ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Полагаю, что он прав, – пробормотал Краски. – Это похоже на испанца, – добавил он, немного подумав, а затем обратился к Мовуту. – Ты знаешь, где расположен лагерь арабов? Возьмешься ли ты провести нас к нему?

– Да, – согласился тот.

– Хорошо! – воскликнул Краски. – А теперь, Флора, что ты думаешь о таком варианте. Прежде всего мы немедленно пошлем гонца к арабам. Он предупредит их и расскажет о том, что Эстебан не Тарзан из племени обезьян, а самозванец. Мы попросим их задержать обоих и изолировать до нашего прихода. Когда мы придем, будем действовать по обстоятельствам и, возможно, сумеем реализовать наш первоначальный замысел, поскольку мы явимся в их лагерь как друзья.

– Что ж, выглядит неплохо, – ответила Флора, – но припахивает мошенничеством, впрочем, это вполне в твоем характере.

Краски покраснел.

– Все мы одним миром мазаны, – процитировал он. Девушка безразлично пожала плечами, но Блюбер, который вместе с Пеблзом и Торном молча слушал разговор, неожиданно взорвался.

– Что ты имеешь в виду, когда говоришь, «все мы одним миром мазаны»? – спросил он. – Выходит, я тоже мошенник? Я честный человек, и заявляю вам, мистер Краски, что никто никогда не посмел назвать Адольфа Блюбера мошенником!

– Да угомонись ты, – огрызнулся Краски. – Эти парни сами незаконно добыли слоновую кость и, возможно, для этого убили немало людей. Так что мы их просто накажем за их преступления. Кроме того, они держат рабов, которых мы освободим.

– Ах так, – протянул Блюбер, – тогда это меняет дело, тогда я не против, но запомните, мистер Краски, я честный человек.

– А мы тут все честные, – воскликнул Торн. – Никогда в жизни не встречал так много честных людей одновременно.

– Конечно, мы честные, – рявкнул Пеблз, – а кто в этом сомневается, тому я просто отверну башку! Девушка устало улыбнулась.

– Никто и не сомневается, Пеблз. Но хватит об этом, лучше давайте решим, принимаем мы план Краски или нет? Прежде чем приступить к делу, нужно обо всем хорошенечко поразмыслить. Давайте проголосуем. Итак, принимаем или нет?

– Будут ли твои люди сопровождать нас? – спросил Краски у Мовуту.

– Если им пообещать часть слоновой кости, то будут, – ответил тот.

– Кто за проект Краски? – спросила Флора. Проект был принят единогласно. Через полчаса был послан гонец в лагерь арабов с сообщением для их главаря, а вскоре отряд снялся с места и двинулся в путь.

Спустя неделю, когда они добрались до арабского лагеря, они узнали, что гонец добрался благополучно, но Эстебан и Оваза не показывались, и о них ничего не было слышно. В результате арабы встретили их с недоверием и подозрительностью, потому что решили, что это была лишь хитрая уловка, чтобы дать возможность белым беспрепятственно проникнуть в их лагерь.

* * *

Джейн Клейтон и отряд вазири быстро продвигались по джунглям и вскоре обнаружили след отряда Флоры Хакес, недалеко от лагеря, где вазири в последний раз видели Эстебана, которого все еще считали Тарзаном из племени обезьян. Пойдя по следу, они спустя некоторое время разбили свой лагерь примерно в миле от стоянки арабских разбойников, где уже с неделю находился отряд Флоры, ожидавший то ли появления Эстебана и Оваза, то ли удобного момента для нападения на арабов.

Тем временем Мовуту и несколько его подручных вели активную агитацию среди рабов, и, хотя об успехах подрывной деятельности он ежедневно докладывал Флоре, он умалчивал об успехах в реализации арабов. Суть его сводилась к тому, чтобы сначала с помощью белых убить арабов, а потом уничтожить и самих белых, предварительно выкрав у них оружие. Только Флору Мовуту решил оставить в живых, он хотел сделать ее своей женой или продать в гарем какому-нибудь черному султану.

То, что Мовуту был в состоянии с легкостью осуществить свой замысел, не могло вызвать сомнений, если бы не преданность и привязанность мальчишки-слуги, приставленного к Флоре.

