ЛитМир - Электронная Библиотека

То была веселая, жизнерадостная компания – ветераны многочисленных экспедиций, и, подобно всем ветеранам, они пользовались любой возможностью отдохнуть и отвлечься. Смеху и шуткам не было конца. В центре же веселья была маленькая обезьянка, которая то дразнилась, то ласкалась, и которую в ответ также то дразнили, то ласкали. Было очевидно, что между ней и чернокожими гигантами существуют узы глубокой привязанности. Когда ее дергали за хвост, то не сильно, а когда она нападала на них с кажущейся яростью и кусала острыми зубами за пальцы или руки, то было заметно, что делает она это играючи. Их забавы были грубыми, ибо сами они были существами грубыми и примитивными, но все это было игрой и основывалось на взаимной привязанности.

Эти люди только что закончили ужин, как вдруг какая-то фигура, материализовавшись словно из прозрачного воздуха, бесшумно упала в толпу с веток нависшего над лагерем дерева.

Сотня воинов мгновенно схватилась за оружие и так же мгновенно успокоилась. С криками: «Бвана! Бвана!» они столпились вокруг бронзового гиганта, молча стоявшего посреди них.

Они опустились перед ним на колени, словно перед императором или богом, а те, кто был поближе, почтительно касались его рук и ног, ибо для вазири Тарзан из племени обезьян был не только вождем, а чем-то большим, и они по собственной воле поклонялись ему, как своему живому богу.

Но если воины были рады видеть его, то малыш Нкима просто обезумел от счастья. Он поспешно поскакал по спинам коленопреклоненных негров и запрыгнул на плечо Тарзана, где уцепился за его шею, возбужденно тараторя.

– Вы хорошо выполнили мое поручение, дети мои, – промолвил человек-обезьяна, – и Малыш Нкима тоже сделал все хорошо. Он доставил вам мое сообщение, и вот вы все собрались в условленном месте, готовые к действиям.

– Мы все время опережали чужаков на один день пути, бвана, – ответил Мувиро, – а привалы делали далеко от тропы, чтобы они не заметили наших следов и ничего не заподозрили.

– Они и не подозревают о вашем присутствии, – сказал Тарзан. – Вчера вечером я спрятался на дереве над их лагерем и не слыхал ничего, что свидетельствовало бы о том, что они догадываются об отряде, идущем по тропе впереди них.

– Там, где почва была мягкой, шедший в хвосте колонны воин затирал наши следы веткой с листьями, – объяснил Мувиро.

– Завтра мы будем ждать их здесь, – сказал человек-обезьяна, – а сегодня вечером вы будете слушать Тарзана, который расскажет, что вам предстоит делать.

Когда колонна Зверева на следующее утро выступила в путь после ночи отдыха, которая прошла без происшествий, то настроение у всех в заметной степени поднялось. Негры не забыли зловещее предупреждение, которое прилетело к ним прошлой ночью из темноты, но они не умели долго предаваться унынию.

Руководители экспедиции радовались тому, что более трети расстояния до цели было уже пройдено. По разным причинам им хотелось поскорее завершить эту часть плана. Зверев верил, что от успешного выполнения задуманного зависит вся его мечта об империи. Ивич, прирожденный смутьян, был счастлив при мысли, что успех экспедиции причинит неслыханное беспокойство миллионам людей, а также надеялся вернуться в Россию героем, причем героем богатым.

Ромеро и Мори желали окончания экспедиции по совершенно иным причинам. Русского они ненавидели всей душой. Они потеряли всякое доверие к искренности Зверева, который, кичась собственной важностью и будущим величием, слишком много говорил, и Ромеро вскоре понял, что имеет дело с мошенником, и не с одним. Люди этого пошиба, как осознал Ромеро, стремятся осуществить свои эгоистические цели с помощью одураченных простофиль, ставя под угрозу спокойствие и благосостояние народов. Ромеро было нетрудно убедить Мори в истинности своих выводов, и сейчас, полностью разочаровавшись, эти двое продолжали следовать с экспедицией, поскольку считали, что задуманное ими дезертирство может успешно совершиться только тогда, когда отряд снова обоснуется в базовом лагере.

Поход продолжался после снятия лагеря почти час, как вдруг один из чернокожих разведчиков Китембо, ведущий колонну, остановился как вкопанный.

