ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это чистейшее безумие, – вскричала Зора. – Нас здесь только пятеро среди неуправляемой толпы негров, которые боятся и ненавидят нас. Завтра, без сомнения, они нас покинут. Если мы хотим выбраться когда-нибудь из Африки живыми, то нам следует держаться вместе. Позабудьте свои ссоры и давайте отныне действовать сообща, в полном согласии, ради нашего общего спасения.

– Ради вас, сеньорита, я согласен, – сказал Ромеро.

– Товарищ Дрынова права, – проговорил Ивич.

Зверев убрал руку с револьвера и угрюмо отвернулся, в оставшуюся же часть ночи в дезорганизованном лагере заговорщиков царило если не согласие, то покой.

Когда наступило утро, белые увидели, что негры все как один поснимали французские мундиры, а из листвы ближайшего дерева это тоже заметили и другие глаза – серые глаза, в которых мелькнуло насмешливое выражение. Чернокожие слуги и те отказались прислуживать белым, примкнув к людям своей крови, поэтому белым пришлось самим готовить завтрак после того, как попытка Зверева призвать слуг к повиновению получила резкий отпор.

Пока они ели, к ним приблизился Китембо в сопровождении вождей других племен, входивших в состав экспедиции.

– Мы уходим со своими людьми на родину, – объявил вождь племени базембо. – Оставляем вам пищу из расчета, чтобы ее хватило для возвращения. Многие наши воины хотят убить вас, и мы не сможем им помешать, если вы попытаетесь пойти с нами, ибо они боятся мести духов, которые сопровождают вас уже много лун. Останьтесь здесь до завтра. После этого можете идти, куда угодно.

– Но вы не можете бросить нас вот так, без носильщиков, без аскари, – возразил Зверев.

– Вы больше не можете приказывать нам, белый человек, – сказал Китембо, – так как вас мало, а нас много, и ваша власть над нами кончилась. Вы во всем потерпели провал. За таким руководителем мы не пойдем.

– Китембо, ты не прав! – зарычал Зверев. – Вы все будете за это наказаны.

– Кто нас накажет? – усмехнулся негр. – Англичане? Французы? Итальянцы? Вы не посмеете пожаловаться им. Они накажут вас, а не нас. Может быть, вы пойдете к Рас Тафари? Да он вырежет ваше сердце, а тело бросит собакам, если узнает, что вы замышляли.

– Не можете же вы оставить эту белую женщину в джунглях без слуг, носильщиков и достаточной защиты, – настаивал Зверев, осознав, что его первый аргумент не произвел впечатления на черного вождя, который сейчас держал в своих руках их судьбы.

– Я не намерен оставлять белую женщину, – сказал Китембо. – Она пойдет со мной.

И только теперь белые впервые поняли, что вожди окружили их и взяли на прицел.

Во время разговора Китембо подошел ближе к Звереву, рядом с которым стояла Зора Дрынова, и теперь чернокожий вождь протянул руку и схватил девушку за запястье.

– Пошли! – сказал он, и в тот же миг что-то пропело над их головами, и Китембо, вождь племени базембо, схватился за стрелу, вонзившуюся в его грудь.

– Наверх не глядеть, – раздался голос в вышине. – Смотреть на землю, а кто поднимет глаза, тот умрет. Послушайте внимательно, что я вам скажу, черные люди. Расходитесь по домам, а белых оставьте здесь. Не трогайте их. Они принадлежат мне. Я все сказал.

Выпучив глаза и дрожа, чернокожие вожди отшатнулись от белых, оставив Китембо корчиться на земле. Они поспешили через лагерь к своим товарищам, которые обезумели от ужаса, и прежде чем вождь племени базембо испустил дух, чернокожие туземцы похватали заранее распределенную меж собой поклажу и, толкаясь, поспешили выбраться на звериную тропу, которая вела из лагеря на запад.

Белые в ошеломлении наблюдали за бегством воинов, храня молчание до тех пор, пока не скрылся последний чернокожий, и они остались одни.

– Как вы полагаете, что имел в виду голос, говоря, что мы принадлежим ему? – хрипловато спросил Ивич.

– Откуда мне знать, – проворчал Зверев.

– Может, это привидение – людоед? – предположил, улыбнувшись, Ромеро.

– Он нам так уже навредил, – сказал Зверев, – что мог бы на время оставить нас в покое.

