ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот теперь, – сказал Корак, – мы и посмотрим…

– Он принесет антилопу мне, – уверенно произнес Тарзан.

Золотой лев выждал мгновение, рыча над тушей своей добычи. Затем схватил ее за загривок и, повернув голову набок, потащил тушу по земле, медленно пробираясь назад к Тарзану. Он волочил убитую антилопу сквозь кустарник, пока не бросил у ног своего хозяина, и остановился, глядя в лицо человека-обезьяны с выражением, которое нельзя было истолковать иначе, как гордость за совершенный подвиг и ожидание похвалы.

Тарзан погладил его по гриве, поговорил с ним тихим голосом, хваля его за победу, а затем, вынув нож, вспорол антилопе горло, выпуская кровь. Джейн и Корак стояли поблизости, наблюдая за поведением Джад-бал-джа. Что будет делать лев, почуяв запах свежей крови? Тот принюхался, зарычал и, обнажив клыки, оглядел всех троих. Человек-обезьяна оттолкнул его ладонью, и лев снова сердито зарычал и оскалился.

Быстр Нума, быстр Бара-олень, но быстрее всех Тарзан из племени обезьян. Так быстро и неожиданно нанес он свой удар, что Джад-бал-джа упал на спину почти в тот же миг, когда зарычал на своего хозяина. Он мгновенно вскочил на лапы, и они оказались лицом к лицу друг против друга.

– Лежать! – приказал человек-обезьяна. – Лежать! Лежать, Джад-бал-джа!

Его голос был низким и твердым. Лев выждал некоторое мгновение и затем лег, подчиняясь команде Тарзана. Человек-обезьяна повернулся и вскинул тушу антилопы себе на плечо.

– Пошли, – бросил он Джад-бал-джа. – За мной! – и, не взглянув больше на льва, двинулся вперед к лошадям.

– Я должен был это предвидеть, – сказал Корак со смехом. – Тогда бы мои сто фунтов остались бы в сохранности.

– Конечно, ты должен был это предвидеть, – откликнулась его мать.

III. ТАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Довольно привлекательная, хотя и слишком крикливо одетая, молодая женщина обедала во второразрядном дешевом ресторанчике Лондона. Она привлекала внимание не столько своей прекрасной фигурой и броской внешностью, сколько обликом сидящего рядом с ней мужчины. Это был крупный, хорошо сложенный атлет с широкими плечами, могучей грудью и узкими бедрами.

На вид ему можно было дать лет двадцать, но лицо его покрывала такая огромная борода, что казалось, будто он выглядывает из засады. Телосложение, жесты, манера поведения явно указывали на то, что он был хорошо тренированным спортсменом.

Мужчина и женщина вели тихий разговор, временами переходивший в горячий спор.

– Говорю же тебе, – произнес мужчина, – я не вижу нужды в остальных.

Почему мы должны делиться с ними? Зачем делить на шесть частей то, что можно разделить на двоих?

– Для успеха предприятия нужны деньги, – возразила женщина. – Ни у тебя, ни у меня их нет. А у них есть, и они будут снабжать нас деньгами и держаться за нас. Мы им нужны. У меня – информация, у тебя – внешность и сила. Они искали тебя два года, и теперь, когда нашли, я не хотела бы оказаться на твоем месте, если ты вздумаешь предать их. Они просто перережут тебе горло, Эстебан, если решат, что смогут обойтись без твоей помощи, особенно сейчас, когда ты знаешь их планы. А уж попытаться сорвать весь куш… – Она пожала плечами. – Нет, мой дорогой, я слишком люблю жизнь, чтобы участвовать в подобной авантюре.

– Но я говорю, Флора, что они хотят дать нам меньше, чем мы заслуживаем. Ключ к успеху в твоих руках, я беру на себя весь риск, – почему же мы должны получить равные доли с остальными?

– Тогда поговори с ними сам, Эстебан, – сказала женщина, снова пожав плечами. – Но вот тебе мой совет: когда ты все узнаешь, ты останешься доволен. Без моей информации они не смогут ничего сделать, и я включила тебя в это дело, но ведь и я не прошу многого, я вполне буду удовлетворена одной шестой частью. Поверь мне, если ты не испортишь дело, одна шестая того, что ты вынесешь, будет достаточной для любого из нас до конца жизни.

