ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не боюсь его, – хвастался Вольф.

– Ты даже не осмелишься всадить ему нож в спину. Ты знаешь, я видела, как ты убегал, когда обезьяны схватили меня. Нет, Вольф, тебе меня не запугать.

XIII

ЗАПРЕТНЫЙ ГОРОД

Когда галера, в которой находились под стражей Том и Лал Тааск, плыла по реке, они услышали, как один из воинов обратился к черному рабу на языке суахили.

– Почему вы захватили нас в плен? – улучив момент, Том спросил на суахили воина, – и что вы собираетесь делать с нами?

– Я захватил вас в плен, потому что вы слишком близко подошли к запретному городу, – ответил воин. – Никто еще не приближался к запретному городу и не возвращался назад. Я веду вас сейчас туда. Ваша судьба в руках королевы Атки, но вы можете быть уверены в том, что никогда не покинете Эшера.

Впереди галеры Том увидел мощную стену Тиен-Бака, поднимающуюся высоко в голубое африканское небо, а из огромной черной дыры в стене текла река. В этот естественный туннель плыла галера. На корме зажгли сигнальный фонарь, вокруг было темно; наконец появился свет, и галера очутилась в озере, находившемся в кратере Тиен-Бака.

Впереди и слева Том увидел строения небольшого деревянного города. Справа и слева за озером раскинулась равнина, местами покрытая лесом; а в отдалении в другом конце озера виднелся какой-то город.

– Где Эшер? – спросил Том у воина.

Тот показал по направлению ближайшего города слева.

– Вот Эшер, – сказал он, – смотрите на него внимательно. Если Атка приговорит вас к галерам, вы никогда больше не увидите его снаружи.

– А другой город? – спросил Том. – Что это за город?

– Это Тобос, – ответил воин. – Если случится так, что вас приговорят к военным галерам, вы его еще увидите, когда мы пойдем туда воевать.

Когда галера подошла к Эшеру, Атан Том повернулся к Лал Тааску. Том смотрел на город, а Лал Тааск вглядывался в глубину озера.

– Посмотри! – воскликнул он, – моя мечта осуществилась! Вот запретный город, где-то здесь находится Отец бриллиантов. Я приближаюсь к нему. Это судьба! Я знаю, что буду обладать им.

Лал Тааск покачал головой.

– У этих воинов острые копья, – сказал он. – В Эшере, наверное, тоже есть много воинов. Не думаю, чтобы они позволили вам взять Отца бриллиантов с собой. Я слышал даже, что нас самих отсюда не выпустят. Оставьте ваши мечты. Лучше посмотрите сюда в глубь озера. Вода такая чистая, что можно видеть дно. Я видел много рыбы и какие-то странные создания, которых я никогда не видел. Это гораздо интереснее, чем город, и это может быть единственный раз, когда мы сможем на это посмотреть. Клянусь бородой, Атан Том! Посмотрите! Это чудо, в самом деле чудо, хозяин!

Том посмотрел в воду: и с его губ сорвалось восклицание восторга и удивления. На дне озера он увидел прекрасный замок. Он увидел свет в его окнах, и пока он смотрел на него, то заметил, как из замка вышла какая-то странная фигура и стала расхаживать по дну. Куда направлялось это существо, он не смог узнать, потому что галера быстро миновала и замок, и странное существо; вскоре они прибыли на место.

– Выходите! – скомандовал воин. И Том, и Тааск вышли на пристань. Они вошли в город через узкие ворота и по узкой извилистой улице подошли к большому зданию в центре города.

Перед воротами стояли вооруженные воины, которые после краткого разговора пропустили воинов и их пленников; их провели в здание к какому-то должностному лицу, которое, выслушав донесение воинов, обратилось к пленникам на суахили. Он выслушал объяснения Тома и пожал плечами.

– Может быть, вы говорите правду, а может быть, и нет, – изрек он. – Скорее всего вы лжете, но это не имеет никакого значения. Эшер – запретный город. Ни один посторонний, который вошел в него, не возвращается. Судьба его – будет ли он убит немедленно, или будет жить и выполнять какую-нибудь полезную работу – полностью зависит от решения королевы. О вас будет доложено, ваша судьба решится, когда ей будет угодно.

