.

– Тарзан – вождь! – крикнул он, повернувшись к остальным обезьянам.

Он стоял так в ожидании, но ни один из молодых самцов не подошел к нему оспаривать его право вожака. Они видели, что он сделал с Унго и боялись. Так, благодаря закону вековой давности, Тарзан стал вожаком стаи.

Магра не поняла. Она все еще была в ужасе. Вскочив на ноги, она бросилась к Тарзану, обхватила его руками и прижалась к нему.

– Я боюсь, – сказала она. – Теперь они убьют нас обоих.

Тарзан покачал головой.

– Нет, – сказал он. – они не убьют нас. Они сделают все, что я им скажу. Отныне – я их вожак.

XII

ОПАСНОЕ ПОПОЛНЕНИЕ

На рассвете следующего дня после ночи, полной ужасов, Атан Том и Лал Тааск повернули назад.

– Я рад, хозяин, что вы решили вернуться, – сказал Лал Тааск.

– Без носильщиков и аскари это было бы безумием, – проворчал Том. – Мы возвратимся в Бонга и наймем людей, которые не боятся никакого табу.

– Если мы доберемся живыми до Бонга, – сказал Лал Тааск.

– Трусы всегда думают о смерти, – огрызнулся Том.

– Кто же не станет трусом после вчерашней ночи в этой дьявольской стране? – спросил Тааск. – Вы видели это, правда? Вы слышали этот голос?

– Да, – сказал Том.

– Что это было?

– Я не знаю.

– Это был злой дух, – сказал Тааск. – Он дышал могилой. Люди не могут противостоять силам потустороннего мира.

– Чепуха! – возразил Том. – Это имеет какое-то разумное объяснение, которого мы не знаем.

– Мы не знаем, и я не стремлюсь узнать. Я никогда не возвращусь сюда, если аллах сохранит мне жизнь.

14
{"b":"3391","o":1}