ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, конечно. Они мне не нужны. Зачем мне отпускать их? Этот человек, Брайен Грегори, пришел сюда только для того, чтобы украсть Отца бриллиантов. Я думаю, другие пришли помочь ему. Нет, они вскоре умрут.

– Я сказал вам, что пришел сюда освободить их, – сказал Тарзан. – Их свобода – единственное условие, при котором я останусь.

– Рабы не ставят условий Атке, – разъярилась королева. Она обернулась к придворным. – Уведите его!

Они вернули Тарзана в тронную комнату дворца, но руки его не освободили, пока не заперли дверцу клетки. Было очевидно, что воины Эшера относились к нему с уважением.

– Ну, что хорошего? – спросил д'Арно.

– Я здесь, в клетке, – ответил Тарзан, – вот и весь ответ. Королева желает нашей смерти.

– Королевам положено желать.

Настроение у всех было подавленное. Только два человека не совсем потеряли надежду: Тарзан, лицо которого редко отражало его чувства, и Атан Том, который постоянно кудахтал и лепетал что-то об Отце бриллиантов.

Когда окончился период размышлений, тронная комната стала оживать. Появились жрецы и служанки, и наконец вышел сам Брулор и занял свое место на троне, а все остальные стали на колени и опустили перед ним головы. После короткой религиозной церемонии некоторые из служанок начали танцевать перед Брулором, затем к танцу присоединились несколько жрецов. В самом разгаре танца вошел воин и объявил, что пришла королева. Музыка и танцы тотчас же прекратились, и танцующие заняли свои места рядом с Брулором. Звуки фанфар известили прибытие королевы, которая появилась в сопровождении целой процессии и остановилась около трона Брулора. Она подошла ко второму трону около Брулора и заняла свое место.

После длинной церемонии королева произнесла приговор новым заключенным. Эту привилегию она иногда уступала Брулору, который был богом только с соизволения королевы.

– Пусть все, кроме женщины, – приказала Атка, – будут избраны для жертвоприношения, каждый по очереди, в медленных мучениях.

Она говорила громко, чтобы было слышно во всех концах комнаты, и слова ее вызвали у д'Арно надежду, что Элен не приговорена к мучениям. Но его надежду разрушили дальнейшие слова королевы.

– Женщину отправьте в маленькую комнату умирать медленной смертью в жертву Холи Хорасу. Это будет ее наказанием за убийство Зутеба. Уведите ее немедленно. Остальными займетесь тогда, когда скажет Брулор.

Один из священнослужителей вышел и возвратился с тремя птомами, один из которых нес лишний костюм. Хранитель ключей провел их к клетке Эллен, которую он отпер. Птомы вошли, сняли верхнюю одежду с Эллен и одели ее в водяной костюм. Прежде чем они надели на нее шлем, она успела обернуться к д'Арно, который стоял с землистым лицом, прижавшись к решетке своей клетки.

– Прощай, дорогой мой, – сказала она. – Теперь это продлится недолго.

Д'Арно не смог ничего ответить, слезы застилали его глаза. Один из птомов надел шлем на голову Эллен, и они увели ее. Он смотрел на нее, пока она не скрылась из виду, потом он упал на пол своей клетки и лежал там, обхватив голову руками. Брайен Грегори громко выругался. Он проклинал Атку, Брулора, Отца бриллиантов, но больше всего проклинал себя.

Королева и ее свита удалились. Вскоре Брулор, жрецы и их служанки тоже покинули зал, оставив обреченных людей одних. Атан Том все время лопотал об Отце бриллиантов, а Лал Тааск и Акамен сыпали на его голову проклятия. Лавак сидел на корточках и смотрел на дверь, которая закрылась за Эллен. Брайен шагал взад и вперед по своей клетке, бормоча себе что-то под нос. Тарзан и Херкуф тихо разговаривали друг с другом. Д'Арно был почти болен от отчаяния и безнадежности. Он слышал, что Тарзан задавал Херкуфу много вопросов, но они не производили на него никакого впечатления. Эллен ушла навсегда. Какое значение могло иметь еще что-нибудь? Зачем Тарзан задает так много вопросов? Это на него не похоже, и он тоже вскоре будет мертв.

***

Унго и его стая стояли у края кратера Тиен-Бака и смотрели вниз. Они видели зелень равнин и лесов, и это привлекало их после голых скал.

– Мы спустимся вниз, – сказал Унго.

– Может быть, Тарзан там, – предположил другой.

