ЛитМир - Электронная Библиотека

Татьяна Луганцева

Зуб дареного коня

Глава 1

Красивая стройная девушка с длинными светлыми волосами стояла у подножия водопада и зачарованно смотрела на открывающийся ее взору живописный вид. Холодные капли воды отрывались от общей массы водяного столба и попадали на лицо девушки, неся с собой невероятную свежесть и восторг. У нее слегка кружилась голова, а в ушах шумел звук падающей с высоты воды.

Яна открыла глаза. Над ней склонилось смуглое лицо ее любимого Ричарда, темные глаза с тревогой всматривались в нее. Он старательно обмахивал ее махровым влажным полотенцем. Яна лежала в легкой пижаме на холодном кафельном полу в ванной, а шумел вовсе не водопад, а канализационные трубы.

– Яна, ты снова потеряла сознание! Ты беспокоишь меня, когда-нибудь ты упадешь и повредишь себя или нашего ребенка!

Да, теперь Яна каждое утро встречала в обнимку с унитазом, от токсикоза кишки едва не выворачивало наизнанку.

«Что же это мне так плохо, ведь не ела же еще ничего?» – думала она каждое утро.

Ричард – мужчина всей ее жизни, человек, от которого она в тридцать лет ждала ребенка, поначалу очень пугался, видя Яну в таком состоянии. Он кидался к ней с криками:

– Яна! Яночка! Что с тобой?! Чем я могу помочь?! Может, отнести тебя на кровать?

– Не трогай меня, дай полежать спокойно… – шелестела одними губами Яна, слившись цветом лица с зеленоватой кафельной плиткой на полу, словно она была хамелеоном.

Но так как это повторялось изо дня в день, в конце четвертого месяца Ричард уже спокойно переступал через ее распластанное тело и продолжал бриться, глядя на свое отражение в зеркале.

«Вот она – сила привычки!» – тоскливо подумала Яна, задумчиво глядя в потолок.

Ричард побрызгался туалетной водой и, улыбнувшись Яне на прощание, испарился за дверью.

«Поехал на работу… – пронеслось в голове у Яны. – Счастливый… Как мне надоело сидеть, то есть лежать дома без дела». – Яна обвела взглядом роскошную обстановку особняка Ричарда в Москве, где они в последнее время проживали вместе.

Жизнь Яны с Ричардом напоминала действующий вулкан. Им даже было некогда зарегистрировать свои отношения. Яна, честно говоря, даже и не думала об этом, два раза неудачно побывав замужем, а Ричард тоже не затрагивал эту тему. Периодически возникающие бурные ссоры заканчивались не менее бурным примирением. Достаточно сказать, что встреча их была тоже неординарной, впервые Яна увидела Ричарда в похоронном бюро, куда он пришел проводить в последний путь свою жену, как две капли воды похожую на Яну. Но самым главным было то, что они не могли существовать друг без друга, по словам Яны, погибая в тоске. Яне с Ричардом пришлось много пережить вместе, прежде чем они воссоединились в ожидании потомства. Ожидание это уже подходило к концу. Яна переносила беременность, можно сказать, хорошо, если бы не эта изматывающая тошнота по утрам. Она очень мало ела, причем ей не хотелось ни соленых огурцов, ни квашеной капусты. Каждый день у нее возникали новые желания – экзотические и не очень, от манной каши до плодов манго. Ричард старался как мог выполнять капризы любимой женщины.

В последние месяцы беременности Яна нашла себе развлечение втайне от мужа, а именно – игру в боулинг. Все посетители заведения и обслуживающий персонал с удивлением и интересом наблюдали за высокой молодой женщиной, лихо сбивающей кегли, с большим животом, на котором нелепо топорщилась вельветовая юбка. За одним из таких упражнений ее и прихватило рожать. Яну отвезли в родильный дом прямо со спортивной дорожки и сообщили о происшедшем на сотовый телефон Ричарду.

Ричард примчался в роддом сразу же, нарушая все правила дорожного движения. Медицинские работники шарахались от высокого мужчины с безумными темными глазами и большим шрамом на левой щеке, метавшегося по родильному отделению. От волнения Ричард даже забыл имя и фамилию любимой женщины, ради которой примчался в роддом. Так и смотрел, безмолвно мигая, на строгую медицинскую сестру, которая терпеливо допытывалась у него, как у маленького ребенка:

– К кому вы приехали? Так… понятно. Тогда поставим вопрос по-другому: как вас зовут?

