ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Послушайте! – прошептала Эллен. – Я слышу голоса. Кто-то идет за нами.

– Это, конечно, эшерианцы, которые нас преследуют, – сказал Херкуф. – Свернем поскорее с тропы и спрячемся. Не шумите. Идите за мной. Я знаю это место.

– Я их больше не слышу, – сказала Эллен.

– Вся беда в том, что они находятся между нами и тем самым местом, где мы собираемся спрятаться, – сказал д'Арно.

– Я не думаю, – ответил Херкуф. – Они не решатся подойти так близко к Тобосу, поэтому, если они нас не найдут, то повернут назад. Они пройдут мимо нас позже, днем, а ночью мы сможем спокойно продолжать свой путь.

– Надеюсь, что вы правы, – сказал Брайен. Шесть эшерских воинов, идущих по тропе, подошли к месту, где только что находились беглецы.

– Их следы здесь совершенно четкие, – сказал предводитель, – здесь они свернули не так давно в сторону. Мы скоро настигнем их. Помните, что женщину и чужестранцев нужно доставить живыми.

Почти ползком все шестеро стали идти по следу, такому ясному для них, как широкая дорога. Они не разговаривали, потому что чувствовали, что беглецы недалеко. Двигались они почти неслышно. Каждый думал о том, что сделает с ним Атка, если они не выполнят ее приказ.

Тарзан и Лавак шли по лесной тропе в Эшер. Вдруг Тарзан остановился, понюхал воздух и сказал:

– Впереди нас люди. Оставайтесь здесь. Я заберусь на дерево и посмотрю.

– Это, очевидно, люди из Эшера, – сказал Лавак, и Тарзан кивнул ему. Через минуту Тарзан уже был на дереве.

Лавак смотрел на него, пока он не скрылся среди листвы. Он восхищался силой и ловкостью Тарзана. Хотя он не раз видел, как Тарзан взбирается на деревья, он никогда не уставал восхищаться им. Когда Тарзан скрылся, он почувствовал себя ужасно одиноким и беспомощным.

Пока Тарзан прыгал по деревьям, запах становился все отчетливее. Он узнал тонкий аромат, исходящий от белой женщины. Он был знакомым, но его так трудно было опознать! Это было только намеком на что-то знакомое, и Тарзан прибавил скорость. Пока он перелетал с дерева на дерево, эшерианцы криками триумфа раскрыли свое присутствие. Некоторые из беглецов бросились бежать, что вызвало град копий со стороны воинов. Д'Арно, Эллен, Брайен и Херкуф стояли на месте, зная, что теперь спасения не было. Копье пронзило одного из бегущих, и когда он с криком упал, остальные оставили надежду и остановились.

Воины, собрав свои копья, окружили беглецов и стали бить их тупыми концами своих копий. Они давали выход своей ненависти, но когда один из них приблизился к Эллен, д'Арно свалил его на землю, и в ту же секунду другой воин поднял свое копье, чтобы пронзить им д'Арно. Эту сцену застал Тарзан.

Эллен закричала от ужаса, стараясь предостеречь д'Арно. В эту минуту стрела пронзила эшерианца, и он замертво упал на землю. Остальные воины оглянулись вокруг, но не увидели никого, кто бы мог выпустить стрелу. Они знали, что никто из беглецов не мог этого сделать, и поэтому были напуганы. Только у д'Арно мелькнула слабая надежда на то, что это был Тарзан.

– Это кажется невероятным, – прошептал он Эллен, – но кто во всем мире, кроме Тарзана, мог выпустить эту стрелу?

– О, если бы это был он! – воскликнула Эллен. Никто лучше Тарзана не знал, как запугать и обмануть врага. Он видел удивление, которое посеяла его стрела в рядах врага. Слабая улыбка тронула его губы, когда он запустил другую стрелу, выбирая жертву.

Снова стрела таинственного убийцы поразила эшерского воина, и он с криком упал мертвый на землю.

– Кто это? – закричал один из воинов. – Я никого не вижу.

Эшерианцы посмотрели друг на друга в замешательстве.

– Где он? – спросил другой. – Почему он не показывается?

– Это бог потусторонних людей, – сказал д'Арно. – Он всех вас убьет.

– Если не убьет он, то убьет Атка, – сказал воин, – если мы не приведем вас в Эшер.

И четверо оставшихся воинов повели пленников по тропе к Эшеру.

– Давайте воспользуемся возможностью, – предложил Брайен. – Они смущены и напуганы.

– Нет, – посоветовал д'Арно. – Они поразят нас своими копьями. Сейчас мы не можем рисковать.