– Не такой уж он и злой, – произнесла Зора, – ведь он спас меня от Китембо.

– Спас, чтобы самому попользоваться, – возразил Ивич.

– Ерунда! – воскликнул Ромеро. – Намерение этого таинственного голоса столь же очевидно, как и тот факт, что это голос человека. Кто-то хочет расстроить планы нашей экспедиции, и я думаю, что Зверев был близок к истине вчера, когда сказал, что за этим стоят англичане или итальянцы, которые пытаются задержать нас, пока не соберут достаточно сил.

– И это доказывает то, что я давно уже подозревал, – заявил Зверев. – Среди нас есть предатель и не один.

Он многозначительно посмотрел на Ромеро.

– Это означает лишь то, что сумасбродные идиотские теории всегда терпят крах на практике, – сказал Ромеро. – Вы полагали, что все негры Африки сбегутся под ваше знамя и сбросят всех иностранцев в океан. Теоретически вы, возможно, были правы, а на практике же вашу мечту, словно мыльный пузырь, разрушил один-единственный человек, знающий то, чего не знаете вы – психологию туземцев. Любая идиотская теория обречена на провал. Такова реальность.

– Ты рассуждаешь, как предатель, – угрожающе произнес Ивич.

– Ну и что вы сделаете? – спросил мексиканец. – Я по горло сыт всеми вами и вашим мерзким корыстным планом. Ни у тебя, ни у Зверева нет ни капли чести. Насчет Тони и сеньориты Дрыновой я склонен сомневаться, так как не могу представить себе, что они мошенники. Их ввели в заблуждение, как и меня, а обманули нас вы и вам подобные, морочащие головы миллионам людей.

– Ты не единственный предатель среди нас, – вскричал Зверев, – и не один поплатишься за свою измену.

– Ни к чему сейчас об этом, – сказал Мори. – Нас и так слишком мало. Если мы начнем выяснять отношения и убивать друг друга, то не выберемся из Африки живыми. А если вы убьете Мигеля, то вам придется убить и меня и я не уверен, что вам это удастся. Может, я убью вас.

– Тони прав, – сказала девушка. – Давайте заключим перемирие, пока не выберемся к цивилизации.

Итак, достигнув некоего вооруженного перемирия, все пятеро отправились на следующее утро назад в базовый лагерь, а тем временем Тарзан и его воины вазири, обогнав их на целый день пути, двигались кратчайшей дорогой к Опару.

– Может, Лэ там и нет, – объяснил Тарзан Мувиро, – но я намерен наказать Оу и Дуза за их предательство и тем самым подготовить почву для безопасного возвращения верховной жрицы, если она еще жива.

– А как насчет белых врагов, которые остались в джунглях? – поинтересовался Мувиро.

– Никуда они не денутся, – ответил Тарзан. – Они слабы и плохо знают джунгли. Передвигаются медленно. Мы можем нагнать их в любой момент, когда захотим. Больше всего сейчас меня волнует Лэ, потому что она – друг, а те – всего лишь враги.

Во многих милях от Тарзана предмет его дружеской заботы приближался к поляне в джунглях, – поляне, вырубленной человеком и предназначавшейся для стоянки многочисленного отряда, но сейчас несколько грубых хижин были заняты горсткой негров.

Рядом с женщиной шел Уэйн Коулт, полностью восстановивший свои силы, а за ними по пятам – Джад-бал-джа, Золотой Лев.

– Наконец-то мы нашли лагерь, – сказал Коулт. – Благодаря вам.

– Да, но он покинут, – ответила Лэ. – Все ушли.

– Нет, – возразил Коулт. – Вон там, справа, возле хижин сидят негры.

– Очень хорошо, – сказала Лэ. – А теперь я должна покинуть вас.

В ее голосе прозвучала нотка сожаления.

– Не хочется прощаться, – сказал мужчина, – но я знаю, что ваше сердце далеко отсюда и что ваша доброта задержала ваше возвращение в Опар. При всем желании я не могу словами выразить мою благодарность, но думаю, вы понимаете, что у меня на душе.

– Да, – ответила женщина, – и этого достаточно, чтобы знать, что я нашла себе друга, я, у которой так мало верных друзей.

– Позвольте мне пойти с вами в Опар, – предложил Коулт. – Вас там поджидают враги, и моя скромная помощь может вам пригодиться.

43
{"b":"3393","o":1}