Казалось, мужчину не убедили ее слова, и у молодой женщины возникло ощущение, что он не верит ни единому слову. Действительно, она очень мало знала его и встречалась с ним лишь несколько раз после того, как пару месяцев назад увидела его на экране лондонского кинотеатра в фильме, где он играл второстепенную роль римского легионера. Внимание Флоры Хакес привлек его внушительный рост и безупречное телосложение, а вовсе не актерское мастерство, потому что в течение двух лет она и ее сообщники искали человека такого типа, как Эстебан Миранда. Найти актера оказалось не так-то просто, но через месяц упорных поисков она обнаружила Эстебана в одной из заштатных лондонских киностудий. Знакомство состоялось, но до поры до времени Флора не открывала ему истинной цели их дружбы.

Она сразу определила, что он – испанец и, очевидно, из хорошей семьи, но неразборчив в средствах для достижения своих целей. Он моментально согласился принять участие в сомнительной авантюре, разработанной Флорой Хакес и ее четырьмя сообщниками, когда та сделала предложение. Поэтому, зная о его беспринципности, она решила принять все меры предосторожности, чтобы не дать ему возможности в одиночку воспользоваться полученной информацией, а самый главный секрет она решила держать при себе, не доверяя никому из сообщников.

Флора и Эстебан некоторое время сидели молча, поигрывая пустыми бокалами. Неожиданно посмотрев в лицо своего собеседника, женщина перехватила его взгляд, столь красноречивый, что даже менее искушенная в житейских делах представительница слабого пола без труда разгадала бы его смысл.

– Ты можешь заставить меня сделать все, что захочешь, Флора, – сказал мужчина. – Когда ты рядом, я забываю о золоте и думаю о другой награде, в которой ты постоянно отказываешь мне, но которой я однажды добьюсь.

– Любовь и бизнес – несовместимы, – ответила женщина. – Сначала сделай дело, а потом говори о любви.

– Ты не любишь меня, – прохрипел Эстебан. – Я знаю, я видел… Все твои сообщники любят тебя, и ты не отвергаешь их ухаживаний. Вот почему я их ненавижу. Если бы я знал, что ты любишь одного из них, я вырвал бы у него сердце. Я иногда думаю так: сначала ты любила одного, затем другого… Ты слишком фамильярна с ними, Флора. Я видел, как Джон Пеблз сжал твою руку, когда думал, что на вас никто не смотрит. Когда ты танцуешь с Диком Троном, он так прижимается к тебе, что вы не танцуете, а обнимаетесь. Имей в виду, Флора, мне это не нравится, и в один прекрасный день я забуду про золото и может случиться так, что будет не с кем делиться слитками, которые я привезу из Африки. Блюбер и Краски потакают тебе во всем, и, возможно, Краски – самый опасный, потому что он, черт возьми, красив, и я замечаю, какие нежные взгляды ты бросаешь на него украдкой.

Злобный огонек вспыхнул в глазах женщины, и капризным жестом она заставила Эстебана замолчать.

– Какое тебе дело, сеньор Миранда, кого я выбираю в свои друзья, как веду себя с ними, или как они ведут себя со мной? Я хочу, чтоб ты понял: я знаю этих мужчин несколько лет, а тебя всего лишь несколько недель. И если у кого-то и было бы право учить меня, хотя такого права нет ни у кого, то скорее всего – у одного из них, но никак не у тебя.

Его глаза сердито блеснули.

– Так я и знал! – воскликнул он. – Ты любишь одного из них. – Он перегнулся через стол и угрожающе наклонился к ней. – Дай мне только выяснить – кого, и я разорву его на куски!

Он запустил пальцы в свои длинные черные волосы, которые взъерошились, словно грива льва. Его глаза пылали огнем, вызвавшим холодную дрожь в сердце Флоры. Временами он казался сумасшедшим, и женщина подумала, что не стоит дразнить его, а, наоборот, надо попробовать успокоить и вселить надежду.

– Ну-ну, Эстебан, – прошептала она с деланной нежностью, – не надо доводить себя до такого состояния без особых причин. Я же не сказала, что люблю кого-то из них. Просто я не привыкла к подобным проявлениям чувств.

Возможно, вашим испанским сеньоритам это нравится, но я же английская женщина, и если ты меня любишь, веди себя так, как подобает английскому влюбленному.

4
{"b":"3392","o":1}