ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Человек-обезьяна услышал ее слова, слова любви и нежности; звуки ее голоса и запах, который донес до его чувствительных ноздрей блуждающий ветерок, вызвали в нем причудливую смесь эмоций: радость, отчаяние, любовь, гнев, ненависть.

Он увидел, как мужчина у костра обнял женщину, и тогда Тарзан шагнул вперед и произнес только одно слово:

– Джейн! – крикнул он.

Мужчина и женщина повернулись к нему. Фигура Тарзана была освещена отблесками костра. Увидев его, мужчина круто развернулся и бросился в джунгли на противоположной стороне высохшего русла реки. Тарзан спустился вниз и подошел к женщине.

– Джейн! – воскликнул он. – Это ты! Женщина растерялась. Вначале она взглянула на убегающего мужчину, затем вновь перевела взгляд на Тарзана.

Нерешительно шагнула она к человеку-обезьяне.

– Боже мой, – простонала она. – Что все это значит? Кто ты? Если ты Тарзан, то кто же он?

– Я Тарзан, Джейн, – сказал человек-обезьяна. Она посмотрела на подошедшую Флору Хакес.

– Да, – вдруг сказала Джейн Клейтон. – Ты действительно Тарзан – я видела, как ты скрылся с Флорой в джунглях. Но я не понимаю, Джон, как ты, даже пострадав в результате несчастного случая, мог так поступить!

– Я скрылся с Флорой в джунглях? – спросил он изумленно.

– Вот именно! Я же видела тебя своими, глазами. Человек-обезьяна повернулся к Флоре.

– Ничего не понимаю, – пробормотал он.

– Леди Грейсток, – сказала девушка. – Со мною в джунглях скрылся Эстебан Миранда, именно он только что был с вами. А вот это действительно лорд Грейсток. Тот, другой, самозванец, он подло бросил меня, если бы не лорд Грейсток, я была бы уже мертва.

Леди Грейсток нерешительно подошла к мужу.

– О, Джон, – сказала она. – У меня было предчувствие, что я ошибаюсь: сердце подсказывало мне это, но глаза обманули меня. Быстрее, нужно поймать самозванца. Торопись, Джон, иначе мы упустим его.

– Пусть уходит, – возразил человек-обезьяна. – Хотя у меня есть желание догнать его и отобрать украденные алмазы, но я не могу оставить тебя в джунглях одну, Джейн.

– А Джад-бал-джа на что? – спросила она.

– И то верно, – откликнулся Тарзан, – я о нем совсем забыл. – Повернувшись ко льву, он указал в направлении сбежавшего испанца. – За ним, Джад-бал-джа!

Одним прыжком рыжевато-золотистый лев исчез из виду.

– Он убьет его? – спросила Флора, содрогнувшись, хотя в глубине души не испытывала ни малейшей жалости к испанцу.

– Вряд ли, – откликнулся Тарзан и добавил: – может быть, слегка помнет, но притащит его сюда живым по мере возможности. – Затем, как бы забыв о судьбе беглеца, повернулся к своей жене. – Джейн, Усули говорил мне, что тебя нет в живых. Он сказал, что они нашли твое обгоревшее тело и похоронили его. Как же ты оказалась здесь живой и невредимой? Я повсюду искал Мовуту, чтобы отомстить ему за твою гибель. Может и хорошо, что я не встретил его?

– Ты и не мог встретить его, – ответила Джейн Клейтон, – но я не понимаю, почему Усули сказал, что нашел мое тело и похоронил его?

– Пленники, которых он захватил, рассказали ему, что Мовуту отвел тебя в хижину у входа в деревню, связал руки и ноги и привязал к столбу. После того, как деревня сгорела, Усули с остальными вазири вернулись, и пленники показали ему место, где стояла хижина. Там, на пепелище, они обнаружили обгоревший труп рядом с обуглившимся столбом.

– А! – воскликнула Джейн. – Теперь понимаю. Мовуту действительно связал меня и привязал к столбу, но позже он вернулся в хижину и развязал меня. Он попытался овладеть мною. Как долго мы боролись, я не знаю, но схватка так поглотила нас, что мы не слышали звуков пожара. Я увидела у него за поясом нож. Тогда я позволила ему схватить меня, и, когда он обнял меня, я вытащила этот нож и ударила его в спину под левую лопатку. Мовуту умер мгновенно. В ту же секунду вспыхнула крыша хижины. Я была нагой, так как во время схватки он сорвал с меня всю одежду. На стене висел этот белый бурнус, несомненно принадлежавший убитому арабу. Я набросила бурнус и выбежала на деревенскую улицу. Кругом пылали хижины, а последние туземцы убегали через ворота.

