ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, он сказал мне, но я не видел, когда они с Херкуфом скрылись. Я тогда спал. Я уверен, что он вызволил Эллен. Иначе он сразу же вернулся бы за нами.

– Если только его не убили, – предположил Брайен. – По крайней мере мы знаем, что он ее спас. Из-за этого старый Брулор и бесновался.

– Я думаю, в безопасности ли Эллен, вышла ли она из этого проклятого озера. Когда я начинаю думать об этом, мне кажется, что я схожу с ума.

– У нас уже есть тут один, – сказал Брайен, кивая в сторону Атан Тома, – второго мы не выдержим. По крайней мере, подожди, пока ты пробудешь здесь столько времени, сколько пробыл я, тогда у тебя будет более весомая причина сойти с ума.

– Вот все они покидают тронную комнату, – сказал д'Арно. – Пришло время для размышлений. Хотел бы я знать, о чем они размышляют.

– Размышляют! Черта с два! – воскликнул Брайен. – Спроси у служанок!

Уставшие уже Тарзан, Херкуф и Эллен ждали рядом со дворцом. С прошлой ночи они не ели, не пили и все это время были на ногах. Сейчас Херкуф осторожно подкрался к окну, но из осторожности не слишком близко. Было уже темно и маловероятно, что его могут заметить из дворца. Тронная комната была пуста. Там находились только заключенные. Он вернулся к Тарзану и Эллен и кивнул им, что все в порядке, затем положил ларец к ногам Эллен и жестом указал ей, что она не должна трогаться с места. Когда Тарзан и Херкуф ушли, она почувствовала себя страшно одинокой.

Наступил момент, которого так ждали оба мужчины. Что им предстоит? Разрабатывая план, они учли каждую деталь, и у каждого на трезубце была рыба, так они и вошли в воздушную комнату. Через секунду они уже прошли ее и теперь стояли в коридоре, ведущем в комнату птомов.

Рядом с ними была дверь в тронную комнату. Туда можно было пройти, минуя комнату птомов. Херкуф попытался открыть дверь, но не смог. Он пожал плечами. Теперь не оставалось ничего другого, как попытаться пройти через комнату птомов. Они молили бога о том, чтобы все они спали. Очень осторожно Херкуф открыл дверь в эту комнату и заглянул туда. Затем он кивнул Тарзану.

Весь успех их плана зависел от того, смогут ли они проникнуть в тронную комнату никем не замеченные, не заговорив ни с кем. Они уже прошли почти всю комнату, когда один из птомов проснулся, сел на своей кровати и посмотрел на них. С рыбой на острие они продолжали идти по комнате. Сонный птом подумал, что это кто-то из его товарищей, и снова заснул. Так они благополучно прошли в тронную комнату.

Эллен ждала в одиночестве в темных водах озера. Она была почти счастлива, от сознания того, что Тарзану и Херкуфу удастся освободить д'Арно, Брайена и Лавака, но в тот момент она не знала о фигуре в белом подводном костюме, проплывающей как раз у нее над головой. Кто бы это ни был, было ясно, что он заметил ее и направляется к ней.

Тарзан и Херкуф подошли к клеткам, бросив рыбу на пол. Взволнованные заключенные смотрели на них с большим вниманием. Они никогда не видели, чтобы птомы так вели себя. Только д'Арно догадался, кто это на самом деле. Схватив прутья клетки, Тарзан разогнул их и без единого слова выпустил заключенных, затем он снял шлем и сказал д'Арно, и Брайену и Лаваку, чтобы они надевали шлемы и костюмы, которые нес Херкуф.

– Остальные, – сказал он, – могут уйти через потайной коридор. Кто-нибудь из вас знает, как его найти и как открыть дверь?

– Я знаю, – ответил Акамен.

– Я тоже, – сказал Атан Том. – Я узнал это от Акамена. – И произнеся эти слова, он повернулся к алтарю и схватил ларец, в котором находился Отец бриллиантов, проклятый ларец, который принес столько бед.

