ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И это все? – с сомнением спросил Кемпбелл. – Вы уверены, что в одиночку опустошите траншею?

– Не совсем в одиночку, но опустошу, – улыбнулся Тарзан. – Между прочим, ваши люди смогут пройти по туннелю от поста к траншее, если хотите. Но не раньше, чем через полчаса после взрыва гранаты.

Прихватив ручную гранату, Тарзан повернулся и двинулся в сторону фронта. Проходя по территории лагеря, он вновь вспомнил странного офицера, чье лицо на миг озарилось отблеском костра. Это выглядело невероятным, но сейчас ему казалось, что загадочный офицер весьма напоминает фрейлейн Кирчер – немецкую шпионку, которую он видел в штабе в ту ночь, когда похитил германского майора.

Миновав передовые посты британских войск, Тарзан направился к Нуме. Заслышав шаги хозяина, лев встал и тихо заурчал. Человек-обезьяна улыбнулся: урчание скорее напоминало скуление голодной собаки, нежели рычание царя зверей.

– Ничего, Нума, потерпи, – пробормотал Тарзан на языке великих обезьян. – Скоро ты убьешь и наешься.

Он отвязал льва, и вскоре они уже продвигались по нейтральной территории. С обеих сторон раздавались отдельные винтовочные выстрелы, изредка вдалеке слышались разрывы снарядов. И хотя все это не представляло реальной опасности, Нума нервничал, при каждом резком звуке припадал к земле и жался к ногам Тармангани, как бы ища у него защиты.

Осторожно два зверя двигались к сторожевому посту немцев. Тарзан сжимал в одной руке гранату, полученную в штабе англичан, в другой держал конец поводка.

Наконец цель была достигнута, зоркие глаза человека-обезьяны различили голову и плечи часового, стоящего на посту. Тарзан прикинул расстояние, выдернул чеку, метнул гранату и упал на землю. Раздался сильный взрыв. Нума нервно вздрогнул и попытался убежать, но человек-обезьяна сумел его удержать, а затем вскочил на ноги и бросился вперед, таща льва за собой. У края поста он на мгновение задержался и заглянул вниз. В живых никого не осталось, уцелел лишь пулемет, защищенный мешками с песком.

Нельзя было терять ни минуты. Часовые слышали взрыв и сразу поняли, в чем дело, поэтому в любой момент в туннеле можно было ожидать появление подкрепления. Нума не желал прыгать в воронку, пропахшую порохом, но Тарзан не мог ждать – одним толчком он сбросил льва вниз. Перед ними темнело отверстие, ведущее в ход сообщения. Тарзан втолкнул Нуму в туннель, быстро снял пулемет с бруствера и положил рядом с собой. Затем он разрезал шнурки, удерживающие мешки на передних лапах льва. Прежде чем тот сообразил, что его страшные когти свободны, Тарзан сдернул мешок с головы льва и перерезал ошейник. Нума заупрямился, не желая идти вглубь туннеля, но Тарзан несколько раз уколол его ножом, и ему пришлось подчиниться. Освободив задние лапы хищника, Тарзан с трудом затолкал его в ход сообщения и двинулся следом с пулеметом в руках.

Вначале Нума шел медленно и осторожно, но вдруг испустил низкий рык и рванулся вперед. Тарзан понял, что лев почувствовал запах мяса. С пулеметом в руках человек-обезьяна следовал за львом, ясно различая его рычание, смешанное с криками испуганных людей. Губы Тарзана искривила зловещая усмешка.

– Они убили моих вазири, – шептал он. – Они распяли Васимбо, сына Мувиро!

Когда Тарзан спрыгнул в траншею, она была пуста. За поворотом ему открылось ужасающее зрелище: в углу траншеи сбилось в кучу с десяток обезумевших солдат, которых терзал своими страшными клыками и когтями Нума – живое воплощение свирепости и хищного голода. В попытке спастись от этого страшного чудовища, с детских лет наполнявшего их ужасом, люди били и отталкивали друг друга, стремясь выскочить из траншеи через бруствер.

Английские войска, медленно продвигавшиеся по нейтральной территории, сначала столкнулись с перепуганными неграми, бегущими навстречу с поднятыми руками, затем услышали крики, проклятия и стоны, доносившиеся из немецких окопов. Судя по всему, там царил кромешный ад; единственное, что сбивало англичан с толку, – ясно различимое дикое рычание разъяренного льва.