– Там еда, – сказал Унго. – Тарзана там нет. Мы возвращаемся к местам нашей прежней охоты. Здесь плохое место для Мангани.

XXV

НА ДНЕ ОЗЕРА

Эллен Грегори, несмотря на свое увлечение приключениями и свою редкую смелость, была очень женственна. Она принадлежала к той разновидности женщин, которая вызывает у мужчин желание защитить их. Сознание, что мужская помощь была в пределах досягаемости, придавало ей смелость, а когда она очутилась одна среди врагов, безнадежно отрезанная от всех своих защитников, она превратилась в маленькую испуганную девочку, готовую предаться панике. Только благодаря своему сильному характеру она все еще держалась.

Она шла уверенной походкой по коридору, через комнату, где находилось много птомов, лежащих на небольших кроватях, играющих в кости, по следующему коридору к массивной двери, запертой огромными болтами со штурвалами. Один из птомов повернул штурвал. Дверь стала открываться.

Она подумала, что эта дверь ведет в комнату пыток; что находится там за ней, и как долго еще ждать спасительной смерти? Смерть! Последнее убежище человека, потерявшего надежду, конечная цель жизни. Она думала об отце, Брайене и д'Арно. Вскоре и они последуют за ней. Жаль, что они с д'Арно не вместе. Так было бы легче для них обоих.

Наконец дверь открылась, и птомы втолкнули ее в цилиндрическую комнату, затем последовали за ней, заперли дверь и повернули болты. В противоположном конце комнаты была такая же дверь. Она не видела никаких инструментов для пыток и размышляла о том, как они будут убивать ее, почему они привели ее сюда и зачем этот костюм. Она увидела, что птом повернул колесо, и задержала дыхание, когда в комнату хлынула вода. Не могли же они сейчас утопить ее? Ведь вместе с ней они тоже утонули бы. Комната быстро наполнялась водой, и когда она наполнилась до краев, один из птомов проделал какие-то манипуляции с запорами второй двери. Когда она открылась настежь, они вывели ее прямо на дно озера.

При других обстоятельствах она была бы очарована красотой картины, которая открылась ей. Дно освещалось солнечными лучами. Ее вели по дорожке из гравия, проходившей между подводными садами, где выращивались деликатесы для Атки и Брулора. Странные красивые рыбы проплывали мимо них, под ногами ползали разноцветные крабы.

Водоросли колыхались в такт их движениям, а яркие разноцветные рыбы играли между ними, как птицы в листве земных деревьев. Все это была воплощенная красота движения и тишины. Для девушки тишина говорила больше, чем красота или движение – она напоминала ей о могильном молчании.

Внутри дворца ей было тяжело идти, тяжелые подошвы мешали ей, а здесь она идет легко, как будто бы летит по воздуху как перышко, не прилагая никаких усилий. Она чувствовала, что могла бы подпрыгнуть высоко, выше деревьев, если бы птом не держал ее за руку; но это были только случайные проблески отдельных мыслей; на самом деле она была объята ужасом и ни на чем не могла сосредоточиться.

Она увидела впереди них маленькое полукруглое здание и поняла, что птомы ведут ее туда. Когда они подошли к зданию, у которого, казалось, не было ни окон, ни дверей, два птома схватили Эллен за руки и легко подпрыгнули вверх вместе с ней. Проплыв немного, они оказались на крыше здания, где девушка увидела круглую дверь, которая плотно прилегала к крыше и выделялась только благодаря болтам, удерживающим ее. Она была похожа на дверь воздушной комнаты дворца, из которого они вышли.

Комната, в которую они вошли, была наполнена водой, прошло несколько минут, прежде чем вода вышла; тогда птомы сняли с нее шлем и костюм, подняли люк в полу, указали жестом на лестницу и подтолкнули ее к спуску. Как и в верхней комнате, здесь было окно в противоположной стене. Через него просачивался свет озера. Комната была абсолютно пуста, кроме лестницы, стен и окна в ней не было ничего. Птомы закрыли дверь в потолке, и в то же мгновение она услышала, как в верхнюю комнату хлынула вода, затем вода стала капать по одной из стен ее комнаты. И вскоре по стене уже бежал маленький ручеек. Когда вода покрыла весь пол, она поняла, какого рода мучение ей предстоит. Комната будет медленно наполняться водой. Она сможет продлить свою жизнь и агонию, взбираясь вверх по лестнице, но это все равно не поможет.

31
{"b":"3391","o":1}