– Если бы мне разрешили аудиенцию, – сказал Том, – я уверен, что смог бы убедить ее в честности моих намерений и в том, что я даже могу быть кое в чем полезен ей. У меня есть сведения, важные для нее и для Эшера.

– Можете сказать мне, – произнес придворный, – я передам ей.

– Я скажу все только самой королеве, – ответил Атан Том.

– Королева Эшера не имеет обыкновения давать аудиенции заключенным, – ответил с высокомерием придворный. – Можете передать ваши сведения мне, если они у вас действительно есть.

Атан Том пожал плечами.

– Да, у меня есть, что сообщить, – сказал он, – но никому, кроме королевы, я ничего не скажу. Если с Эшером случится беда, вся ответственность падет на вас. Не говорите потом, что я вас не предупредил.

– Довольно этой наглости! – воскликнул придворный. – Уведите их и заприте, и не перекармливайте.

– Хозяин, вы не должны настраивать его против нас, – сказал Лал Тааск, когда они лежали на холодном каменном полу камеры. Если у вас есть сведения для королевы, аллах знает, что это может быть, почему вы не сказали этому человеку? Он передал бы королеве.

– Ты хороший слуга, Лал Тааск, – ответил Том. – Ты прекрасно владеешь ножом. Эти качества заслуживают высокой похвалы, но тебе не хватает воображения. Совершенно очевидно, что аллах почувствовал, что этих качеств тебе вполне достаточно, и поэтому не наделил тебя умом.

– Мой хозяин мудр, – ответил Лал Тааск. – Я буду молиться, чтобы он придумал, как нам выйти из темницы.

– Именно это я и пытаюсь сделать. Неужели ты не понимаешь, что совершенно бесполезно взывать к подчиненным. Королеве здесь подчинено все. Если мы сможем побеседовать с ней лично, наше дело предстанет сразу перед высшим трибуналом, и я сам смогу защитить нас лучше, чем это сделает кто-то, кто совсем не заинтересован в нас.

– Снова я преклоняюсь перед вашим умом, хозяин, – сказал Лал Тааск, – но я все еще в недоумении, какую важную информацию припасли вы для королевы Эшера?

– Лал Тааск, ты безнадежен, – вздохнул Том. – Информация, которую я собираюсь передать королеве, должна быть так же очевидна для тебя, как эта муха на твоем носу.

Дни уходили один за другим, а Том и Лак Тааск все еще лежали на сыром полу, получая мизерное количество пищи. Все мольбы Атан Тома о свидании с королевой игнорировались воинами, которые приносили им пищу.

– Они заморят нас голодом, – стонал Лал Тааск.

– Наоборот, – заметил Атан Том, – они, оказывается, удивительно хорошо разбираются в калорийных качествах пищи. Они знают, какое количество не даст нам умереть с голоду. Посмотри на мою талию, Лал Тааск! Я всегда мечтал о диете, чтобы похудеть. Добрые эшерианцы предоставили мне эту возможность.

– Может быть, для вас это и хорошо, хозяин, но для меня, у которого никогда не было ни унции лишнего веса, это пахнет трагедией.

– Вот, – воскликнул Атан Том, когда по коридору раздались шаги, – это идут сюда.

Дверь камеры открылась, и вошли три воина. Один из них снял цепи, которые сковывали арестованных.

– Что теперь? – спросил Атан Том.

– Королева послала за вами, – ответил воин. Их повели через дворец в большую комнату, в дальнем конце которой на троне сидела женщина. Слуги с опахалами стояли с двух сторон, несколько слуг стояли у трона, готовые исполнить любой ее приказ.

Когда Тома и Тааска подвели к трону, они увидели красивую женщину лет тридцати. Ее прическа была сделана так, что волосы торчали в разные стороны на девять или десять дюймов, и в них были вплетены белые перья. Она выглядела заносчивой и высокомерной. Пока она холодно рассматривала пленников, Атан Том прочел в линиях ее рта жестокость и скрытые искры яростного гнева в блеске ее глаз. Перед ним была женщина, которую стоило бояться, женщина, не щадящая человеческих жизней, тигрица в человеческом облике. Первый раз в жизни Атан Том потерял душевное равновесие перед женщиной.

– Зачем вы пришли в Эшер? – спросила она.

16
{"b":"3391","o":1}