Когда они достигли траншеи, то те, кто двигался по левому флангу, заметили огромного льва, перемахнувшего через траверс с телом вопящего солдата и исчезнувшего во мраке ночи. Еще дальше они увидели Тарзана, поливающего продольным огнем из пулемета немецкие траншеи. Внезапно из блиндажа как раз позади человека-обезьяны выскочил немецкий офицер. Он поднял брошенную кем-то винтовку с примкнутым штыком и начал подкрадываться к Тарзану, увлеченному стрельбой и не замечавшему, что творится вокруг. Англичане закричали, предупреждая об опасности, но из-за дальности расстояния и грохота выстрелов их голоса не достигали слуха Тарзана. Немец вскочил на бруствер и поднял винтовку для предательского удара в спину, но вдруг человек-обезьяна с быстротой Ара-молнии обернулся и прыгнул на противника. Это был дикий зверь, и рычание дикого зверя срывалось с его уст. Именно животный инстинкт, которым обладают многие обитатели джунглей, подсказал Тарзану, что кто-то подкрадывается к нему из-за спины, а когда он обернулся, то мгновенно узнал знаки различия на мундире – точно такие же носили убийцы его жены и верных вазири.

Это был дикий зверь, чьи зубы впились в плечо гунна, а пальцы сомкнулись на его жирной шее. Вот тут-то ребята из второго Родезийского полка увидели такое, что навсегда осталось у них в памяти. Гигантский человек-обезьяна поднял тяжелого немца в воздух и принялся трясти его, как терьер трясет крысу или львица Сабор – свою жертву. Они видели, как глаза немца вылезли из орбит от страха, как в напрасном сопротивлении он упирается руками в могучую грудь своего противника. Они видели, как Тарзан внезапно развернул офицера, уперся коленом ему в спину, обхватил его шею рукой и резко рванул на себя. Немец рухнул на землю, неестественно выгибаясь назад, и страшно крича, затем что-то хрустнуло, и Тарзан отбросил в сторону мягкий безжизненный труп, еще секунду назад бывший человеком.

Крики одобрения замерли на губах солдат второго Родезийского полка, ибо в этот момент Тарзан поставил ногу на труп поверженного врага и, подняв голову к небу, испустил леденящий душу победный клич обезьяны-самца.

V. ЗОЛОТОЙ МЕДАЛЬОН

Ограниченный контингент Британской армии в Восточной Африке, понеся существенные потери в боях с превосходящими силами противника, постепенно приходил в себя. Немецкое наступление было приостановлено, и теперь гунны, отчаянно сопротивляясь, пятились назад вдоль железной дороги на Танга. Прорыв их оборонительных линий был осуществлен как раз на левом фланге, когда Тарзан выпустил льва-людоеда на суеверных и охваченных страхом солдат-аскари. Второй Родезийский полк немедленно занял покинутую траншею и кинжальным пулеметным огнем по смежным траншеям противника отвлек внимание на себя, обеспечив тем самым успех проведенной англичанами широкомасштабной наступательной операции, в результате которой удалось восстановить равновесие сил.

Шли дни, складываясь в недели. Немцы отчаянно сражались, борясь за каждый клочок безводной безжизненной пустыни. Офицеры Второго Родезийского полка, бывшие свидетелями лютой казни старшего лейтенанта фон Госса, более не встречали Тарзана из племени обезьян, исчезнувшего на их глазах в расположении немецких войск. Кое-кто поспешил объявить его погибшим.

– Да, – согласился полковник. – Но уверен, что в плен его взять невозможно!

Он был прав и не прав.

Все эти недели Тарзан был занят определенной работой. Ему удалось собрать важные сведения о расположении германских частей, методах ведения войны германским генштабом и прочих существенных вещах. Исходя из полученной информации, Повелитель джунглей, конечно, мог бы, даже в одиночку, доставить немецкой армии массу неудобств, но не это было его целью.

Кроме всеохватывающего желания мести, его мучила мысль о немецком шпионе, которого он хотел захватить и доставить английскому командованию. Да, это была шпионка – Тарзан видел, как женщина передавала бумаги немецкому генералу… А позже видел ее в лагере британских войск… Вывод? Однозначен: она – шпионка!!!

10
{"b":"3394","o":1}