ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все четверо надели подводные костюмы и уже натягивали шлемы по дороге к коридору, который вел в воздушную комнату. Брайен в это время уже дошел до конца тронного зала. Он первый понял, что их настигли воины; бросившись на пол, он избежал смерти, а воины ринулись в тронный зал.

Когда все остальные увидели их, они подумали, что на этот раз пропали, но Херкуф указал им следовать за ним к воздушной комнате. Тарзан не имел ни малейшего представления о том, что тот собирается делать. Он знал только, что они не успеют пройти через воздушную комнату, как их настигнут воины Атки. И тогда они окажутся как крысы в ловушке. У него не было никакого желания оказаться в таком положении. Он лучше повернется спиной к стене и начнет драться. Может быть, он сможет задержать хоть немного воинов и дать остальным возможность скрыться. Так он думал, поэтому остался в тронном зале и приготовился драться. Остальные, обернувшись, увидели, что Тарзан остался. Д'Арно занял место рядом с ним, несмотря на его протесты. Херкуф бежал к воздушной комнате, а Лавак мог бы для своей безопасности следовать за ним, но предпочел остаться рядом с товарищами.

Пока Херкуф спешил к воздушной комнате, воины задержались в тронном зале, пораженные зрелищем кровавого побоища, открывшегося их глазам, смущенные тем, что те трое, которых они увидели, оказались птомами. Но наконец, не видя никаких других противников, командир отряда приказал наступать. В это время Херкуф, которого не было видно, возился с какими-то рычагами в воздушной комнате.

С криками воины приближались к трем смельчакам, стоящим у выхода. Они предвкушали легкую победу. Аналогичные мысли пришли и к трем несчастным, решившим противостоять эшерианцам. Воины окружили Тарзана, Лавака и д'Арно. Тарзан встретил их командира трезубцем и ножом, д'Арно и Лавак, стоящие рядом с Тарзаном тоже были полны решимости дорого продать свои жизни. И вдруг сзади хлынул поток воды.

Херкуф думал и действовал быстро, используя единственный возможный для них выход. Открыв обе двери воздушной комнаты, он позволил водам озера хлынуть во дворец.

Тарзан, д'Арно и Лавак были в безопасности в своих подводных костюмах. Они смотрели, как поток воды смывает их врагов, как, ругаясь и визжа, воины Эшера цепляются друг за друга, пытаясь избежать смерти от вод Хораса. Но ни одному из них не удалось спастись. Вода затопила комнату и поднималась уже на второй этаж. Это было печальное зрелище. И все они были рады, когда Тарзан жестом указал им следовать в воздушную комнату, за стеной которой они оставили Эллен в саду птомов.

XXX

БРУЛОР, ОТЕЦ БРИЛЛИАНТОВ

А Эллен в это время поднималась вверх, пока существо, тащившее ее за собой, не доставило ее к какой-то пещере на берегу озера. Здесь оно затащило свою жертву в темную пещеру, что привело несчастную девушку в ужас.

Магра и Грегори ждали возвращения истинного бога уже второй день. С ними обращались неплохо: им давали есть, но их все время не покидало чувство опасности гроза была в самой атмосфере, в странном одеянии их стражей, в их шепоте и молчании. Это действовало угнетающе на Магру и Грегори.

Они сидели рядом с бассейном в центре пещеры почти через сутки после того, как их захватили. Фигуры в белых одеяниях расселились вокруг них. Вдруг на поверхности бассейна появились два шлема и две уродливые фигуры, одна в белом, а другая в черном костюмах. Они вышли на берег.

– Вернулся истинный бог, – закричал один из жрецов.

– Теперь их будут судить, и они получат предназначенное им наказание.

Когда обе фигуры сняли шлемы, Магра и Грегори застыли в изумлении.

– Эллен! – воскликнул Грегори. – Слава Богу, ты жива. Я уже не надеялся увидеть тебя.

– Отец! – воскликнула девушка. – Что ты здесь делаешь? Тарзан сказал, что вы с Магрой в заключении в Тобосе.

Мы убежали, – сказала Магра, – но может быть, было бы лучше, если бы мы не делали этого. Неизвестно еще, что нас ожидает здесь.

Фигура в белом, которая захватила Эллен, сняв шлем, оказалась старцем с длинной седой бородой. Он с удивлением посмотрел на Эллен.

– Девушка! – воскликнул он, – с каких это пор старый Брулор делает птомами девушек?