– Посмотри! – сказал он Китембо, шедшему следом.

Вождь подошел к воину. Перед ним на тропе, воткнутая прямо в землю, торчала стрела.

– Это предупреждение, – сказал воин. Китембо осторожно выдернул стрелу из земли и осмотрел. Он был бы рад оставить свои наблюдения при себе, хотя увиденное и потрясло его основательно, но воин также успел разглядеть стрелу.

– Та же самая, – сказал воин. – Одна из тех, что оставались в базовом лагере.

Подошел Зверев, и Китембо передал ему стрелу.

– Точно такая же, – сказал он русскому. – Нас предупреждают, чтобы мы повернули назад.

– Ха! – высокомерно скривился Зверев. – Это всего лишь стрела, торчащая в земле, и ей не остановить колонну вооруженных людей. Я не думал, что ты такой трус, Китембо.

Негр нахмурился.

– Я посоветовал бы вам выбирать выражения, – укоротил он Зверева. – Мне лучше вас известны лесные сигналы опасности. Мы пойдем дальше, потому что мы – смелые люди, но многие уже никогда не вернутся назад. И ваш план тоже провалится.

При этих словах Зверев впал в один из своих частых приступов ярости, и, хотя люди двинулись дальше, они помрачнели и часто бросали злобные взгляды на Зверева и его офицеров.

Вскоре после полудня экспедиция остановилась на отдых. Шли они густым лесом, сумрачным и удручающим, и теперь расселись маленькими группками, поглощая холодную пищу, составлявшую их обеденный рацион. Не было слышно ни песен, ни смеха, разговаривали мало.

Вдруг откуда-то сверху до них донесся голос. Таинственный и жуткий, он говорил на диалекте банту, который понимали большинство воинов.

– Вернитесь, дети Мувиро, – взывал голос. – Идите назад, не то умрете. Покиньте белых, пока не поздно.

Голос затих. Люди в страхе припали к земле, таращась вверх на деревья. Тишину нарушил Зверев.

– Что за чертовщина? Что он сказал? – спросил Зверев.

– Он велел нам повернуть назад, – ответил Китембо.

– Ни за что! – рявкнул Зверев.

– Сами же пожалеете, – произнес Китембо.

– А я-то думал, что ты хочешь стать королем, – закричал Зверев. – Из тебя получился бы отличный король.

Китембо тотчас же вспомнил о пленительной награде, которой Зверев соблазнял его на протяжении месяцев: стать королем Кении. Ради такого стоило рискнуть.

– Мы пойдем дальше, – сказал он.

– Возможно, вам придется применить силу, – сказал Зверев, – но не останавливайтесь ни перед чем. Мы должны идти вперед, невзирая ни на что.

Затем он повернулся к другим офицерам.

– Ромеро и Мори, пойдете позади колонны и будете стрелять в каждого, кто откажется идти вперед.

Люди пока не отказывались идти, и, когда был отдан приказ выступить в путь, они угрюмо заняли свои места в колонне. Так они шли около часа, а потом далеко впереди раздался странный крик, который многие из них слыхали в Опаре, а несколько минут спустя голос в отдалении воззвал к ним:

– Покиньте белых!

Негры принялись перешептываться, и стало очевидным, что назревают беспорядки. Китембо все же уговорил их следовать дальше, чего Звереву ни за что бы не удалось.

– Хотел бы я добраться до того смутьяна, – сказал Зверев Зоре Дрыновой, идя с ней рядом в голове колонны. – Если бы он только высунулся разок, и мы смогли бы в него выстрелить, – вот и все, чего я хочу.

– Это человек, который хорошо знает психологию туземцев, – произнесла девушка. – Вероятно, шаман какого-нибудь племени, по территории которого мы идем.

– Надеюсь, что это так, – отозвался Зверев. – Я не сомневаюсь, что человек этот туземец, но, боюсь, что он действует по указке либо англичан, либо итальянцев, которые надеются таким образом дезорганизовать и задержать нас, пока не мобилизуют силы для нападения.

– Это, конечно, деморализовало людей, – сказала Зора. – Ведь все эти странные события, начиная со смерти Джафара и кончая нынешним днем, они приписывают все той же самой силе, в которой из-за своего суеверия видят сверхъестественное начало.

41
{"b":"3393","o":1}