ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда двое из них погибли, остальные птомы стали более осторожными. Они стали медленно окружать Тарзана, Херкуфа и Эллен, но подступиться к ним никак не могли.

Со всех сторон их встречали трезубцы. Вдруг один из птомов подпрыгнул вверх, решив атаковать их с нового положения, а в это же время остальные тоже перешли в наступление. Но они подошли слишком близко, и для двоих из них это окончилось смертью. Один из птомов атаковал Тарзана, но Эллен неожиданно для самой себя подалась вперед и поразила птома трезубцем в грудь. Он задергался, как рыба на острие, а потом мешком свалился прямо к ее ногам. Девушка едва не потеряла сознание.

Оставшиеся птомы повернули назад к дворцу, но Тарзан, не желая, чтобы они вернулись с подкреплением, бросился их догонять. Итак, он пустился в погоню. Чувствовал он себя как человек в кошмарном сне, когда делаешь большие усилия, но достигаешь малого. Но птомам приходилось преодолевать такие же трудности, а у них не было замечательной мускулатуры Тарзана. Поэтому последний постепенно приближался к ним.

На близком расстоянии пользоваться трезубцами было неудобно, и оба птома отказались от них, пустив в ход ножи. Пока они дрались, к ним подплыла огромная рыба, и Эллен с Херкуфом устремились прочь от нее, как два уродливых робота в своих костюмах.

Пальцы Тарзана уже касались запястья одного из птомов, и ему уже почти удалось выхватить у него нож, когда огромная рыба, напуганная приближением Херкуфа и Эллен, бросилась в сторону в попытке скрыться и ударила Тарзана по ноге. Он отлетел и упал на спину. Птом воспользовался благоприятным моментом и прыгнул вперед, готовясь вонзить нож в сердце падающего Тарзана.

Но Тарзан снова увернулся от удара. В это время подоспели Эллен и Херкуф, поразившие птома своими трезубцами. Когда Тарзан поднялся на ноги, Эллен подумала о человеке, чью жизнь она помогла спасти, кто он и каковы его намерения по отношению к ней.

XXVI

ТАЙНЫ ЭШЕРА

Во дворце Брулора все пришли в волнение и замешательство. Жрецы и воины собрались в тронной комнате, расследуя таинственное исчезновение двух пленников. Замки их камер были не тронуты, и только д'Арно догадывался о том, как в действительности произошел побег. Он заметил след на решетках клетки Тарзана.

– Снова есть надежда, – шепнул он Брайену, Взволнованный птом вбежал в тронную комнату и, сорвав свой шлем, упал к ногам Брулора.

– О, Отец бриллиантов, – кричал он, – я был в маленькой комнате на дне озера. Женщина исчезла.

– Исчезла? Куда? – завопил Брулор.

– Кто знает? – ответил птом. – Я знаю наверняка, что ее там нет, а на дне озера лежат шесть трупов наших птомов. Их костюмы проколоты в нескольких местах. Среди нас дьявол, о Отец!

Брулор вскочил на ноги, трясясь от гнева.

– Они не дьяволы, – закричал он, – они смертные, которые могут умереть. Один из них – этот предатель Херкуф, другой – человек по имени Тарзан. Тот, кто доставит их живыми или мертвыми, может потребовать любую награду, но если сможете, то доставьте их живыми.

Пока Брулор неистовствовал, предметы его гнева удалились от дворца на приличное расстояние. Сняв три костюма с мертвых птомов, они шли за Херкуфом, который вел их по дну озера в соответствии с планом, который они разработали с Тарзаном раньше. Им повезло, удалось достать еще три костюма, что тоже входило в их план, фантастический, безумный, но единственно возможный в их ситуации.

Когда они спустились на большую глубину, они оказались в гуще водорослей, где обитало множество глубоководных жителей. Поэтому им все время приходилось отражать атаки страшных подводных чудовищ.

Эллен все еще была объята страхом. Она не знала, кто эти люди, куда они ведут ее и что собираются с ней делать, и более того, она не представляла себе, как им удастся выйти живыми отсюда, когда на пути у них было столько опасностей. Она чувствовала, что больше не выдержит. И вдруг из-за гигантских растений выплыл огромный морской змей и бросился на них.