Эллен почувствовала, как чья-то рука схватила ее сзади. Она обернулась и увидела странную фигуру в белом, стоящую лицом к ней, и сразу ее надежды о благополучном завершении их плана рухнули. Снова она была охвачена отчаянием. Она постаралась освободиться от руки, держащей ее, но у нее ничего не получилось. Она понимала, что ей нельзя допустить, чтобы ее сейчас схватили. От этого зависела жизнь и судьба ее друзей, она знала, что они будут искать ее, а эта задержка может оказаться для них роковой. Внезапная ярость охватила ее. Визжа и сопротивляясь, Эллен постаралась вонзить трезубец в грудь своего противника. Но существо, которое ее держало, было проворным и сильным. Оно вырвало трезубец у нее из рук и отбросило его в сторону, затем оно схватило ее за руку и увлекло за собой к поверхности озера. Девушка все еще сопротивлялась, но она была беспомощна. Что еще ожидало ее? Кто теперь сможет найти и спасти ее?

В тронном зале дворца Тарзан и Херкуф видели, как все их попытки, весь их риск и все их планы рушатся из-за тупой жадности трех человек, потому что Атан Том схватил ларец, а Лал Тааск и Брайен Грегори навалились на него; все трое дрались из-за сокровища, рискуя жизнями. При виде сокровища в руках другого, Брайен забыл все свои прекрасные намерения, и жадность восторжествовала.

Тарзан выбежал вперед, чтобы успокоить их, но они решили, что он тоже хочет получить ларец; так они и дрались в тронном зале, а затем случилось то, чего так опасался Тарзан: открылась дверь и целая армада птомов ворвалась в комнату. На них не было ни подводных костюмов, ни шлемов, но в руках у них были трезубцы и ножи. Тарзан, Херкуф и освобожденные заключенные повернулись, чтобы вступить с ними в бой. Брайен и Лал Тааск, осознав, что речь идет о жизни или смерти, на время оставили в покое ларец с бриллиантом и тоже включились в сражение. А Атан Том, все еще отчаянно цепляясь за свое сокровище, прокрался за спинами остальных и направился к тайному ходу, который вел к каменистому склону холма над Эшером.

Тарзану пришлось, конечно, выдержать самый мощный натиск птомов. Кроме него только Херкуф был вооружен, а остальные дрались голыми руками, но с таким остервенением, что птомы вынуждены были отступить. Тарзан выхватывал у них оружие и раздавал своим друзьям.

Как раз в это время вошел трясущийся от ярости, раскрасневшийся старый Брулор. Его визгливый голос заглушил возгласы и крики дерущихся.

– Проклинаю! – кричал он. – Проклинаю осквернителей дворца! Смерть им! Смерть им и тому, кто посмел взять Отца бриллиантов! Зовите всех воинов Эшера на помощь!

Херкуф увидел прямо перед собой ничем не защищенного Брулора, Брулора, которого он так ненавидел в течение всех этих лет. Он прыгнул к алтарю, Брулор отступил назад, визжа и призывая на помощь, но птомы, которые остались в живых, были слишком заняты, так как уже все заключенные были вооружены трезубцами и ножами убитых птомов.

– Умри, захватчик! – закричал Херкуф. – Столько лет я ждал этого часа! Пусть теперь приходят сюда воины Эшера. Теперь я могу умереть счастливым. Истинный бог будет отомщен, а то зло, которое ты причинил мне, смоется твоей кровью.

Брулор бросился на колени и взмолился о пощаде, но в сердце у Херкуфа не было прощения. Он поднял свой трезубец и вонзил его глубоко в сердце Брулора. Так погиб Брулор, ложный бог.

Задыхающийся птом предстал перед Аткой, которая восседала среди своих приближенных на банкете.

– Что случилось? – спросила она.

– О, Атка! – закричал птом. – Заключенные освободились, они убивают птомов. Пошли немедленно своих воинов, или все птомы будут убиты.

Атка не могла представить себе, чтобы так случилось в тронном зале Брулора, однако, она поняла, что этот человек говорит правду, поэтому она отдала приказание послать воинов, которые прекратили бы беспорядки.

– Они скоро наведут порядок, – сказала она и возвратилась к праздничному столу.

Когда птомы были перебиты, Тарзан увидел, что Акамен мертв, а Тааск и Том исчезли с ларцом.

– Пусть идут, – сказал он. – Отец бриллиантов приносит несчастье.

– Я не дам им уйти, – сказал Брайен, – для чего, вы думаете, я мучился здесь в этой дыре? Теперь у меня шанс получить вознаграждение а когда оно достается другим, ты говоришь: «Пусть идут»? Тарзан пожал плечами.

– Делайте так, как вы считаете нужным, – сказал он и повернулся к остальным. – Пойдемте! Нам нужно уйти отсюда раньше, чем подоспеет подкрепление.

37
{"b":"3391","o":1}