Справа от меня находилась часть ограды, еще не охваченная пламенем. Бежать в джунгли через ворота означало попасть в руки врагов, поэтому я перебралась через частокол и незаметно спряталась в джунглях. Мне пришлось скрываться от чернокожих, спасшихся из деревни. Я искала вазири. Отдыхала я на ветвях деревьев, и вот во время такого отдыха в полумиле отсюда я заметила костер.

Подойдя поближе, я обрадовалась, увидев моего Тарзана, но это был не он.

– Значит, они похоронили тело Мовуту? – сказал человек-обезьяна.

– Да, – ответила Джейн. – Но кто был человек, убежавший от меня с Флорой в джунгли? Я думала, что это ты.

Вдруг в разговор вмешалась Флора.

– Выходит, с вазири был Эстебан, когда они отняли у нас золото. Он одурачил наших людей, значит, мог одурачить и вазири.

– Он мог обмануть любого, если сумел обмануть меня, – сказала Джейн Клейтон. – Через несколько минут я обнаружила бы обман, меня ввел в заблуждение мерцающий свет костра, а также радость от того, что я, наконец-то, нашла Тарзана. Я так хотела верить своим глазам.

Человек-обезьяна провел рукой по волосам характерным жестом.

– Не понимаю, как ему удалось обмануть Усули среди белого дня? – спросил он, покачивая головой.

– Я знаю, – откликнулась Джейн. – Он сказал ему, что пострадал в результате несчастного случая и частично утратил память. Так он объяснял множество своих промахов, которые ты не мог допустить.

– Хитрый дьявол, – заметил Тарзан.

– Да, он действительно дьявол, – согласилась Флора.

Прошло больше часа. Трава на берегу русла высохшей реки внезапно разошлась и пропустила Джад-бал-джа. В челюстях лев держал изорванную и окровавленную шкуру леопарда. Он положил ее к ногам своего хозяина.

Человек-обезьяна поднял шкуру, осмотрел ее и нахмурился.

– Значит, Джад-бал-джа все-таки убил его, – сказал он.

– Вероятно, он сопротивлялся, – сказала Джейн Клейтон, – и льву не оставалось ничего другого, как убить его.

– Вы думаете, лев сожрал его? – воскликнула Флора, инстинктивно отодвигаясь от зверя.

– Нет, – ответил Тарзан, – для этого у него не было времени. Утром мы пойдем по следу и разыщем тело. Я хочу получить алмазы обратно. – И он рассказал Джейн удивительную историю о происхождении алмазов.

Следующее утро они провели в поисках тела Эстебана. След в густом кустарнике привел их на край речного берега. Здесь след обрывался, и хотя человек-обезьяна обыскал все кругом, отпечатков он не нашел. Там, где обрывался след испанца, виднелись пятна крови. Наконец Тарзан вернулся к женщинам.

– Человеку, выдававшему себя за Тарзана, пришел конец, – сказал он.

– Ты думаешь, он погиб? – спросила Джейн.

– Уверен в этом. По крови видно, что Джад-бал-джа ранил его. Убегая, он упал в реку. Ни выше по течению, ни ниже следов нет. Думаю, он стал добычей крокодилов.

Флора Хакес снова вздрогнула.

– Он был плохим человеком, – сказала она задумчиво, – но даже последнему негодяю я не пожелала бы такой смерти.

Человек-обезьяна пожал п лечами.

– Он сам виноват в этом. Мир без него, несомненно, станет чище.

– Я во всем виновата, – продолжала Флора. Я привела его сюда, да и остальных тоже, я рассказала им о сокровищах Опара. Это моя идея – разыскать человека, похожего на лорда Грейстока. Из-за меня погибло много людей, из-за меня вы и ваша жена были на краю гибели. Я не смею даже просить прощения.

Джейн Клейтон положила руку на плечо девушки.

– Алчность является причиной преступлений с тех пор, как создан мир. Но за преступлением следует наказание, которое настигает преступника. Вы это ощутили на себе, Флора. Что же касается меня, то я прощаю вас. Думаю, вы получили хороший урок.

– Вы дорого заплатили за свою глупость, – добавил Тарзан, – и достаточно наказаны. Мы отведем вас к вашим компаньонам, которые под охраной дружественного племени движутся к побережью. Они не могли уйти далеко, долгие переходы им не под силу.

42
{"b":"3392","o":1}