Мужчины встретили его страшные зубы трезубцами, а его длинный чешуйчатый хвост спирально обвился вокруг них. Глаза чудовища засверкали, язык вывалился из раскрытой пасти, и вдруг змей обвил свой хвост вокруг Эллен и поплыл. Тарзан бросил запасной костюм, который был у него в руках, и кинулся за ним. Херкуф остался на дне в совершенной растерянности.

Случайно человеку-обезьяне удалось ухватиться за ногу Эллен, но он не мог освободить ее от пут сильного хвоста змея. Медленно по телу девушки он стал подбираться к змею. В то же время он пытался освободить ее от хвоста, но его кольца еще сильнее обвивались вокруг нее. Только благодаря своей необыкновенной силе и ловкости Тарзан, несмотря на сопротивление воды и мешающий ему костюм, добрался наконец до спины зверя. Несколько раз он поразил ножом тело зверя, а Эллен восхищалась смелостью и силой неизвестного спасителя.

Болезненно раненный, но не столь серьезно, змей оставил девушку и повернулся к человеку, который осмеливался оспаривать его превосходство. Истекающий кровью, разъяренный, он думал лишь о том, чтобы растерзать это существо. Вонзив нож в челюсти змея и причинив ему этим такую боль, которая заставила его отступить, Тарзан стал медленно подбираться к его горлу. Нуму-льва, Шиту-пантеру, Ваппи-антилопу и человека он убивал, перерезав артерию. Почему бы не попытаться сделать то же самое со зверем, в котором тоже течет кровь?

Ему удалось добраться до горла, и здесь на шее у зверя оказалась нежная, ничем не защищенная кожа, одним движением ножа он перерезал артерию. Кровь хлынула в ту же минуту, и змей забился в конвульсиях, перевернулся вверх животом и медленно поплыл по течению. Тарзан опустился туда, где стояла ошеломленная Эллен.

Приближался рассвет, и в воду проникли первые лучи утреннего света, что позволяло им видеть на большее расстояние. Тарзан стал разыскивать взглядом Херкуфа и увидел, что тот приближается и несет в руках запасной костюм Тарзана.

Эллен совсем обессилела, и Тарзану пришлось поддерживать ее всю дорогу к берегу. Херкуф был не в лучшем состоянии, но ему удалось выбраться на берег, и он, задыхаясь, без чувств повалился на берег. Только Тарзан казался бодрым и не уставшим.

Они в первую очередь сняли неудобные костюмы, и Эллен увидела лицо Тарзана.

– Тарзан! – вскрикнула она удивленно. – Но я могла бы догадаться, что это вы. Кто еще мог сделать для меня то, что сделали вы.

– Поль, – сказал он с улыбкой.

– Вы милый, – сказала она. – Как приятно снова чувствовать себя в безопасности. Как прекрасно остаться в живых после того, через что все мы прошли, после этой ужасной комнаты, где они хотели меня утопить. Я все еще не могу поверить, что убежала оттуда!

Около берега Херкуф пронзил острогой рыбу, потом отвел Тарзана и Эллен в пещеру, где они могли отдохнуть, а сам развел костер и испек рыбу.

– Какие у вас планы? – спросила Эллен.

– Херкуф знает, где на этой стороне озера спрятана лодка. Мы думали, что безопаснее будет прийти сюда, чем пытаться украсть одну из лодок у Эшера. Зная, что наш побег известен, везде будет расставлена стража. Сегодня ночью мы переплывем озеро, а Херкуф и я опустимся в костюмах и постараемся вызволить д'Арно, Брайена и Лавака. Поэтому мы и взяли три костюма с убитых птомов. Мы раньше хотели украсть их у птомов, а теперь нам не нужно проходить через их комнату.

– После того, как мы поедим и отдохнем, я посмотрю, на месте ли лодка. Я спрятал ее много лет назад, но она хорошо спрятана, а туда редко кто ходит. Я затопил ее в маленьком заливе под кустами.

– Она уже, наверное, сгнила, – предположила Эллен.

– Не думаю, – ответил Херкуф. – Она скорее бы сгнила, если бы была оставлена на воздухе.

Они ели рыбу и обсуждали свои планы, вспоминали приключения, через которые они прошли. Эллен спросила Херкуфа, как им удалось построить дворец на дне озера.

– Мне кажется, – сказала она, – что инженерное дело не по плечу эшерианцам, потому что все, что я видела у них, требует для своего производства только примитивные знания. За исключением этих плавательных костюмов. Здесь нет ничего, что бы указывало на изобретательский гений.

33
{"b":"3391","o":1}