Флора, несмотря на то, что она не останавливалась ни перед чем в достижении своих целей, была доброй и снисходительной хозяйкой. За эту доброту она была вознаграждена сторицей.

Однажды после полудня Мовуту зашел к ней, чтобы сообщить, что все готово. Нападение на арабов намечено на сегодняшний вечер после наступления темноты. Нетерпение белых достигло своего предела, опьяненные близостью слоновой кости, они были готовы к решительной атаке, в результате которой становились обладателями значительного богатства.

Но перед самым ужином в палатку Флоры прокрался мальчишка-слуга. Глаза его были широко раскрыты, и он был ужасно напуган.

– В чем дело? – спросила она.

– Т-с-с! – предупредил он. – Не нужно, чтобы они слышали наш разговор.

Приблизьте ваше ухо, и я расскажу вам потихоньку, что замышляет Мовуту.

Девушка склонила голову.

– Вы были добры ко мне, – прошептал он, – и теперь, когда Мовуту хочет причинить вам вред, я пришел предупредить вас.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Флора тихим голосом.

– Я имею в виду то, что Мовуту отдал приказ своим воинам убить всех белых после того, как будут убиты арабы, а вас взять в плен – он хочет продать вас за большие деньги.

– Но как ты об этом узнал? – поинтересовалась девушка.

– Об этом знают все чернокожие в лагере. Я должен был украсть у вас винтовку и пистолет, а другие слуги похитить оружие у своих белых хозяев.

– Черт возьми! – воскликнула Флора, вскакивая на ноги. – Задам же я трепку этому черномазому! – крикнула она, выхватывая пистолет и направляясь к выходу из палатки, но мальчишка обхватил ее за колени.

– Нет! Нет! – зашептал он. – Не делайте этого. Не говорите ничего. Все в лагере против вас, Мовуту пообещал, что слоновая кость будет поделена между всеми поровну. Если вы сейчас будете угрожать Мовуту или они догадаются, что вы знаете об их намерениях, они сразу же нападут на вас и всех уничтожат.

– Но что же мне делать? – спросила Флора.

– Единственный путь к спасению – побег. Вы и белые мужчины должны убежать в джунгли, но я не смогу вас сопровождать.

Девушка стояла молча, глядя на мальчишку, затем сказала:

– Хорошо, я сделаю так, как ты советуешь. Ты спас мне жизнь, и я этого никогда не забуду. А теперь иди, чтобы на тебя не пало подозрение.

Негритенок выскользнул через задний полог палатки, чтобы не быть замеченным кем-нибудь из своих соплеменников, расположившихся в центре ярко освещенного лагеря. Как только он исчез, Флора осторожно выбралась из палатки и направилась к Краски. Русский жил вместе с Блюбером, и Флора тихим шепотом рассказала им обоим то, о чем предупредил ее мальчишка-слуга. Краски позвал Пеблза и Торна. Было решено, что они ни словом ни жестом не выдадут своих подозрений. Англичане предложили напасть на чернокожих и перебить всех, но Флора отговорила их от такой поспешности, ибо туземцы значительно превосходили их численностью, и победа над ними была невозможной. Блюбер, с его хитрым изворотливым умом, предложил тайно сообщить арабам о готовящемся бунте рабов и объединенными силами напасть на чернокожих, не дожидаясь их атаки. И вновь Флора отклонила предложение.

– Этот вариант не пройдет, – сказала она. – Для нас арабы такие же враги, как и туземцы. Даже если мы разобьем чернокожих, может случиться так, что арабы узнают все подробности нашего плана, и тогда наши жизни не будут стоить ни цента.

– Я думаю, что Флора как всегда права, – проворчал Пеблз. – Но я хотел бы знать, что мы будем делать в джунглях одни без негров? Кто будет таскать наши вещи, указывать нам дорогу?

– Нет, я думаю, что нам ничего другого не остается, как бежать в джунгли, – сказал Торн.

Тут до ушей белых издалека донесся рев льва из джунглей.

– Ой, ой! – вскричал Блюбер. – Мы пойдем в эти джунгли одни? Майн готт!

Я лучше останусь здесь, и пусть я погибну как белый человек.

– Они не убьют тебя как белого человека, – сказал Краски. – Они будут долго и изощренно пытать тебя и мучить.

31
{"b":"3392","o":1}