Вдруг из листвы деревьев раздался голос, говоривший на суахили, понятном эшерским воинам.

– Я Тарзан-обезьяна, – протрубил он. – Идите и оставьте моих друзей.

– Мы можем умереть и здесь, и в Эшере, – сказал воин. – Нам все равно. Королева казнит нас, если мы не приведем беглецов, поэтому мы или возьмем беглецов с собой или убьем их здесь.

– Убейте их! – крикнул другой воин и обернулся к Брайену, который находился ближе к нему, чем все остальные, но когда он поднял свое копье, стрела пронзила его сердце; и еще три стрелы с молниеносной скоростью поразили оставшихся воинов. Беглецы смотрели с удивлением.

– Есть только один человек в мире, которые может сделать это, – сказал д'Арно, – и мы очень рады, что он наш друг.

Когда Тарзан спрыгнул на землю, все окружили его, выражая благодарность, но он успокоил их жестом.

– Каковы ваши планы? – спросил он.

– С нами житель Тобоса, который собирается показать нам тайную тропу из Тиен-Бака, – объяснил д'Арно. – Мы не знали, что кроме нас еще кто-то остался в живых.

– Вы видели папу? – перебила его Эллен. – Он утонул?

– Нет, – ответил Тарзан. – Он и Магра в Тобосе и в данный момент живы и здоровы. Лавак ждет меня здесь на тропе. Мы шли в Эшер, чтобы искать вас.

– Мы все можем повернуть в Тобос, – сказал Брайен.

– Все не так просто, – ответил Тарзан. – Я должен пойти в Эшер и привести оттуда бога и бриллиант в Тобос королю Херату, тогда он освободит Магру и вашего отца.

Д'Арно горько улыбнулся.

– Я пойду с вами.

– И я, – сказала Эллен. Тарзан пожал плечами.

– Вам было бы гораздо лучше в Тобосе, – сказал он, – и я очень сомневаюсь, что вы смогли бы вернуться в Бонга, если вам и удастся живыми выбраться из Тиен-Бака.

– Я думаю, нам лучше держаться вместе, – сказал Брайен. – Я пойду с вами.

– Мой долг быть около Эшера, – сказал Херкуф. – Я пойду с вами. Может быть, я из всех вас окажусь полезным.

– Очень хорошо, – согласился человек-обезьяна. – Я пойду приведу Лавака.

И через полчаса маленькая группа была уже на пути в Эшер, запретный город Тиен-Бака.

XXIII

МАГРА

Когда Магра сидела в своей комнате во дворце Херата, думая о всей странной серии приключений, которые привели ее в этот полуцивилизованный, полуварварский мир, мечтая о богоподобном человеке, которого она полюбила, дверь отворилась, и вошел король.

Магра встала и пошла ему навстречу.

– Вы не должны были сюда приходить, – сказала она. – Из этого не выйдет ничего хорошего. Вы только подвергаете опасности мою жизнь. Королева узнала о том случае. Она узнает и об этом. Она велит казнить меня.

– Не бойся, – сказал Херат. – Здесь я король.

– Вы только так думаете, – сказала Магра презрительно.

– Я Херат, король! – закричал монарх. – Никто не смеет так разговаривать со мной, женщина.

– Неужели? – спросил рассерженный голос за его спиной, и, обернувшись, он увидел королеву, стоящую в дверях. – Наконец я вас поймала! – закричала она. – Так что, никто не смеет так разговаривать с вами? Да? Вы еще не слышали! Ну, погодите, когда мы будем с вами с глазу на глаз! – Она обернулась к Магре. – А ты, мерзавка, ты завтра умрешь!

– Но, моя дорогая, – пытался возразить Херат.

– Никаких «но!» – закричала Ментеб. – Убирайтесь отсюда!

– Мне кажется, вы сказали, что вы здесь король, – съязвила Магра.

Они оба ушли и девушка осталась одна. Никогда еще в жизни ей не было так одиноко. Она бросилась на кушетку. Если бы это была другая женщина, она бы разрыдалась. Но Магра никогда не плакала из-за себя. Жалость к себе была не в ее характере.

Как она хотела бы, чтобы Тарзан был здесь! Он бы помог ей – без излишней жалости, но действием. Он нашел бы возможность спасти ее, и она улыбнулась, потому что знала, что в философии дикого зверя нет места страданию. Он слишком привык к смерти и невысоко ценит жизнь. Она должна что-то делать. Магра ударила в гонг и позвала рабыню.

28
{"b":"3391","o":1}