Женщина вздохнула и, пригласив Ричарда присесть на кушетку для посетителей, принялась капать валерьянку в мензурку.

В это время в конце коридора появился еще один мужчина странного вида. В руке он держал букет из роз, вернее, то, что от них осталось, так как мужчина останавливался у двери каждой палаты, заглядывал туда и яростно бил себя букетом по лицу, словно приводя в чувство. Ричард остановил свой взгляд на торчащих стеблях с шипами у мужчины в руках и закричал:

– Цветкова!

Медицинская сестра, вздрогнув и разлив валерьянку на стол, чертыхнулась и сказала:

– Цветы потом купите… когда вспомните кому!

– Цветкова! Фамилия ее – Цветкова! – продолжал бесноваться Ричард, радуясь своему прозрению и, вместо того чтобы ослабить узел галстука, затягивал его все туже.

– А… эта ненормальная, то есть, извините, экстравагантная девица, доставленная из боулинга? – удивленно переспросила медсестра, с большим интересом рассматривая Ричарда.

– Откуда? – оторопело переспросил Ричард.

– Да не важно, – махнула рукой женщина, – следуйте за мной, может быть, вас она послушает. Мы не можем с ней справиться, она никого не слушается.

А Яна в это время, совсем обезумев от боли, залезла под кровать и вцепилась в железные ножки мертвой хваткой. Она напоминала большую черепаху в панцире, так как вытащить ее из-под кровати не представлялось никакой возможности. Ее длинные светлые волосы разлохматились, рубашку на ней разорвали медики, безуспешно пытавшиеся достать Яну из-под кровати. Выглядела она просто устрашающе.

Заметив Ричарда, Яна метнулась к нему, чуть не сбив с ног.

– Дик! Боже мой, если бы я знала, что это так больно, я бы никогда… Ой!

Ричард, удрученный состоянием любимой, затараторил:

– Все нормально, дорогая, все будет хорошо…

– Она не дышит, как положено, – проворчала пожилая акушерка, – этим вредит здоровью ребенка.

– Яна, – строгим голосом произнес Ричард, относя ее на кровать, – дыши вместе со мной, как учили на занятиях. Раз… два… три…

Яна с неприязнью посмотрела на него.

– Не нервируй меня, Дик! Здесь мы – женщины – по другую сторону баррикады от вас, мужчин! Дышать ты предлагаешь вместе, а рожать-то мне! Где справедливость?! А!!!

Когда Яну повезли в родильный зал, Ричард, следовавший за ней по пятам, понял, что потерял не только полжизни от волнения, но и слух от пронзительных криков Яны. Вместо железного поручня Яна вцепилась в теплую ладонь Ричарда с невероятной для ее комплекции и полного отсутствия мускулатуры силой. Все муки Яны были вознаграждены, когда она ощутила тепло от крошечного тельца, копошащегося на ее животе, куда его выложили врачи. К тому же это ощущение совпало с прекращением боли, что тоже не могло не радовать. Еще Яне до конца жизни не забыть выражения лица Ричарда, когда он увидел своего сына и взял его на руки. Яну просто распирало от гордости, что это она подарила ему ребенка. Ричард даже не сразу заметил, что у него распухла правая кисть руки. Это был первый ребенок для них обоих.

Послеродовой период у Яны протекал тоже не стандартно. Если другие женщины отдыхали после родов, спали, то Яна впала в какое-то истерическое бодрствование. Она не спала ни днем ни ночью несколько дней. Лежала она в отдельной палате и ревностно следила за ребенком, все время трогая его за нос, словно он был собакой. Так Яна проверяла его дыхание и температуру. Она смотрела телевизор, без особого аппетита поглощала принесенные ей гостинцы и чувствовала себя опустошенной кошелкой, выполнившей свою главную функцию. У Яны появилось чувство своей ненужности, так как больше от нее уже ничего и не требовалось. Ричард появлялся каждый день, осыпая ее подарками и фруктами и окружая заботой, но все его внимание привлекал крохотный кулек, лежащий в кроватке. Даже разговаривая с ней, он умудрялся с умилением смотреть на сына.

1
{"b":"33923","o":1}