– Я не птом, – ответила Эллен. – я была заключенной во дворце и таким образом решила спастись.

– Она, очевидно, лжет, – сказал жрец.

– Если это враги, я об этом узнаю у оракулов. Если они не враги, девушка станет моей служанкой. Но если они окажутся все-таки врагами, девушки умрут вместе с мужчиной на алтаре истинного бога и пропавшего Отца бриллиантов.

Если вы обнаружите, что мы не враги, – спросила Магра, – какую это пользу принесет людям, которых вы к тому времени уже убьете? Мы говорим вам, что мы друзья и не желаем вам никакого зла. Кто вы такие, чтобы утверждать обратное? Кто вы такие, чтобы убивать этого хорошего человека? – Ее голос дрожал от возмущения.

– Молчать, женщина! – закричал жрец. – Ты говоришь с Чоном, истинным богом.

– Если бы он хоть отдаленно был чем-нибудь похож на бога, он бы знал, что мы не враги. Он не стал бы убивать невинного человека и задавать потом идиотские вопросы.

– Вы не понимаете, – сказал Чон, – если этот человек невиновен и сказал правду, он не умрет, когда я извлеку его внутренности. Если он умрет, это будет говорить о том, что он виновен.

Магра топнула ногой.

– Никакой вы не бог, – сказала она, – вы гнусный старый садист.

Несколько жрецов бросились к ней с угрозой, но Чон остановил их.

– Не трогайте ее, она не ведает, что говорит. Когда мы научим ее понимать правду, она поймет. Я уверен, что она станет хорошей служанкой, потому что у нее есть чувство справедливости и смелость. Обращайтесь с ними хорошо, пока они находятся среди нас в ожидании часа испытания.

***

Атан Том бежал по тайному ходу из дворца Брулора. В руке он держал бесценный ларец, а за ним по пятам следовал Лал Тааск, чьи мысли были заняты планами убийства своего хозяина. Не прочь он был также стать обладателем сокровища. Он слышал визг и лепет сумасшедшего. Это только подогревало его ярость. Сзади, следом за ними бежал Брайен Грегори. Все его благие намерения были забыты, когда Отец бриллиантов был так близок от него. Он знал, что готов даже на убийство, лишь бы завладеть им. Но это совершенно не смущало его, потому что его жадность, как это часто бывает со многими людьми, граничила с безумием.

Атан Том наконец выбежал на открытое место к склону холма. Когда Лал Тааск приблизился к выходу, он увидел своего врага всего в нескольких шагах от себя. Но другие глаза тоже видели их обоих, глаза Унго, большого самца обезьян, который охотился со своей стаей среди больших камней на вершине холма. Вид двух людей и визг Атан Тома взволновал его. Он вспомнил, что Тарзан приказал ему не трогать человека, если он не нападал на него; но почему бы не включиться в игру этих двух людей. А поведение их казалось Унго игрой. Так же играющие обезьяны гонялись друг за другом. Конечно, Унго был немного староват для игры, но он, как и все обезьяны, любил подражать Тармангани. Его друзья тоже были объяты страстью подражания.

Когда Брайен Грегори вышел из тайного хода, он увидел больших обезьян, очень возбужденных, которые бежали вниз по холму в сторону Атан Тома и преследовавшего его Лал Тааска. Он увидел, как мужчины остановились и тут же в ужасе бросились бежать от огромных зверей.

На минуту Лал Тааск забыл о мести, закон природы в тот момент заглушил в нем все остальные чувства, но Атан Том еще сильнее цеплялся за свой ларец.

Унго был в восторге от своей новой игры, когда приблизился к визжащему Тому. Том попытался отбиваться одной рукой, так как другая была занята ларцом. Но антропоид не собирался убивать его. Он интересовался только игрой, поэтому он выхватил у визжавшего человека ларец и побежал вперед, надеясь, что кто-нибудь бросится за ним вдогонку, и игра продолжится.

Лал Тааск, убегая, обернулся и осмотрел через плечо. Он увидел, что его мечта о богатстве бесследно исчезла от него, не оставляя ему ничего, кроме ненависти к Атан Тому. Вне себя от ярости, он бросился назад к Атан Тому, чтобы отомстить. Лал Тааск душил и избивал визжащего Тома, когда подбежал Брайен Грегори и оттащил разъяренного индуса от его жертвы.

38
{"b":"3391","o":1}